Никита Белых: Никакого реального союза России и Белоруссии при Лукашенко не будет

Об этом сказал лидер СПС  на круглом столе «Белоруссия: между Россией и Европейским Союзом. Политические и экономические перспективы», который проходил в рамках Экономического Форума в Крынице (Польша) 8 сентября 2006 г. Его доклад сайт Союза Правых Сил передает полностью:  

Распад Советского Союза породил несколько дополнительных векторов во внешней политике России и, по сути, создал целый ряд дополнительных точек напряженности. Новые границы внутри бывшей империи обозначили территориальные притязания новых государств друг другу, появились сложности с определением статуса этнически русского населения в национальных республиках, разгорелись этнические конфликты. Россия вынуждена выстраивать принципиально новые экономические и политические отношения со своими соседями. Одна из таких точек напряженности для России на карте нового мира – это Белоруссия.


Белоруссия – последняя диктатура в Европе, с совершенно особенным, персонализированным политическим режимом имени президента.


Присутствие или влияние России в Белоруссии вызвано несколькими блоками интересов. Во-первых, геополитическое положение Белоруссии – на стыке Евросоюза и России – формирует особое положение этого государства. Через Белоруссию проходит транзит углеводородов в Европу. Есть планы по созданию транспортного коридора из Юго-Восточной Азии в Европу через Россию и Белоруссию. Кроме того, Белоруссия разрывает буферную зону, которая образовывается вокруг России в случае создания Сообщества демократического выбора (Грузия, Украина, Эстония, Латвия, Литва, Молдавия и Польша подписали Декларацию о создании СДВ).


Интересен для российского бизнеса и промышленный комплекс Белоруссии, частично сохранившийся со времен Советского союза: машиностроительные, металлообрабатывающие, химические, нефтехимические, сельскохозяйственные предприятия.


Кроме того, российское политическое руководство стремится распространить свое влияние на ближайших соседей.


Однако основная сложность взаимоотношений России и Белоруссии проистекает не из российско-белорусских отношений и даже не из особенностей режима Лукашенко.


Основная проблема, как ни парадоксально, состоит в особенностях внутреннего курса самой России. Политические амбиции властных элит формируют авторитарный режим советского образца. Настроения среди российского населения позволяют и, даже больше, в некотором роде легитимизируют авторитарные проявления в России. К тому же, на фоне близкого к диктаторскому режима Лукашенко легкий российский авторитаризм выглядит вроде бы вполне пристойно.


В целом специфика политического режима России определяет внешнюю политику. Можно говорить, с одной стороны, об имперских амбициях родом из советского прошлого. С другой стороны, – о характерной для любого авторитарного режима агрессивной позиции во внешней политике. Что, в конечном итоге, создает жесткий раздел между Россией и Западом (при всей широте понятия последнего). Этот жесткий раздел как раз и ставит для стран СНГ дилемму: Запад или Россия.


Дилемма эта на самом деле ложная и не отвечает сегодняшним реалиям.


Российский правящий класс, даже в его нынешнем виде, сам ориентирован на Запад. Усиленно внедряемый в массовое сознание россиян брэнд «энергетической державы» не имеет никакого смысла без западных потребителей. Сегодня почти 100% российской энергии экспортируется в Европу. Эти поставки сравнительно малозатратны, при этом цены на энергию в самой Европе высокие.


Заявления о возможной переориентации российских энергоресурсов на Восток (в том числе – Китай) – по большей части блеф. Ни у «Газпрома», ни у любой другой энергетической компании в России нет таких средств, чтобы осуществить этот проект. Максимум на что можно рассчитывать – это диверсификация энергопотребителей, которая, впрочем, произойдет очень не скоро. И если даже все проекты нефте- и газопроводов на Восток будут реализованы, то по оценкам специалистов, экспорт углеводородов в Азиатско-Тихоокеанский регион не превысит 20% общего объема экспорта.


Т.е. российская авторитарная модель, точнее – ее экономическая основа, в своем нынешнем виде почти полностью зависит от западных потребителей углеводородного сырья.


Как это ни парадоксально, но именно экономическая зависимость России от экспорта нефти и газа на Запад в комбинации с авторитарными тенденциями во внутренней политике страны способствуют усилению режима Лукашенко.


Иными словами, существование последней диктатуры в Европе оплачивается в складчину российской правящей элитой и европейскими потребителями.


Простая арифметика. В ценовых условиях начала 2006 года Белоруссия экономит на импорте российской сырой нефти $3,9 млрд. Российские компании, не уплачивая экспортную пошлину при ввозе нефти в Белоруссию, также получают дополнительный доход около $370 млн. Если сравнивать с продажей нефти на внутреннем рынке России, то поставки в Белоруссию для российских компаний - это дополнительные $1,5 млрд выручки. Однако российский бюджет недополучает экспортных пошлин на $3,5 млрд. Заметим, что о дотировании белорусского народа речь не идет. Белорусы покупают нефтепродукты по ценам, которые выше российских и приближаются к среднеевропейским.


Природный газ - вторая товарная позиция, по которой белорусский режим эксплуатирует страстное желание России восстановить хотя бы в рамках двух государств советскую империю. "Голубое топливо" для Белоруссии сегодня продается по цене чуть меньше $47 за 1000 кубометров. При объемах поставок 2005 года и с учетом рыночной цены даже в $150 "Газпром" дарит режиму Лукашенко около $2 млрд. ВВП Белоруссии в 2005 году составил $29,5 млрд. Получается, что российские власти субсидировали режим Лукашенко в таких объемах, какие не снились ни одному государству в мире. И это еще не все виды косвенной поддержки, которую оказывает Россия Белоруссии.


При этом перспектив у Союзного договора двух стран, очевидно, уже нет. Никакой заинтересованности в дальнейшей интеграции у Лукашенко нет и быть не может. Он, как любой диктатор, может быть озабочен только сохранением собственного режима. Ничто другое по определению не входит в сферу его интересов.


В России тоже всем уже очевидно, что никакого реального союза России и Белоруссии при Лукашенко не будет. Однако именно апеллируя к этому союзу, Лукашенко по-прежнему требует к себе особого отношения как к участнику объединительного процесса России и Белоруссии.


Надо отметить, что ориентация Лукашенко на Россию действительно является ложной. Достаточно посмотреть на несколько недавних шагов белорусского руководства. Принято решение перекрывать вещание НТВ в Белоруссии. Прозвучало предложение поднять тарифы на транзит нефтепродуктов по территории Белоруссии в полтора раза. Вполне прогнозируемо требование белорусских властей об оплате российских военных баз на территории Белоруссии. После ареста в России состава белорусского сахара произошел демонстративный арест целого конвоя российских грузовиков, перевозящих сигареты транзитом в Калининград.


Авторитаризм, антизападничество внутри страны и одновременная сырьевая ориентированность на Запад привели к тому, что российское руководство загнало себя в угол по отношению к будущему Белоруссии.


Для сохранения режима Лукашенко мы вынуждены идти на все новые экономические жертвы, прекрасно понимая, что никакой реальной интеграции не будет. И никаких серьезных политических (а тем более экономических) выгод поддержка Лукашенко не принесет. Разве что на его фоне российское руководство выглядит более-менее цивилизованно.


По сути дела Россия стала последним в мире меценатом авторитаризма.


Не спонсором, который вкладывает деньги, ожидая экономической отдачи, а именно меценатом, который действует бескорыстно, т.к. экономические льготы, предоставляемые Лукашенко, сложно объяснить заботой о национальных интересах России.


Никакой экономической целесообразности в поддержке Лукашенко нет.


Наше экономическое сотрудничество идет по нисходящей, и это не сложно доказать, если не прикрываться высокими ценами на нефть и газ. Если вычесть из нашего товарооборота поставки нефти и газа, то станет очевидным, что товарооборот между нашими странами сокращается. По итогам I квартала 2006 года доля России в экспорте Белоруссии упала до 32%, тогда как доля ЕС выросла до 50, 2%. В 2005 году в стоимостном выражении торговый оборот между странами сократился на 10, 7%. В физическом выражении объем экспорта упал на 10, 9, импорта - на 12, 9%.


Но основная проблема даже не в том, что поддержание режима Лукашенко обходится России дорого, проблема в том, что это бесперспективная трата средств.


Лукашенко стал единственной гарантией сохранения видимости российского влияния в Белоруссии. Именно видимости, т.к. Лукашенко успешно препятствует серьезному проникновению российского бизнеса в страну. В Белоруссии перекраивают вещательные сетки "Первого канала", "России" и НТВ, "упорядочивают" режим выхода российских газет, арестовывают российских журналистов. Россия не может последовательно защищать свои интересы. Российским СМИ проще продемонстрировать лояльность режиму Лукашенко, чем отстаивать свою независимость самостоятельно, без политического участия российской власти. 


При этом поддержка продолжается, т.к. падение режима Лукашенко приведет к полной дискредитации любых авторитарных моделей развития и автоматически приведет Белоруссию к необходимости интеграции в западные демократические структуры.


Для российской правящей элиты в ее нынешнем виде это будет безусловным стратегическим поражением, т.к. она продолжает мыслить в логике холодной войны. При этом надо учесть, что безоговорочная поддержка режима Лукашенко разводит российскую элиту и будущий белорусский режим. По логике исторического развития режим Лукашенко рано или поздно завершится. В Минске в период президентской кампании проходили многочисленные оппозиционные митинги, а это значит, что страх перед режимом внутри страны ослабевает и возникает спрос на демократические процедуры и либеральные ценности. И новый политический режим будет легитимировать себя через отрицание режима Лукашенко. Что в будущем создаст дополнительные напряженности в отношениях Белоруссии и России.


Иное отношение к европейскому вектору развития Белоруссии возможно, только если сама Россия будет придерживаться этого вектора. Что в нынешней политической ситуации в принципе невозможно.


Поэтому пока благоприятная ценовая конъюнктура на нефтяном и газовом рынке сохраняется, позиции режима Лукашенко, как одного из важнейших транзитных звеньев в экспорте российских энергоносителей, находящихся под контролем нынешней власти, останутся достаточно прочными.


Также, как и позиции нынешней правящей в России группировки.


Таким образом, взаимозависимость России и Белоруссии проявляется уже в том, что движение от авторитаризма к демократии возможно в наших странах только синхронно.


В этом смысле Белоруссия, скорее всего, повторяет судьбу стран Восточной Европы времен холодной войны. Истинная демократизация стала там возможна только после начала перестройки в Советском Союзе.



14:43 11/09/2006






загружаются комментарии