Сергей Калякин: Союз левых сил не несет угрозы сложившейся демократической коалиции

Как мы уже сообщали, 24 сентября в Минске прошло первое за поседение годы собрание рабочих, которые, не надеясь больше на защиту своих прав со стороны официальных профсоюзов, решили создавать собственную организацию. Одним из инициаторов проведения собрания выступила Партия коммунистов Белорусская. Зачем рабочим свой союз и для чего это нужно ПКБ? На вопросы "Белорусского партизана" отвечает лидер партии Сергей Калякин.

—    Сергей Иванович, в чем важность прошедшего мероприятия?


—    Партия коммунистов Белорусская была заинтересована в проведении этого собрания и оказывала ему всяческое содействие. Сегодня ПКБ активно занимается созданием на территории Беларуси союза левых сил. Она понимает, что важной составляющей этого союза должно быть рабочее движение, которое в республике находится, к сожалению, в зачаточном состоянии. Причем все его ветви. Федерация профсоюзов Белорусская превратилась в придаток государственного аппарата, независимые профсоюзы целенаправленно уничтожаются. В связи с этим рабочие вынуждены сами встать на защиту своих интересов. Мы видим, что никакие политические акции, которые сегодня проводит оппозиция, не достигают результата, за исключением акций, которые проводят рабочие. Последний пример — голодовка брестских водителей такси. Если  бы голодали предприниматели, которым принадлежат эти такси, то вряд ли бы власть заметила этот протест. Но в связи с тем, что был затронут его Величество Рабочий Класс, власть была вынуждена пройти на попятную, и президент изменил свой указ, ставший поводом для голодовки. Я уверен, что если рабочие  осознают свои права, свою силу, они многое смогут изменить сегодня в Республике Беларусь. В этой части я вспоминаю  рабочие выступления начала 90-х годов прошлого столетия. Они в значительной степени стали базой для изменения политической системы в стране. Если бы этих выступлений не было, ничего бы не произошло. И до тех пор, пока непосредственно рабочие, трудящиеся на предприятиях не включатся в активную борьбу за свои права, за изменение своей жизни, за то, чтобы мы жили лучше, трудно надеяться на какие-то серьезные изменения, как в политической, так и социально-экономической области.


—     Чем  отличается  рабочее движение от профсоюзного?


—    Это в принципе разные явления. В профсоюзном движении участвуют люди различных профессий, различных социальных слоев. Существуют профсоюзы работников здравоохранения, образования, профсоюз государственных служащих. Поэтому это в большей степени инструмент защиты по профессиям. Но есть и рабочее движение, которое существует вне профсоюзов. Оно возникает тогда, когда профсоюзы не могут в полном объеме выполнять свои функции, когда государство препятствует развитию профсоюзного движения. У нас это именно так. В данной ситуации рабочее движение будет более политизировано, нежели деятельность профсоюзов. Профсоюзы все-таки больше занимаются  социально-экономической защитой, а рабочее движение ставит еще и  политические цели и решает политические задачи, понимая, что они не могут решить социально-экономические проблемы в рамках существующей политической системы.


—    Вы уверены, что рабочий класс дорос до того, чтобы бороться за свои политические права?


—    Скажу так: за последние лет шесть я не помню проведения подобных собраний. Это не рядовое событие, что рабочие собрались со всей республики, что они стали говорить о своих проблемах, что они проявили волю и заявили о необходимости  создания такого движения. Конечно,  между осознанием того, что только их личное участие приведет к решению проблем и конкретными действиями лежит еще довольно значительная дистанция. Но дорогу осилит идущий. И то, что этот процесс начался, очень позитивно. Со стороны Партии коммунистов Белорусской мы будем оказывать всяческое содействие развитию  этого движения.


—    Вы упомянули о создании союза левых сил. На какой стадии сейчас находится эта работа?


—    Формирование союза левых сил находится в стадии широкого обсуждения, как между руководителями политических партий, так и среди рядовых активистов, которые относят себя к левому  спектру. Проходят встречи, создаются соглашения на местах различной конфигураций, люди совместно работают, притираются друг к другу, узнают, что их объединяет, что мешает этому процессу. Сегодня мы начали работу над тем, чтобы сблизить наши позиции в программной области. Проведен анализ всех политических программ партий, которые стоят на левом фланге. В ближайшее время мы планируем провести конференцию по этому вопросу и начать боле активную работу над созданием общей политической платформы. Это может быть манифест или какой-либо другой политический документ, на базе которого может быть создан союз левых партий. Я думаю, что в ближайшее время мы перейдем от подготовительной работы по созданию общественного мнения в среде тех, кто находится на левом фланге, к практическим действиям по организации союза. Я думаю, что скоро мы созреем до того, чтобы создать организационный комитет по проведению конгресса левых сил.


—    Сколько  времени потребуется на это?


—    Я думаю, что до нового года мы вполне в состоянии провести финальный этап этого мероприятия. Для этого есть все предпосылки. Самое главное, что сегодня я не вижу отторжения у наших партнеров.


—    Какие политические партии могут войти в союз левых сил?


—     Я бы хотел, чтобы туда вошли все социал-демократические партии, которые выступают за демократические преобразования в нашей стране. Это может быть Партия коммунистов Белорусская, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), Белорусская партий женщин "Надзея" и Белорусская социал-демократическая Грамада. С точки зрения политической составляющей платформа союза левых сил не будет отличаться от платформы коалиции объединенных демократические силы. А вот с точки зрения социально-экономических преобразований мы будем иметь свой взгляд на трансформацию экономики. Это позволит левым силам более твердо, более мощно выступать с позиций социальной и экономической защиты трудящихся.


—  А какова роль профсоюзов в этом движении?


—    По законодательству профсоюзы не могут войти в союз политических партий, который мы хотим официально зарегистрировать. Но они остаются нашими основными партнерами и могут впоследствии войти в более широкую коалицию. Их мнение учитывается при подготовке к конгрессу политических левых партий.


—    Как партнеры из правого лагеря воспринимают эту инициативу?


—    По разному. Некоторые видят в этом угрозу объединенной коалиции. Но это неправильно. Я  еще раз повторяю: мы абсолютно не заинтересованы в разрушении существующего объединения демократических сил. Но, к сожалению, это объединение может базироваться только на единстве политической составляющей. Когда мы начинаем обсуждать проблемы социально-экономические, проблемы собственности, проблемы участия государства в решении социально-экономических проблем, у нас очень сильные расхождения. Из-за этого обсуждать проблему будущего устройства белорусского государства очень трудно. А без ее обсуждения будущее туманно. Поэтому мы с ними едины в стремлении изменить политическую ситуацию в стране, но мы прекрасно понимаем, что в будущем мы будем с правыми партиями политическими конкурентами. В союзе левых сил мы можем закладывать принципы нашего взаимодействия на большую перспективу. Не только до победы над существующим политическим режимом, но и после победы.  И здесь у кого-то также могут возникнуть опасения, что объединенные левые силы будут оказывать все большее влияние  на формирование облика будущего Беларуси. Но это нормально. Тут нужно согласиться с тем, что мы будем отстаивать наши принципы и наши позиции. Потому что если мы будем сильнее в будущей Беларуси, то в стране будут осуществляться именно те социально-экономические программы, которые считают целесообразным проводить объединенные левые силы. Поэтому сегодняшняя работа, это скорее работа на будущее, чем работа на настоящее.


—    Но это не первая  попытка создать подобный блок. Всякий раз они заканчивались ничем. Почему вы думаете, что на этот раз такое объединение состоится?


—    Никогда не нужно считать количество попыток. Если  идти по такой логике, то человечество бы уже давно остановилось в своем развитии. Потому что развитие всего человечества — это множественность попыток добиться определенной цели. И всякий раз сперва что-то не получается, а потом  находится способ достичь намеченное, и происходит прорыв в эволюционном развитии. Так и здесь. Да, было много попыток. Да, было много негативных последствий этих попыток. Но мы имеем опыт и делаем выводы из этого. Первое, что мы хотим делать — снять проблему личного лидерства. И, скорее всего, управление левым блоком будет коллегиальным. Если снять проблему межличностной конкуренции, то многие вещи станут на место. Пока, по крайней мере, в разговорах, все согласны с этим. Но в крайнем случае, если эта попытка окажется неудачной, я уверен, эту работу продолжит кто-то другой. Без этого просто невозможно двигаться вперед.



Денис РУТКОВСКИЙ, «Белорусский партизан»

12:59 28/09/2006




Loading...


загружаются комментарии