Милинкевич: Если будет объявлен референдум, мы готовы к уличным акциям протеста.

Недавно Александр Милинкевич ответил на вопросы участников форумов «Политика» интернет-портала TUT.BY.  Вопросов было очень много, и все они очень разные. «Белорусский партизан» публикует сегодня, на наш взгляд, самые интересные вопросы белорусов к лидеру объединенных демократических сил и, конечно, самые интересные ответы Александра Милинкевича, которые характеризуют его не только как политика, но и человека.

- Когда можно будет увидеть более жесткие направленные на РЕЗУЛЬТАТ действия со стороны оппозиции по отношению к действующей власти?


- Если Вы имеете в виду уличные акции протеста, то сегодня никто из нас не сомневается, что вернуть свободу в Беларусь можно только мирными массовыми уличными акциями протеста. То, что удалось сделать весной, не было спонтанным протестом белорусов, а результатом кропотливой работы во время избирательной кампании тысяч людей по всей стране. Но 20-30 тысяч человек на площади недостаточно для того, чтобы власть стала прислушиваться к мнению народа. Поэтому необходима, прежде всего, каждодневная черновая работа и в столице и в глубинке, на предприятиях, в университетах, в колхозах, работа информационная и мобилизационная. Этой работы мы не увидим в сводках новостей мировых телеканалов, но она необходима для создания атмосферы широкого общественного протеста.


-  Чем мы можем Вам помочь? (от белорусов зарубежья)


- Уверен, задача каждого соотечественника, который по тем или иным причинам, оказался за рубежом – поддерживать внимание правительств, СМИ, граждан своих стран к ситуации в Беларуси. Проводить акции солидарности с демсилами в Беларуси и быть нашими «народными дипломатами».


 -  Как вы планируете противостоять планам по вхождению в состав России?


- Противостоять аншлюсу должны в первую очередь мы сами. Важно, чтобы люди понимали, в чем опасность так называемого «объединения». Для этого необходима серьёзная информационная кампания. Последние мои переговоры с лидерами европейских стран показали, что Европа также обеспокоена возможной инкорпорацией Беларуси в состав России. Есть понимание того, что это является угрозой стабильности и безопасности в Европе. В нашей стране огромное число людей, особенно молодежи, которые никогда не согласятся с исчезновением их родины с политической карты мира. С правовой точки зрения, любой референдум в стране, где давно нет демократических  процедур, доступа к независимой информации, никогда не будет признан мировым сообществом. Моя позиция, с которой я выступаю на всех международных встречах: страны ЕС и США должны единодушно заявить ещё до проведения возможного референдума о его нелегитимности и непризнании его результатов. Если будет объявлен референдум, мы готовы к уличным акциям протеста.


 - Объясните, на что идут тысячи долларов, получаемых из Европы.


 - На поддержку деятельности независимых радиостанций, вещающих из-за границы, на создание независимого телевидения, на поддержку остатков общественных организаций и независимой прессы, на помощь репрессированным.


- Готовы ли Вы на консолидацию сил и привлечение в свои ряды новой оппозиции?


- Не только готов, но и обсуждаю перспективы сотрудничества с новыми гражданскими инициативами в Минске и регионах, которые возникли после событий на площади. Кроме того, немало усилий ушло на преодоление противоречий в широкой демократической коалиции. К сожалению, не все проблемы решены. Моя позиция остается неизменной – чтобы победить режим надо идти одной колонной. Приглашаю к сотрудничеству и координации действий всех желающих, нам нужны добровольцы свободы.


- Поменяется ли Ваша стратегия и тактика?


- Наша стратегия проста: для того, чтобы жить в свободной Беларуси, необходимы свободные выборы. Сегодняшняя власть не желает их проводить. Мы можем добиться честных  выборов только с помощью мирных уличных акций. Наша деятельность направлена на то, чтобы эти акции были массовыми.


- Вы уже готовы к решительным действиям, если в акции протеста примут участие несколько сот тысяч человек?


- Для меня решительные значит победные действия, но никак не безрезультатное махание шашкой наголо. Политик должен нести ответственность за свои слова и действия. Победа возможна при следующих условиях: если в акциях протеста примут участие действительно несколько сот тысяч человек и если пассивная часть население хотя бы морально будет на стороне тех, кто на площади.


- Какие ещё способы смены власти, если не площадь?


- В наших условиях, похоже, что другого варианта нет.


- В каком году пройдут следующие выборы президента Республики Беларусь? (пожалуйста, конкретнее, а не "когда белорусский народ будет готов свергнуть режим" и т.п.).


- Бессмысленно ждать 2011 года, это будет ещё более наглый фарс. Моя цель сделать все, чтобы свободные выборы в нашей стране прошли намного раньше. 


- Почему после выборов все затихло, ведь Вы обещали продолжать кампанию противостояния?


- Протестные настроения  в обществе не ослабли, они только растут. Но это не обязательно должно выражаться в каждодневных массовых акциях, хотя уличные протесты необходимы, и ближайшую массовую акцию мы проводим 16 сентября в Минске. Борьба с режимом многогранна. Столкновения с силами режима не самоцель, главное для нас – борьба за умы наших сограждан. Людей, для которых свобода, правда, справедливость, независимость Беларуси не пустой звук, должно становиться больше.


Мне очень больно, что непростительно много времени и сил было потрачено на «разборки» внутри коалиции.


-  В случае если референдум по так называемому Конституционному Акту будет навязан белорусскому народу и будет совмещен с местными выборами, пойдете ли Вы на участок и примите ли участие в этом референдуме?


 - Бойкот имеет смысл только тогда, когда у нас с вами есть возможность убедить большинство людей не придти на участки. Но практическое отсутствие доступа к альтернативной информации вкупе со страхом «заставит» большинство людей бросить бюллетени, какие бы вопросы там не ставила власть. Судьба референдума и Беларуси будет решаться на улицах и, что немаловажно, на международном уровне.


- С кем именно из представителей Администрации Кремля Вы имели встречу накануне президентских выборов 2006 года? Были ли среди этих людей сотрудники российских спецслужб? Имели ли Вы ранее встречи с российскими политологами Карагановым и Павловским?


 - Встреча была на уровне советника администрации. В коллекции моих московских визиток сотрудников спецслужб нет. С Карагановым и Павловским я знаком.


- Есть ли среди российских политиков те, кого вы можете назвать своим


единомышленником? Кто из них ближе всего к вам по политическим взглядам?


 - Во время избирательной кампании успешно сотрудничали с Союзом Правых Сил, встречался с лидерами «Яблока». В Минск на акции протеста приезжали лидер СПС Никита Белых, сопредседатели Республиканской партии Владимир Рыжков и Владимир Лысенко.


- Почему вы еще в политике - ведь во многих странах есть принцип: проиграл - уходи. Почему Вы не уступите место другим?


 - Мне не известен такой принцип. Лидерство определяется не на заседаниях и собраниях, а только успешной работой. Я делаю свою работу, и оценку мне ставит, без преувеличения, белорусский народ. Сегодня, значительная часть граждан считает меня своим лидером, и я не имею морального права устать, сойти с дистанции или предаться рассуждениям типа уходить - не уходить. Я продолжаю работать, бремя лидерства меня не отягощает.


- Скажите насколько возможно откровенно ... Вы лично считаете официальную власть и президента причастными к исчезновению известных Вам людей и Завадского в частности?


И сюда же: Насколько серьёзно Вы относитесь к версиям/словам Алкаева?


 - Я  искренне хотел бы перестать связывать власть с известными политическими исчезновениями в стране. Но она не дает такого повода. Расследование постоянно стопорится. При громких заявлениях, о том, что для власти дело чести найти причастных к исчезновениям, складывается впечатление, что правда об этих событиях самой власти не нужна. Показания Олега Алкаева в этом деле очень важны, хотя бы с той точки зрения, что власть опять же не дает им никакой оценки, не опровергает их. Это только усиливает подозрения. Возможно, власть надеется, что за давностью лет общество перестанет интересоваться судьбой пропавших. Но, уверяю, ставить этот вопрос мы будем до тех пор, пока не узнаем правды, а виновные не предстанут перед судом и не понесут заслуженное наказание.


- Если Вы или Ваши соратники придут к власти:


  Каков будет статус русского языка?


  Какой будет РБ - президентской или парламентской?


  Запланировано ли Вами вступление РБ в НАТО или наоборот предполагается нейтралитет?


 - Белорусский язык должен занять надлежащее место. Нигде, кроме как в Беларуси, никто не будет заботиться о его сохранении и развитии. Это наша история, наше наследие, наша душа, если хотите. В то же время, каждый, кто считает своим родным языком русский, каждый, кто разговаривает на русском, будет иметь в Беларуси все возможности обучаться, разговаривать, работать на этом языке. Так же как и для национальных меньшинств будут созданы условия для изучения языка этих меньшинств. Сила Беларуси, будущее Беларуси, как раз в культурном многообразии, в мирном сосуществовании разных наций, культур, религий.


Я выступаю за парламентско-президентскую республику. С теми полномочиями, которые имеет сегодня Александр Лукашенко, не может справиться ни один, даже самый талантливый человек. Президент не должен подменять собой парламент – не должен иметь права издавать декреты, администрация президента не должна подменять собой Совет Министров, президент не должен иметь права назначать власть на местах – там будет самоуправление.


Считаю, что, согласно Конституции, Беларусь должна сохранять реальный нейтралитет до тех пор, пока этого желает наша народ.


- Предпринимаете ли Вы что-нибудь для освобождения А. Козулина?


- Да. Вопрос освобождения белорусских политзаключенных, в том числе и Александра Козулина, я ставлю на каждой встрече с лидерами европейских государств. Международный прессинг на режим в Беларуси с целью освобождения политзаключенных, считаю на сегодняшний день очень важным. Особенно в ситуации, когда, будем откровенными, общество не созрело до того, чтобы массово требовать от власти освобождения экс-кандидата в президенты Беларуси.



- Как вы охарактеризуете свои действия 25 числа, когда Вы назвали Козулина провокатором и оправдывались в отделении?


 - Я не называл Козулина провокатором. Считаю, что любой политик должен думать о судьбе соотечественников, принимать взвешенные и ответственные политические решения, просчитывать все последствия своих заявлений и действий. Я сторонник мирных акций протеста. Считаю, что действия Александра Козулина, призвавшего людей идти к спецприемнику на Окрестина,  были не до конца продуманными и осознанными, скорее даже эмоциональными. В результате власть использовала мирных демонстрантов для решения своих целей, для, например, демонстрации силы и вседозволенности.


Не совсем понимаю, какое отделение имеется в виду в вопросе. 25 марта, практически сразу после окончания митинга в парке имени Янки Купалы, я узнал, что арестован и доставлен в отделение милиции Центрального района мой пресс-секретарь. Уже на месте, в милиции, мне сказали, что против него возбуждается уголовное дело за, якобы, сопротивление сотрудником милиции. Я очень рад, что вместе с прибывшими журналистами нам удалось фактически «отбить» его от милиции и криминального преследования.  


- В случае победы на президентских выборах, - какое место Вы предложили бы Козулину?


 - На этапе избирательной кампании мы в коалиции договорились не создавать теневых правительств и не заниматься дележкой портфелей.


- Почему вы отправили сына учиться за границу? (Почему Ваш сын поехал в Польшу?  Его ведь не отчислили).


- По программе Кастуся Калиновского претендентами на участие могли быть репрессированные молодые люди, или дети репрессированных родителей. Мой сын Витовт находится среди участников программы, поскольку я был арестован на 15 суток за участие в Чернобыльском шляху. Кроме того, он и сам был участником протестных акций и задерживался милицией.


- Самое, на Ваш взгляд, бездеятельное министерство в РБ? Почему?


- Они у нас все деятельные, даже слишком – закрывают газеты, поддерживают лубок, кич, занимаются политическим сыском, дурят головы идеологией.


- У Вас есть лучший друг? Кто он и как долго Вы дружите?


- Есть старые друзья, талантливые, очень необходимые мне люди.


- Вам стыдно за какой-либо поступок в жизни?


- Да, есть такие поступки.


- Ваше любимое место отдыха?


- Без вариантов, это родные Бершты. Тихая, спокойная деревня на берегу озера на границе с Литвой. Не беспокоит даже и то, что после показа сюжета на БТ, в Бершты ринулись любопытные туристы.








11:27 19/09/2006




Loading...


загружаются комментарии