Cуд над Козулиным – что это было?

Приговор в отношении экс-кандидата в Президенты РБ Александра Козулина вызвал широкий общественный резонанс. Вместе с тем многих граждан Беларуси, не владеющих достоверной информацией о судебном разбирательстве, интересует, так за что же все-таки осудили А.Козулина? За комментарием по этому вопросу мы обратились к известному правозащитнику, руководителю юридической службы А.Козулина Олегу Волчеку.

- Олег, если кратко, как Вы можете охарактеризовать сам судебный процесс над А.Козулиным – что это было?


- Я могу сказать, что судебное разбирательство по уголовному делу в отношении кандидата в Президенты Республики Беларусь Александра Козулина проходило с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства, в обстановке предвзятости и односторонности, с явным обвинительным уклоном.


- Можно ли назвать процесс открытым, если многие журналисты в первый день не смогли попасть в зал суда?


- Согласно закона суд должен обеспечить открытое судебное разбирательство уголовного дела. Первый день судебного процесса показал, что суд проходит за закрытыми дверями. Несмотря на то, что судья А. Рыбаков объявил суд открытым, многие желающие не смогли попасть в зал, рассчитанный на 50 человек, на улице остались 82 представителя общественных организаций, журналисты, иностранные граждане, а также друзья и коллеги А. Козулина по работе. Перед входом в здание суда стояли около двадцати сотрудников спецслужб. Чтобы попасть в зал заседания, необходимо было пройти еще несколько кордонов. У входа проверяли паспорта граждан и вносили их фамилии в какие-то списки. Можно было подумать, что судят особо опасного террориста или какого-нибудь лидера преступной группировки. И представьте, какое моральное давление испытывал профессор, кандидат в Президенты А.Козулин!


- В первый и последний дни судья применял практику удаления граждан из зала суда. Насколько такие решения законны?


- В действительности судья имеет право удалять лиц, присутствующих в зале заседания. Но только в случае объявления судебного заседания закрытым или нарушения лицом общественного порядка в ходе судебного заседания. При этом удаляется лишь лицо, нарушающее порядок, но не все присутствующие граждане. Судья же Рыбаков, посчитав, что общественный порядок грубо нарушается чьим-то смешком, умудрился удалить из зала заседания даже нескольких послов, присутствовавших в зале.


- Обратимся к ходатайствам. Так нужно ли родственнику иметь лицензию на оказание адвокатских услуг, чтобы в суде защищать своего близкого человека?


- Стороной защиты несколько раз заявлялись ходатайства о допуске в качестве защитника Ольги Козулиной для представления интересов своего отца Александра Козулина. Однако судья Рыбаков и прокурор Бортник постоянно отказывали в этом на основании того, что двух защитников для Козулина достаточно, а Ольга Козулина не имеет адвокатской лицензии. Согласно Уголовно-процессуального кодекса обвиняемый сам определят, сколько у него должно быть защитников. Законодательством это количество не ограничено. Закон не требует также, чтобы близкий родственник обвиняемого должен обязательно иметь лицензию на адвокатскую деятельность. Ему даже необязательно быть юристом.


- Защита А. Козулина заявила около 70 ходатайств, и практически все они были отклонены. Не ущемлялись ли таким образом права обвиняемого?


- Все ходатайства заявлялись защитой с целью всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела в отношении А. Козулина, опровержения доказательств стороны обвинения, однако судья практически все их отклонил, причем без четкого юридического обоснования. Среди отклоненных ходатайств – просьбы о разрешениях на ношение подсудимым галстука и видеосъемку в ходе судебного разбирательства, об изменении меры пресечения, о приобщении фото- и видеоматериалов, об истребовании дополнительных материалов со стороны потерпевших, о вызове в суд высокопоставленных чиновников, которые являлись свидетелями инкриминируемых преступлений, об установлении и привлечении к ответственности участников процесса, не явившихся без уважительной причины в суд и ряд других важных ходатайств. То, что судья отклонил ходатайства о вызове целого ряда свидетелей (А. Лукашенко, В. Наумова, Н. Карпенкова, Д. Павличенко и других), которые в не меньшей степени владеют информацией о событиях тех дней, очевидно, свидетельствует о позиции суда. Согласно закону судья обязан рассмотреть каждое заявленное ходатайство и удовлетворить его, если обстоятельства, подлежащие выяснению, имеют значение для уголовного дела. В результате таких незаконных действий судьи А. Козулин не раз заявлял ему отвод.


- Имел ли право прокурор С. Бортник прерывать А. Козулина, когда тот давал свои показания? На процессе это случалось слишком уж часто...


- Прокурор Бортник обрывал Козулина, когда он говорил: «Как кандидат в президенты я получил определенные права...». Все попытки разъяснить суду, что в момент совершения инкриминируемых ему действий он обладал определенными правами, как лицо, претендующее на высшую должность в государстве, заканчивались тем вмешательством прокурора в его объяснения. Ему явно не хотелось, чтобы в суде звучало имя Козулина как кандидата в Президенты Республики Беларусь. Прокурор мотивировал свои действия тем, что все разъяснения А.Козулина о его статусе не относятся к делу. Согласно УПК РБ первым допрашивает обвиняемого сторона обвинения, однако нигде не говорится, что прокурор имеет право в любой момент остановить допрашиваемое лицо, не говоря уже о цензуре слов обвиняемого. В соответствии со статусом обвиняемого заявлять о своей виновности или невиновности, представлять доказательства является его правом. И никто, включая прокурора, не имеет права препятствовать ему в этом.


- Правозащитники уже заявили, что процесс проходил односторонне. В чем, на ваш взгляд, это выразилось?


- Приведу несколько примеров. Во время допроса сотрудника Национального пресс-центра Алексея Цыбулько адвокату Игорю Рынкевичу удалось получить ответы только на три из двадцати заданных вопросов (!) — все остальные судья посчитал не имеющими отношения к делу. Рыбаков запретил мне как свидетелю защиты зачитывать показания, изложенные в письменной форме, несмотря на то, что закон разрешает пользоваться письменными заметками. Мало того, он еще и забрал их у меня, чтобы я не смог ими пользоваться в ходе своего допроса. При этом оскорбил меня, назвав «бывшим юристом».


Далее. Отказ суда в вызове главного свидетеля по эпизоду 25 марта Д. Павличенко. Судья прерывал свидетелей и адвокатов при одном упоминании ими событий 2 марта в ДК железнодорожников, когда Александр Козулин был избит и задержан бойцами «Алмаза» при попытке пройти на III Всебелорусское собрание.


А.Козулин спросил у потерпевшего спецназовца, который участвовал в разгоне демонстрации 25 марта: «Выдавались ли вам спецсредства – дымовые или шумовые гранаты, которые могли бы взорваться?». Судья тут же заявил: «Вопрос снимается, он не имеет отношения к данному делу» (!). И таких примеров можно привести множество. После подобных незаконных действий судьи, который вовсе не стремился объективно разобраться в деле и устранить противоречия в показаниях свидетелей обвинения и потерпевших, А.Козулин и заявлял ему отводы.


Поэтому правозащитники правы, заявляя, что суд умышленно не принимал мер по обеспечению равенства прав сторон и не создавал необходимых условий для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела. Этим суд еще раз подтвердил свою предвзятость.


- До сих пор не выяснена судьба трех пропавших граждан. Поднимала ли защита вопросы о пострадавших во время разгона митинга 25 марта?


- Конечно. Такие вопросы задавались солдатам неоднократно. Судья Рыбаков не посчитал необходимым выяснять, сколько всего пострадавших и, возможно, погибших мирных граждан было 25 марта. Подобные вопросы защиты к «потерпевшим» спецназовцам снимались с той мотивировкой, что это не является предметом доказывания. Именно с этой целью в самом начале процесса защита заявляла ходатайства о приобщении к материалам дела видео- и фотоматериалов, на которых видно, как людей избивали спецназовцы, какие телесные повреждения были нанесены мирным гражданам, а также фотографии предположительно погибших граждан. На одной из видеокассет отчетливо слышна команда «Вперед на врага» , и колонна солдат двинулась на мирных граждан… Судья отклонил ходатайства о приобщении данных доказательств защиты.


- А насколько предъявленные суду видеоматериалы подтвердили обвинения виновность А.Козулина?


- Я хочу отметить, что не только не подтвердили – наоборот, вся информация на кассетах была в пользу А.Козулина. Просмотр видеозаписи не подтвердил того, что кто-то из мирных граждан бросал камни, металлические прутья или бутылки в сторону спецназовцев. На видеокассете, где запечатлены события 17 февраля, не зафиксировано, чтобы Козулин избивал Якимовича, ругался нецензурной бранью и своими действиями нарушал общественный порядок в фойе пресс-центра. Видеозапись изобличила именно «потерпевших» солдат, поскольку их показания, данные в первые дни суда, прямо противоположны зафиксированным на видеопленке.


- Были ли свидетели со стороны защиты по событиям 25 марта?


- Свидетель Н. Картышев (доверенное лицо кандидата в Президенты А. Козулина), бывший офицер МВД, охарактеризовал действия силовиков во время разгона мирных демонстрантов 25 марта как непрофессиональные, грубые и ничем не мотивированные. Также он пояснил, что взрывные устройства, примененные против шествующих людей, были не самодельными, а устройствами промышленного производства. Это четко запечатлено на видеокассете, которую суд отказался приобщить к материалам дела.


Свидетель Любовь Лунева, журналист «Радыё Свабода» рассказывала о пострадавших среди участников шествия к спецприемнику-распределителю на ул. Окрестина, которых зверски избивали бойцы спецподразделений. Прокурор очень нервно и раздраженно реагировал на вопросы А.Козулина к журналистке и не давал на них отвечать, поскольку ее показания расходились с показаниями солдат внутренних войск. Практически все вопросы к данному свидетелю со стороны Козулина были отклонены. Козулин высказал возмущение поведением гособвинителя. В ответ на это гособвинитель потребовал удалить Александра Козулина из зала судебных заседаний.


Таким образом, подсудимый был лишен последнего слова. Это было беспрецедентно жесткое решение, которое в судебной практике обычно не применяется.


Адвокат Д. Горячко призвал прокурора С. Бортника возбудить уголовное дело против якобы потерпевших солдат и милиционеров, которые давали ложные показания. Просмотр видеокассет показал, что никто не кидал в солдат камней, а свидетели со стороны защиты подтвердили, что солдаты сами без повода избивали мирных граждан. Прокурор никак не отреагировал на это заявление.


- На суде отсутствовали «потерпевшие» солдаты. Разве мог процесс продолжаться без них, ведь фактически их показания легли в основу предъявленного Козулину обвинения?


- На протяжении шести дней судебного разбирательства суд так и не предпринял попыток установить причину их неявки. То, что солдаты находились в командировке, отнюдь не уважительная причина игнорировать судебный процесс. В такой ситуации потерпевших доставляют в суд принудительно. Тем более, что их показания на предварительном следствии явно противоречили материалам судебного следствия и они были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Защита Козулина заявила, что в такой ситуации продолжать судебный процесс невозможно, поскольку нарушаются как права обвиняемого, так и права потерпевших - те не могут выслушать аргументы обвиняемого. Однако судья Алексей Рыбаков постановил продолжить слушание дела. Следует отметить, что солдаты служат в подразделении Д. Павличенко, может, поэтому судья так и не осмелился показать свою судебную власть, принудив прийти на процесс его подчиненных? А.Козулин, в свою очередь, заявил, что суд "умышленно и преднамеренно уводит процесс от объективного рассмотрения дела", и у него, как у обвиняемого, появились "веские основания для подозрений судьи и государственного обвинителя в сговоре".


- Как вы считаете, будет ли оправдан Александр Козулин Минским городским судом?


- Обвинения, выдвинутые кандидату в президенты Республики Беларусь Александру Козулину, в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения. В связи с этим они являются незаконными и необоснованными. Приговор, вынесенный А. Козулину, основан на лжесвидетельствах сотрудников милиции и солдат, доказательства по делу не были всесторонне проверены и проанализированы в суде. Уверен, сто вышестоящий суд обязан оправдать А. Козулина по всем эпизодам предъявленного ему обвинения за отсутствием в его действиях состава преступления. Если же Мингорсуд этого не сделает, то в Беларуси будет создан судебный прецедент. Кандидат в Президенты пострадал за то, что стал популярным и альтернативным А. Лукашенко кандидатом. Таким образом, создана реальная угроза уголовного преследования всех тех, кто в дальнейшем осмелится баллотироваться на пост главы государства. Как говорится, чтобы другим неповадно было… По этим причинам сегодня мы придаем исключительное значение результатам судебного процесса в отношении Козулина.


Беседовал Алесь ГАВРИЛЮК, http://www.kozylin.com

17:05 31/07/2006






загружаются комментарии