Управляемое правосудие

19 сентября кассационная коллегия Минского городского суда оставила в силе приговор, вынесенный 13 июля судом Московского района столицы в отношении экс-кандидата в президенты, лидера Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Александра Козулина.

Он признан виновным по трем эпизодам — в совершении хулиганских действий 17 февраля (экс-кандидат пытался провести незапланированную пресс-конференцию в Национальном пресс-центре) и 2 марта (А.Козулин хотел пройти на Всебелорусское народное собрание, но был избит и доставлен в милицию), а также в организации 25 сентября грубых нарушений общественного порядка, сопряженных с неповиновением правоохранительным органам. Ближайшие пять с половиной лет политику предстоит провести в исправительной колонии.


Накануне на официальном сайте экс-кандидата был размещен тест его обращения к судебной коллегии. А.Козулин не просил о снисхождении, а всего лишь призывал судей вершить правосудие "по совести, советуясь со своими внутренними, а не навязанными сверху, убеждениями". "Надеюсь, что для большинства из Вас принципы законности, равенства граждан перед законом, справедливости и гуманности являются не просто звуком, а являются основными идеями, которыми судья не может поступиться", — написал политик. Однако он ошибся.


Несмотря на многочисленные призывы соратников А.Козулина по партии, партнеров по демократическому движению и правозащитников, утром 19 сентября к зданию Минского городского суда пришли не более 30 человек. Из вип-персон там засветился только председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. Да и тот спустя несколько минут уехал по делам. Остальные политические тяжеловесы, в том числе и лидер объединенной демократической коалиции Александр Милинкевич, поддержать А.Козулина не сочли нужным или не смогли. Как выяснилось чуть позже, А.Милинкевич в то время уже находился в Финляндии, где у него была запланирована встреча с премьер-министром Матти Ванханеном.


Рассмотрение кассационной жалобы началось с представления сразу нескольких ходатайств. А.Козулин просил суд разрешить ему лично присутствовать на разбирательстве, мотивируя это тем, что в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции он был лишен последнего слова и не мог выступить в собственную защиту. "Приговор ему был зачитан неизвестным лицом, и мы не знаем,  было ли это сделано в полном объеме или с купюрами", — сказал на суде адвокат Дмитрий Горячко. После небольшого перерыва суд постановил: А.Козулина на судебное заседание не вызывать, поскольку представленных по делу материалов и без того более чем достаточно. Затем были отклонены еще два ходатайства — о вызове в суд потерпевших, которыми являются сотрудники правоохранительных органов, и о приобщении к материалам дела аудиозаписи процесса в Московском суде столицы.


Доводы защиты были изложены в четырех кассационных основаниях.


Во-первых, по мнению адвокатов, суд первой инстанции не провел всестороннего и объективного изучения материалов дела. По словам адвоката Игоря Рынкевича, вместо этого судья Алексаей Рыбаков постоянно напоминал о необходимости оперативного рассмотрения дела. "Раньше я думал, что оперативность нужна только органам досудебного следствия, а в суде важны другие критерии", — саркастически заметил И.Рынкевич. Он назвал такие цифры: за время процесса А.Рыбаков немотивированно отклонил более шестидесяти  ходатайств защиты.


Адвокаты А.Козулина обратили внимание членов кассационной коллегии на то, что в ходе процесса неоднократно нарушались нормы уголовно-процессуального законодательства. Например, в качестве общественного защитника не была привлечена дочь политика Ольга, которая является дипломированным юристом. А.Рыбаков также отказался вызвать на судебное заседание якобы пострадавших во время разгона мирной демонстрации 25 марта сотрудников милиции.


Кроме того, по мнению защиты, обвинением не были представлены убедительные доказательства злого умысла в действиях А.Козулина, не установлены мотивы его поведения. "Все это свидетельствует о том, что судебное разбирательство явно шло с обвинительным уклоном", — резюмировал И.Рынкевич. Адвокат потребовал для экс-кандидата оправдательного приговора и прекращения дела в виду отсутствия  состава преступления.


Все ждали слова обвинительной стороны, но прокурор был краток: вина подсудимого доказана, а все претензии А.Козулина и его защиты необоснованны и подлежат отклонению. После этого стало очевидно, что кассационное правосудие будет таким же "оперативным", как и разбирательство в суде первой инстанции. Приговор оставлен без изменений — 5,5 лет лишения свободы.


Адвокаты А.Козулина по-прежнему считают это решение "неправосудным, незаконным и необоснованным". "Мы обращались в Минский городской суд только с одним требованием и надеждой на то, что решение первой инстанции будет отменено, а дело прекращено за отсутствием в действиях нашего подзащитного составов преступлений. Все другие решения - как то смягчение наказания или какие-либо изменения в квалификации - мы считали совершенно неправильными", — заявил журналистам по окончании процесса И.Рынкевич. По его словам, защита намерена обжаловать его в надзорном порядке, а после того, как будут использованы все внутренние механизмы восстановления попранной справедливости, адвокаты собираются подать жалобу в Комитет ООН по правам человека. Правда, столь высоко белорусские адвокаты еще не забирались. Все подобные инициативы постепенно угасали на более ранних стадиях.


Тем временем в прессу просочилась информация, что председательствовавший по делу А.Козулина судья Алексей Рыбаков в ближайшее время пойдет на повышение и займет место  главы Фрунзенского суда Минска. Такова стоимость одной человеческой судьбы.



Денис РУТКОВСКИЙ, «Белорусский партизан»

08:33 20/09/2006




Loading...


загружаются комментарии