Свершится правосудие?

Сегодня в 10.00 в Минском городском суде начнется рассмотрение кассационной жалобы на приговор экс-кандидату в президенты Александру Козулину. Второй претендент на президентский мандат - Александр Милинкевич - призвал своих сторонников прийти в этот день к зданию суда. А сам Козулин обратился с открытым письмом к судьям, поскольку, несмотря на просьбу защиты, обвиняемого вряд ли привезут на процесс.

«Высокий суд!


Я еще надеюсь, что данное обращение к судьям возможно в нашей стране. Ведь это обращение подразумевает не только уважение обращающегося к Вам, но и обратную связь  - то, что данный суд высок как в профессиональном, так и в нравственном отношении, что честь и закон превыше всего. Как говорили древние: «Пусть погибнет мир, но свершится правосудие!», особенно, добавлю, если такой мир строится на лжи и страхе.


Надеюсь, что для большинства из Вас принципы законности, равенства граждан перед законом, справедливости и гуманности (ст.3 УК Беларуси) являются для Вас не просто звуком, а являются основными идеями, которыми судья не может поступиться. Думаю, что перед Вами не могут быть поставлены никакие другие задачи, кроме как непреложные задачи уголовно-процессуального закона, призванного способствовать формированию в обществе уважения к правам и свободам человека и гражданина, утверждению справедливости (ст.2 УПК Беларуси).


Я надеюсь на все вышесказанное, несмотря на то, что мне сейчас в это верить тяжело. Тяжело верить, потому что на мантию белорусского правосудия нанесено очередное грязное пятно, которое марает ее, язвой обжигает судейское сообщество Республики Беларусь.


Это пятно   уголовное дело, которое было сфабриковано органом уголовного преследования в лице следователей МВД, а затем направлено в суд Московского района, где судья Рыбаков по его материалам вынес незаконный и необоснованный приговор в отношении меня.


Не требуя к себе как к белорусскому гражданину особенного отношения, в то же время хочу обратить внимание, что данное дело было возбуждено против меня как кандидата в Президенты Республики Беларусь.


Сам факт возбуждения уголовных дел в отношении кандидата в президенты страны, говорит о том, что дело носит ярко выраженный политический характер. Это было сделано с целью воспрепятствовать мне в выполнении моих конституционных обязанностей и лишить возможности избирателей сделать осознанный выбор среди кандидатов на высший государственный пост. О каком уважении к правам и свободам человека и гражданина в нашей стране может идти речь, если нагло и беспринципно попираются права и свобода кандидата в Президенты Республики Беларусь?


Репрессивное давление на меня развернулось во всю мощь еще в период сбора подписей. Членов моей инициативной группы запугивали, избивали, увольняли с работы, изымали подписные листы, позже случились стрельба, поджог их автомашин. Режим личной власти использовал весь свой административный ресурс, приложил немало усилий, задействовал специально обученных бойцов спецподразделений в препятствовании мне, членам моей инициативной группы и партийным активистам в ведении избирательной кампании.


Уже первый день после официальной регистрации меня кандидатом в Президенты показал, что выборы в нашей стране проходят по сценарию, подготовленному в администрации действующего президента. Все другие, не предусмотренные этим планом, шаги жестко пресекались.


В этом я еще раз убедился, попытавшись провести пресс-конференцию в Национальном пресс-центре. Все действия должностных лиц этого учреждения были направлены на непредставление мне такой возможности, а все мои попытки выяснить, на каком основании это делается, вылились в спровоцированный ими конфликт с охранниками и бойцами спецподразделения, посланными в здание КЗ  Минск  для противодействия кандидату в президенты.


При известных обстоятельствах 2 марта 2006 года на мои законные действия снова обученные бойцы в количестве более десяти человек набросилась на меня, журналистов, доверенных лиц и начали выталкивать из здания, не объясняя причин. Ко мне применили специальные приемы удушения, избили, затолкали в автобус, и обливающегося кровью увезли. Именно неправомерные действия со стороны неизвестных тогда мне лиц, направленных на незаконное лишение меня свободы и незаконное удержание длительное время в здании и объясняют мое поведение в помещении Октябрьского РУВД.


Расследование эпизода по 25 марта, что особенно ярко выяснилось в суде, вообще вызывает одно недоумение. Ни следователи, ни суд так и не установили то, в чем же можно обвинить непосредственно меня.


Все обвинения, выдвигаемые против меня следственными органами, изначально являлись надуманными и сфабрикованными. Прокуратура не предоставила достоверных доказательств моей вины в инкриминируемых мне преступлениях.


И я ожидал суда, надеясь, что уж он-то выяснит истинные причины и природу обвинения и расставит все точки над  Ё . Я рассчитывал на то, что суд даст беспристрастную правовую оценку действиям органов уголовного преследования, нарушениям при производстве следственных действий, игнорированию требований законов и прав участников процесса.


Однако суд не стал всесторонне и полно исследовать действия следственных органов по фальсификации доказательств, искусственному созданию доказательств моей вины. Уже на стадии назначения и подготовки разбирательства дела судья Рыбаков А.В. отмахнулся от требований, заявленных в ходатайствах защиты, в том числе не истребовал материалы, не вызвал свидетелей из числа должностных лиц. Начиная с моего задержания на предварительном следствии, на мою голову щедро сыпали доводы обвинения. Получается, и в суде служитель Фемиды начал процесс с того, что ревностно следил, как бы на чаше защиты не появились хоть небольшие гири правды и справедливости, а порой самолично добавлял свинца на чашу обвинения.


Да, у нас пока пытками не добиваются получения  царицы доказательств    признания вины. Найден другой  убийственный  аргумент. Им сделали информацию из милицейских спецслужб, в условиях придания первостепенности, безусловного доверия и самодостаточности, показания милиционеров стали в белорусских политических процессах  царьком доказательств . И этим в процессе надо мной судья с прокурором воспользовались с лихвой. Допросив в суде лишь в большинстве своем свидетелей обвинения из числа работников госорганов, спецслужб, что свидетельствует о предвзятости и явном обвинительном уклоне всего судебного процесса, о нарушении принципа состязательности уголовного процесса.


Вообще же с первого дня судебного заседания я понял, что судья Рыбаков не настроен на объективное и всестороннее судебное расследование. Его предвзятое отношение ко мне, к свидетелям защиты, гражданам, пришедшим на суд, включая послов Евросоюза и представителям посольств США и ОБСЕ, переходящее в откровенную грубость, показало, что судья пойдет на все, чтобы выполнить заказ сверху. Достаточно вспомнить, как обращался судья ко мне, к защитникам и другим присутствовавшим на процессе.


В ходе всего разбирательства дела судья и гособвинитель С.Бортник нарушали как нормы уголовно-процессуального права, так и нормы человеческой морали и этики. В связи с чем мной и моими защитниками было подано около десяти отводов судье и прокурору на основании недоверия им из-за очевидной их личной заинтересованности в обвинительном исходе дела.


А апогеем всего этого спектакля, судилища, стал отказ мне в законном праве выступить с последним словом. Судью Рыбакова, так же как и А.Лукашенко при моем выступлении на телевидении, испугала мысль, что я расскажу всю правду о выборах, о действующем президенте, о судебной системе страны, о сфабрикованности дела против меня, и об это услышат граждане, присутствовавшие в зале и за его пределами.


Приговор, не прочитанный в установленном порядке мне как обвиняемому, они посчитали не выполнившим свою карательную роль. Поэтому и заставили какое-то неизвестное лицо зачитать этот приговор еще раз, но уже мне одному в окружении конвоя в совершенно пустом зале после окончания судебного процесса.


Мои обвинители, лишив меня последнего слова, стремились, чтоб оно не стало известно широкой международной и белорусской общественности, чтоб мир не узнал от меня правду о том, как в Беларуси расправляются с осмелившимися оспаривать президентский пост у А.Лукашенко политическими оппонентами. Это преследование ведется методами печально известных времен со стремлением к унижению и уничтожению. В стране не останавливается работа судебного конвейера по административным делам, когда задержанных демократических активистов помещают под арест, развернулась в судах и масштабная кампания по уголовному преследованию представителей оппозиции   в стране растет число политзаключенных. На примере инквизиционных судебных процессов надо мной, активистами  Партнерства , другими политическими оппонентами режима власти миру демонстрируется, что Беларусь не обрела профессиональных судей, принадлежащих к высшей духовной аристократии. Выходит, что судьи, назначаемые автократическим правителем, ничем не отличаются от чиновников, обслуживающих репрессивную юстицию.


Я еще раз убеждаюсь, что наша судебно-правовая система нуждается в реформировании, демократизации. И в ходе избирательной кампании в моей программе были соответствующие задачи, обеспечивающие введение суда присяжных, реальную независимость судей.


Позор уголовного процесса надо мной даже не в жестокости и несоразмерности наказания   хотя этот аспект удивил как правоведов, так и простых граждан; и даже не в заказном характере этого дела   что стало очевидным даже для любого гражданина. А в том, что должностные лица органов внутренних дел, прокуратуры, суда, участвующие в уголовном преследовании меня по данному делу, сделали свой выбор между совестью, законом, с одной стороны, и с другой   ростом по служебной лестнице, выбрав последнее. Власть в открытую показала, что она может влиять на любое должностное лицо и тем самым добиваться, хотя это громко сказано, скорее указывать какое именно решение, какой приговор должен выноситься, чтобы получить очередную должность.


Уже дошло до для находящихся в заточении, что взамен за этот судебный фарс в отношении меня, власть предложила судье Рыбакову новую должность, а именно   председателя суда Фрунзенского района г. Минска. Вот они  тридцать серебряников , ради которых можно забыть и про честь мундира, и просто гражданскую честь и достоинство. Но ведь это не Рыбакова А.В. власть подкупила. Власть этим самым ответила на вопрос:  А судьи кто? . Эта сделка   это позор для всего судейского корпуса, в котором работают в большинстве своем порядочные, честные люди, которые посвятили свою жизнь служению закона. Как назвать то, что делает власть, когда взамен на  нужный  приговор (в данном случае незаконный и необоснованный) судье дают должность. Что это? Это   не заблуждение, не судебная ошибка, а преступление против правосудия. И уголовный закон знает ему название   вынесение заведомо неправосудного приговора (ст.392 УК).


Всем также стало ясно, что приговор вынесен мне не устами судьи Рыбакова, а самим Лукашенко А.Г. накануне истечения срока легитимного занятия им поста президента. Это его словами судья назначил мне максимальные сроки наказания.


Суд кассационной инстанции, при желании, сможет остановить эту вереницу фальсификаций доказательств, подлогов и незаконного уголовного преследования меня по политическим мотивам.


Никогда не поздно спасать от такого бесславия судебно-правовую систему нашей страны! Наше общество давно ждет от судей Республики Беларусь гражданских поступков, честного, компетентного и независимого рассмотрения дел, особенно в отношении преследуемых оппонентов режима личной власти.


В начале своего обращения я искренне раскрыл перед Вами свои надежды на то, что наша судебная власть может стать самостоятельной и независимой. Надеюсь, попытка отдельных недобросовестных судей бросить тень на всю судебную систему будет пресечена в первую очередь самими судьями.


Прошу разрешить мне участвовать в рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции, а также обязать участвовать в рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции лиц, признанных по делу потерпевшими для дачи объяснений.


Я не прошу у суда снисхождения, лично мне оно не нужно, так как я не совершал уголовно наказуемых деяний. Я же Вас прошу судить по совести, советуясь со своими внутренними, а не навязанными сверху, убеждениями. Прошу объективно рассмотреть мое дело и принять единственно законное решение».


Кстати, еще вчера пресс-службе А.Козулина стал известен состав Коллегии Мингорсуда, которая будет рассматривать кассационную жалобу экс-кандидата. Она состоит из судей Комисарова В.Н. (председательствующий), Хрипача С.Ф. и судьи-докладчика Шапошниковой Л.И.


09:45 19/09/2006




Loading...


загружаются комментарии