Козулин стал заложником Лукашенко в переговорах с Европой

Вызывающе демонстративная расправа над Козулиным все-таки удивила. А ведь казалось, что мы уже привыкли к тому, что суд – это карающая рука правящего режима, что судьи и прокуроры – только озвучивают заранее заготовленные речи, а адвокаты по значению в процессах сравнялись с мебелью: они могут приводить любые, самые правовые доводы, но изменить ход спектакля не в состоянии. Тысячи, десятки тысяч таких судебных расправ осуществлены за последние годы, но все-таки делу Козулина равных нет.

Козулин стал заложником Лукашенко в переговорах с Европой

Процесс демонстративно «гнали» к началу саммита «большой восьмерки». Кто-то собирается надавить на Путина? Кто-то собирается воспитывать Лукашенко? Кто-то возомнил, что вошел в состав всемирного политбюро? Так получите же ответ из Минска!


 


Особенно умиляют в этом контексте заявления некоторых европейских политиков о том, что жесткая изоляция режима Лукашенко ни к чему хорошему не приведет, что нужны переговоры. Эти политики, по сути дела, и приговорили Козулина. Потому что для переговоров Лукашенко нужны заложники. Иначе, собственно, по поводу чего торговаться?  Полномочиями Лукашенко, без сомнения, торговать не будет.


 


Впрочем, это важный аспект, но не решающий: здравый расчет вообще не свойственен характеру Лукашенко – сплошные  эмоции. Правда, не спонтанные, как некоторым кажется, а  выношенные и  выстраданные.


 


«Саша, где деньги?» – крылатая фраза из телевыступления кандидата в президенты Козулина была растиражирована в граффити, листовках, карикатурах… Она пошла гулять в народ, как лучшая характеристика «самаму чэснаму прэзиденту». Она разрушила миф. Она подобна известной – «А король-то голый!» Если бы Лукашенко мог, за эту фразу он бы Козулина расстрелял. Но уже всем понятно, что «эскадроны смерти» работали настолько грубо, что теперь их деятельность пришлось видоизменить.  Теперь главный инструмент политической борьбы – тюрьма и камера.


 


Новая политическая мода – не убивать, а унижать и топтать.


 


Еще один важный момент: Козулин – первая однозначно пророссийская альтернатива Александру Лукашенко, появившаяся на политическом поле Беларуси. По косвенным признакам можно сделать вывод, что он нашел там как минимум финансовую поддержку – были закуплены микроавтобусы, появилась возможность для финансирования различных гуманитарных проектов, наконец, появились деньги на акции и, собственно, на президентскую кампанию. Лукашенко хорошо знает российский политический бомонд, он был почти уверен, что Россия не США и не будет открыто защищать своего протеже, тем более что это был только «пробный шар». И, вероятно, не в последнюю очередь еще и по этой причине решил показательно расправиться с Козулиным. Продемонстрировал всем желающим: Россия может втянуть вас в опасные игры, но не защитит и не поможет.  Он будто подсказывает:  европейские маршруты для претендентов в президентское кресло – самое то; и безопасно, и будет о чем рассказывать белорусскому телевидению.


 


Понимал ли Козулин, что его активный рывок в большую политику может закончиться именно таким образом? Судя по всему, да. По крайней мере, когда адвокаты сообщили ему о приговоре, у него не дрогнул ни один мускул, он только сказал, что рассчитывал на пять лет. Вероятно, исходя из того, что Лукашенко постарается устранить столь опасного конкурента на следующих президентских выборах.


 


Но я все-таки уверена, что в наших условиях, чтобы стать лидером нации, чтобы стать ее любимцем, действительно, надо «посидеть». Перефразируя еще присталинскую шутку наших бабушек: столько хороших людей прошло через тюрьмы, что в нашей стране оппозиционному политику просто стыдно там ни разу не оказаться.

09:08 14/07/2006




Loading...


загружаются комментарии