Милинкевич: Оппозиция не должна зацикливаться на внутренних проблемах, а идти к людям

19-20 сентября лидер объединенных демократических сил Беларуси Александр Милинкевич находился с двухдневным визитом  в Финляндии. Об итогах визита политик рассказал корреспонденту "Белорусского партизана".

— Каковы основные итоги этой поездки?


— Визит в Финляндию – это визит в страну, председательствующую в Европейском Союзе. Этот статус дает ей право выступать с различными инициативами. Поэтому очень важно было встретиться, рассказать о ситуации в Беларуси. В этом заинтересованы и финская сторона, и мы.


Визит был организован на очень высоком уровне. Я встретился с премьер-министром, со спикером  парламента. Кроме того, было выступление в институте иностранных дел. Это такой научно-исследовательский центр по внешней политике Финляндии. Там были представители 15 посольств, эксперты и политологи. Были также встречи с членами комиссии по иностранным делам парламента. И меня поразило огромное внимание со стороны прессы к Беларуси. Я давно уже не встречал такого внимания.


— Что в сухом остатке?


— Во время встреч я делал акцент на независимость. Хотя у нас все еще идет большая дискуссия: зачем поднимать шум, если ничего не объявили. Но я считаю, что если есть угроза независимости, то надо идти к людям, говорить о том, в чем опасность. И надо чтобы Евросоюз тоже был подготовлен к возможному объявлению референдума. Если власти пойдут на такой шаг, то в момент объявления референдума одновременно с акциями протеста внутри страны должна быть реакция Евросоюза о том, что он априори не признает его. Потому что в нашей стране невозможно провести референдум, отвечающий требованиям ОБСЕ. И это была главная тема разговора. Кроме того, их интересовало состояние оппозиции, состояние власти после президентских выборов, ход газовых переговоров, проблемы взаимоотношений с Россией и Евросоюзом.


—    Насколько Вы нашли понимание у руководства Финляндии по вопросу возможного проведения референдума?


— Я знаю однозначно, что этот вопрос будет подниматься в евроструктурах.


И Финляндия здесь очень важный партнер. До нового года — это наш  основной партнер во взаимоотношениях с Евросоюзом. Я удовлетворен тем, как внимательно они слушают. Ведь финны в своей истории во многом похожи на нас: и в борьбе за независимость, и в борьбе за национальную культуру, язык, идентичность. Поэтому нам легко вести разговор. Но для того, чтобы был практический результат — необходимо выработать консолидированную позицию европейских структур. Такие вопросы не афишируются. Они должны быть заранее подготовлены.


— Сама Финляндия готова оказать поддержку демократическим силам?


— Страны Евросоюза пытаются осуществлять свои программы через Брюссель. Такова их позиция. Норвегия, например, не входит в Евросоюз. У нее свои собственные программы поддержки Беларуси. Так что тут в первую очередь надо надеяться на то, что изменится  ситуация в Брюсселе и помощь станет более конкретной. Сегодня мы получаем в основном моральную поддержку. Она очень важна. Но нам бы хотелось видеть и конкретную помощь.


— Во время визита говорили ли о возможном введении санкций в отношении Беларуси?


— Я всегда говорил, и еще раз обращался к ним, что контактов с властью не должно быть до выполнения определенных условий. Таким условием может быть освобождение всех политзаключенных. Пусть освобождают Козулина, Статкевича, Дашкевича, Северинца и всех остальных. У нас много политзаключенных. И тогда представители евроструктур могут попытаться строить мосты с Беларусью. Дверь закрывать полностью не надо. Но и просто приезжать без предварительных условий не стоит. Моя позиция однозначна: экономическим санкциям нет, политическим – да. Экономические санкции ударят, прежде всего, по простым людям, а не по режиму и еще больше консолидируют его. В то же время, точечные политические санкции достаточно эффективны. Я считаю, что список невыездных лиц надо расширять, чтобы и те исполнители на местах, которые нарушали Конституцию, почувствовали этот моральный удар.


—    Вы говорили, что  финскую сторону интересовало состояние дел в белоруской оппозиции. Как вы его охарактеризовали?


— Я сказал честно, что состояние хуже, чем  было до президентских выборов. Тогда было единство. Сегодня полного единства нет. Есть разногласия. Я считаю, что предложения, которые мы обсуждаем на Политсовете — это тупиковый путь. Именно поэтому, когда был митинг-реквием 16 сентября, я извинился перед молодежью за шесть месяцев пассивной работы. Я считаю, что если сейчас начать всем готовиться не к местным выборам, а к  Конгрессу демократических сил, мы замкнемся только на политических партиях и проиграем окончательно ту молодежь, которая вышла в марте на площадь. А это главная наша сила. Ведь все мы прекрасно понимаем, что судьба страны будет решаться на улице. Я считаю, что нужно работать с людьми. Мы запустили эту работу.


—    Тогда что вы предлагаете в качестве альтернативы?


— То, что нужно идти на выборы, — однозначно. То, что нужно как больше людей выставить на них — да. Что должна  быть общенациональная платформа и множество локальных платформ — я с этим согласен. Но из той схемы, которая предлагается Политсовету, совершенно выпадают неправительственные организации, которых очень много в нашей стране. Половину подписей на президентских выборах собрали, кстати, непартийные люди. Из этой схемы выпадает и та новая молодежь, которая выходила на улицу. Ее просто нет в этой схеме. Я считаю, что это стратегическая ошибка.


—    Но времени вырабатывать какие-то новые схемы не остается.


— В отношении участия или неучастия в выборах вопрос не стоит. Просто необходимо перестать зацикливаться на внутренних разборках и идти к людям.


—    Пока вы были в Финляндии оставлен в силе обвинительный приговор Александру Козулину. Как вы оцениваете решение суда.


— Я думаю, что власть поступила с ним абсолютно незаконно, жестоко. Она просто отомстила Козулину. Еще раз скажу, что эта месть, в первую очередь, связана с тем, что он был на высокой позиции в номенклатуре, и Лукашенко не прощает людям уход в оппозицию. Безусловно, это наказание — способ нагнать страх на тех, кто окружает руководителя страны. Я думаю, что главная цель жестокого приговора именно в этом.


—    Что сейчас можно сделать для того, чтобы добиться освобождения Козулина?


— Я думаю, что мы должны быть солидарны. Мы много говорим о солидарности, но проявляем  ее не всегда. И, конечно, всегда напоминать о политзаключенных, когда встречаемся с представителями демократических стран.


—     Как вы оцениваете письмо Александра Козулина о том, что с 21 сентября Лукашенко перестал быть легитимным президентом?


— Моя позиция однозначна: номенклатуре нужно напоминать о том, что власть нелегитимна  и незаконна. Но это скорее моральное воздействие. Для меня Лукашенко стал вне закона 10 лет назад, когда был разогнан парламент — последняя легитимная  ветвь власти. Сегодня у нас все ветви власти нелегитимны — сверху до низу, от президента до последнего сельсовета. Поэтому я не считаю, что именно 21 сентября что-то изменилось в этой ситуации. А напоминать надо.


—    Появилась информация, что Вы примете участие в десятом "Форуме-2000", который пройдет 9-10 октября в Праге?


— Да, я получил приглашение от Вацлава Гавела. Ему исполняется 70 лет. Он пригласил меня на этот авторитетный международный форум, чтобы выступить с докладом. Я бы очень хотел быть на этом юбилее. Потому что Вацлав Гавел для меня — образец политика.



Денис РУТКОВСКИЙ, «Белорусский партизан»

09:26 23/09/2006




Loading...


загружаются комментарии