Мир с перевернутой головой

Нуждается ли Москва в союзной Беларуси  для реэкспорта российских вооружений в Иран? С Ираном активно развиваются отношения у Беларуси. Можно ли прогнозировать, что этим воспользуется Москва, чтобы сильно не афишировать свою заинтересованность в развитии некоторых сфер двусторонних отношений с Тегераном?

По данным Jane’s Intelligence Digest, Белоруссия может реэкспортировать российские системы ПВО в Иран. Информированные источники ведущего центра военного анализа сообщили, что в январе делегация высокопоставленных иранских военных неофициально посетила Минск. «Во время визита прошли переговоры о передаче ЗРК С-300ПС Ирану для защиты от возможных авиаударов со стороны ВВС Америки и Израиля», – утверждают источники. Эта информация, опубликованная в начале апреля 2006 г, была сразу же опровергнута официальными лицами в Москве и в Минске .
После посещения в июле венесуэльским президентом Уго Чавесом столиц ряда неугодных Вашингтону стран, в том числе Тегерана и Минска, и подписания в Москве многомиллиардной оружейной сделки с Каракасом, вызвавшей резкую реакцию Госдепартамента США, военное сотрудничество Союзного государства России и Белоруссии с Ираном вновь стало объектом пристального внимания со стороны Запада.

Действительно, в течение последних десяти лет отмечалось интенсивное развитие всесторонних отношений между  Белоруссией и Ираном. Были открыты посольства, осуществлены взаимные визиты глав государств, многочисленных официальных делегаций на различных уровнях, подписан целый ряд межправительственных соглашений о сотрудничестве в различных областях экономики, культуры, образования и т.д., получило развитие взаимной торговли, действует смешанная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, начата реализация совместных инвестиционных проектов. Как сообщалось, в 1998 г. во время официального визита белорусского президента в Иран было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве между Белоруссией и Ираном.  Однако сколько-нибудь  документированная информация о сотрудничестве двух стран в военной сфере практически ограничивается упоминаниями о поставках вооружений, оставшихся в распоряжении Белоруссии после распада СССР, которые были в основном распроданы к началу нового тысячелетия. Претендуя на открытость в области внешней торговли оружием, белорусские власти заявили, что торгуют вооружениями строго в соответствии  с международными нормами, и с 2002 г. впервые среди стран СНГ начали публиковать официальные национальные отчеты о политике экспортного контроля, экспорта вооружений и военной техники. Начальник отдела экспортного контроля управления международной безопасности белорусского МИД Василий Павлов  представил Национальный отчет Республики Беларусь о политике экспортного контроля, экспорта вооружений и военной техники в 2002-03 годах и сообщил, что первый такой отчет охватывал период 2001-02 гг. . По его словам, Основными покупателями белорусской военной техники и вооружения являются Иран, Кот-д Ивуар, Судан и Алжир. Наибольшим спросом пользуются танки, боевые машины, артиллерийские системы. В соответствии с данными статистики   международной торговли оружием, публикуемой  институтом  SIPRI, за период с 1995 по 2005 год Белоруссия поставила в Иран военной техники (37 танков Т-72М1) на общую сумму 39 млн. долларов. А по оценкам некоторых экспертов, занимающихся изучением Ирана, отсутствует информация о том, что Белоруссия имеет военно-технические контакты с Ираном (Фархад Хосрохавар специалист по современному Ирану, научный руководитель Центра анализа и социологических исследований при Высшей школе социальных исследований (Франция)


В целом фактические показатели товарооборота между двумя странами свидетельствуют о незначительной доле Ирана в общем объеме внешней торговли Белоруссии. Так, в 2005 г. при общем объеме внешней торговли Белоруссии в размере около 32 млрд. долларов на долю Ирана приходилось только 38,4 млн. долларов, т.е. 0,12%.  Что касается довольно частых упоминаний Белоруссии в контексте поддержания активных связей с группой так называемых стран-изгоев, то в такого рода сообщениях отсутствуют ссылки на достоверные источники, и различные сведения относятся либо к разряду предположений, либо к разряду полученных из источников, которые в свою очередь ссылаются на  секретные данные, которые не подлежат разглашению. При этом довольно ограниченное количество публикаций на эту тему фактически повторяет одну и ту же информацию, изложенную в различной интерпретации. Иначе говоря, создается впечатление, что соответствующие публикации на данную тему базируются главным образом на каких-то намеках или полунамеках, извлеченных из информационно-пропагандистской помойки общего пользования.  


Конечно, поскольку белорусские власти фактически продолжают проведение информационной политики по стандартам советской эпохи, характеризовавшейся максимальной закрытостью, было бы наивным  ожидать от Минска  публикации хотя бы отрывочных данных о секретных сделках с проблемными режимами. Но ведь давно известно, что во времена «холодной войны» Советский Союз никогда не афишировал свой экспорт вооружений, и тем более не публиковал данные о торговле оружием. При том, что секрет Полишинеля ни для кого не был секретом, Москва предпочитала делать вид, что  советское оружие на экспорт не поставляется, а если и попадают за границу какие-то отдельные виды  советского оружия, то это оружие, которое производится по советским лицензиям в союзных государствах.  Как представляется,  такая аналогия вполне может быть применима по отношению к Белоруссии.  Во всяком случае, электронная промышленность Белоруссии  производит значительный ассортимент изделий, применяемых в оснастке современного оружия, а в производстве некоторых видов электронных средств ПВО имеет соответствующую специализацию. Имеются также и совместные с Россией предприятия, включая холдинг «Оборонительные системы», который совершенно на законных основаниях предлагает свою продукцию на экспорт. Известна развитая производственная база по ремонту различных видов военной техники и т.п. То есть, республика имеет достаточно большой производственный потенциал. Не вдаваясь в пересказ многократно повторенных текстов об опытности и  ловкости белорусских  продавцов военной техники и обширных связях с цепочками зарубежных посредников, достаточно сказать, что белорусские структуры, отвечающие за экспорт вооружений, имеют тесные контакты как с Ираном, так и с другими странами Ближневосточного региона, которые традиционно выступали в качестве реэкспортеров вооружений. Так что при наличии налаженной системы связей вести торговлю оружием – не проблем. Главное – проблема обеспечения скрытности таких операций.


Однако, хотелось бы подчеркнуть, что в сегодняшнем мире для таких быстро развивающихся стран как Иран важнейшим способом получения современного оружия является приобретение соответствующих технологий. Но не путем закупки комплектных предприятий, а путем перемещения знаний – обучение своей молодежи соответствующим специальностям  за рубежом в таких дружественных государствах, как, например, Белоруссия, приглашение нужных специалистов для работы у себя в стране, а также осуществление «научно-технического сотрудничества» с соответствующими институтами и учреждениями, к примеру, в той же Белоруссии. Перемещение «мозгов» из одной страны в другую не привлекает особого внимания и практически не позволяет выявить объекты их применения. Привлекательность и двусторонняя прибыльность этого бизнеса не вызывает сомнений.


Что касается вопроса использования Белоруссии  для реэкспорта российских вооружений, то, как представляется, Россия в этом не нуждается. Во всяком случае, каких-либо свидетельств о совершении таких операций в последний период не отмечалось. При наличии только морских и воздушных путей сообщения между Россией и Ираном вряд ли есть необходимость для привлечения Белоруссии к тем или иным сделкам. А у Белоруссии, как известно, нет прямого выхода в мировой океан. Вот если бы Белоруссия имела такое же географическое  положение как Объединенные Арабские Эмираты, в частности, аналогичное княжеству Абу-Даби, которое фактически стало оффшором для иранских капиталов и  перевалочным пунктом для поставки любых товаров со всего света в Иран, тогда, вероятно, этому вопросу следовало бы посвятить отдельное исследование.  



Алекс Диркерд, «Wider Europe» (www.w-europe.org)

17:12 22/08/2006




Loading...


загружаются комментарии