Референдум – следующий повод для революции

Александр Милинкевич во Франции заявил, что попытка объединить Беларусь с Россией закончится появлением в центре Европы «горячей  точки». При этом он призывает Европу не допустить поглощения Беларуси. Лидер белорусской оппозиции ищет  защиты на Западе. Это ошибочная тактика, потому что защиту ищут только слабые или в безвыходной ситуации.

Референдум – следующий повод для революции
Объединение с Россией – это уже не безнадежная тема для белорусской оппозиции. А референдум об объединении – это  следующая попытка сместить Лукашенко. Шансы не в пользу последнего диктатора Европы.

Александр Милинкевич атакует Запад, Лукашенко пугает Восток. На встрече с жителями Полесья его вдруг прорвало, и он начал шантажировать Кремль дружбой с Уго Чавесом и наврал про цены на газ и нефть. По Лукашенко, белорусы и так сейчас платят больше, чем украинцы и немцы, и потому не согласятся на очередное повышение цен, тем более когда  «еще живы те, кто гнил с россиянами в одних окопах» во время войны с фашистами. Эта хорошо разыгранная партия несчастного, но злобного белоруса, вызвала в Москве раздражение. Три года назад во время «первой газовый войны» Кремль отступил под натиском такой же психологической атаки и второй раз на эту истерику намерен реагировать иначе. Тем более что Москва за эти годы перенесла  газовую войну с Украиной, подняла цены для своих союзников в Закавказье и сама будет платить за газ Казахстану не 50, а 140 долларов.    Конечно, Путину нужна великая и огромная Россия. Однако история с Украиной заставила его более трезво посмотреть на своих соседей и даже союзников. В Москве последнее время  начали критиковать украинского премьера Януковича, потому что тот неожиданно оказался не промосковским, а проукраинским и продонецким.   Разговоры о братской славянской любви поддерживают теперь только идеалисты и политтехнологи, которые получают за это фантастические гонорары. Любви уж нет, а есть расчет и воля.

Москва отдаст Лукашенко газ задешево, может, даже еще приплачивать за него, но в обмен на простые и понятные вещи. Газ в обмен на имущество, в обмен на трубы и перерабатывающие заводы. Газ в обмен на  интеграцию, но не имитацию. Вот с  интеграцией как раз и загвоздка. Путину нужна великая и сильная Россия, но он не уверен, что слияние с Беларусью – это шаг   в верном направлении. И главное, Путин пока не решил, будет ли он всем этим заниматься после 2008 года. Он устал, ему, похоже, и надоело. На него давит окружение, буквально требует остаться на посту, но он относится к этой перспективе без энтузиазма. Ему нужна простая, стопроцентная схема пролонгации полномочий. Путин, может, и согласится под давлением товарищей, но уж точно не собирается напрягаться и бороться. Этим субъективным фактором объясняется слабость «белорусского варианта»: третий срок через Союз Беларуси и России. Лукашенко – не надежный партнер, своенравный и своевольный, в любой момент обманет и нарушит договоренности. Лукашенко может вести закулисные переговоры с Лужковым – заклятым врагом питерцев, переманивать губернаторов, которые тайно ненавидят Путина и так далее. Вариантов много, рейтинг Лукашенко в России позволяет ему сыграть любую партию. Поэтому Путин требует максимальных гарантий успеха, а никто ему таких гарантий не дает.   

Мучается интеграцией и Лукашенко. Для него игра в референдум тоже очень опасна. Отсюда и противоречивые отклики на последнюю встречу в Сочи двух президентов: от «ни о чем не договорились» до «в декабре пройдет референдум об объединении».

Социологи еще несколько месяцев назад зафиксировали ожесточение, как сторонников, так и противников нынешней белорусской власти. Около 25% белорусов готовы биться за Лукашенко и не слушают никаких аргументов, примерно столько же – ненавидят его  и готовы на радикальные шаги ради изменения ситуации. Остальные 50% - не определившиеся. Но даже среди этих людей преобладают все более критические настроения по отношению к власти и ее политики. Кроме того, противники Лукашенко становятся более активными, чем его сторонники, то есть на площадь бороться с режимом выходят и будут выходить в разы больше людей, чем защищать Лукашенко. Еще более однозначная картина возникает в вопросе объединения с Россией.

Социологические опросы – и официальные, и независимые – показывают, что государственная независимость превратилась для подавляющего числа белорусов в самостоятельную ценность. Конечно, если спросить у белорусов, как они относятся к экономической или культурной интеграции с Россией, хотят ли ее углубления, расширения и прочее, то 75-80 процентов опрошенных отвечают положительно. Ну кто будет возражать против тесного взаимодействия с соседями, при чем соседями богатыми. В то же время, если в опросе предлагают оценить перспективы государственного поглощения Беларуси со стороны России, то те же 80 процентов говорят категорически «нет». Более того, значительное число людей заявляют, что примут активное участие в акциях протеста. Что все это означает?

С точки зрения социологии и получения выгодного для власти результата, Лукашенко легко может выиграть референдум, то есть получить подавляющее большинство с ответом «да».    Правда, он также убедительно может продемонстрировать Кремлю, что большинство белорусов «против» - все это проблема формулировки. Но игра с формулировками и процентами может закончиться для Лукашенко очень печально. Под идею защиты государственной независимости значительно легче мобилизовать людей, чем для поддержки любого кандидата от оппозиции. Под идею защиты суверенитета, а значит власти и денег,  можно будет найти серьезных сторонников среди правящей элиты, которая боится прихода русских олигархов и русских начальников. Лукашенко сам очень много сделал для разжигания  антироссийских настроений внутри страны: посмотрите внимательно выпуски новостей белорусского телевидения и почитайте официальнее газеты. Оппозиция и те, кто ей помогает, обязательно сделают выводы из весеннего противостояния с властями и не станут пассивно ждать очередного «избиения младенцев». При этом даже не важно, кто останется формальным лидеров объединенной оппозиции. Да, Александр Милинкевич - это слабый лидер для революционного движения. Похоже, в нем сильно разочаровались американцы после того, как он под надуманным предлогом отказался приехать в Вашингтон и встретиться с Джорджем Бушем. Говорят, его убедил так поступить лидер БНФ Винцук Вечерко. Возможно, Вечерко считал, что таким образом сумеет уберечь Милинкевича от обвинений в связях с американцами. Бессмысленно, белорусская пропаганда приклеила Милинкевичу ярлык если не проамериканского, то уж точно – пропольского политика. Но в ситуации с референдумом по объединению с Россией это не имеет никакого значения. Пусть Милинкевич остается лидером, все равно кардинально лучшего другого лидера нет. Анатолий Лебедько в чем-то лучше Милинкевича, но зато у него нет импозантной бороды и усов и он не говорит по-французски или по-польски. Белорусский майдан показал, что лидер нужен всего два – три раза во время обострения ситуации, остальное время люди сопротивлялись и организовывались спонтанно и самостоятельно. Мне кажется, что сейчас коллективно можно заставить Милинкевича два-три раза побыть мужчиной. Я уверен, что ему стыдно за некоторые моменты в период с 19 по 25 марта (вечер).   Референдум – прекрасная возможность сменить власть в Беларуси, потому что в этот момент сойдутся интересы и воля огромного числа людей из разных социальных и политических слоев белорусского общества. Для всех это станет священной борьбой за высокие идеалы независимости и национального возрождения, и только для Лукашенко референдум - очевидная борьба за власть. Выйти в такой ситуации на площадь любому человеку не страшно, потому что свято.  Кремль не станет вмешиваться в революцию, накануне 2008 года там востребованы «железобетонные» схемы с безупречным результатом.
14:43 06/09/2006




Loading...


загружаются комментарии