Проклятие как неотвратимость наказания

7 июля – день рождения моего сына.  К этому дню мы всегда готовимся заранее, потому что дети не дают родителям забыть об их главном празднике, хотя напоминания излишни. 7 июля – день похищения моего товарища и коллеги Дмитрия Завадского. Шесть лет назад я прилетел в Минск на день рождения сына, и Дима должен был меня встретить в аэропорту. По дороге из дома в аэропорт Дмитрия Завадского похитили люди, связанные с нынешней белорусской властью.  Поэтому эти две даты, две истории и две темы теперь всегда для меня связаны.

Проклятие как неотвратимость наказания
Я часто мысленно возвращаюсь к событиям 2000 года. Прошло шесть лет, как похитили Диму, но я моделирую одну ситуацию за другой, пытаясь найти ответы на вопросы: за что, почему,  где, что делать и как быть. Я виню себя за то, что тогда недооценил опасность, которая могла угрожать Завадскому, что не забрал его из Минска подальше от придурков, которых так много развелось на нашей родине. Не просчитали логику преступников. Даже после всех арестов, судов и издевательств, оставались наивными. Не верили, что власть перейдет черту крови. Ведь это для нас похищение и убийства – страшное преступление, а для них оказалось нормой.

Мне тяжело встречаться и разговаривать с Диминой мамой Ольгой Григорьевной, с его женой Светланой, я не могу спокойно смотреть на его сына Юру. Когда он пошел в первый класс, мы сидели с Димой в тюрьме в Гродно, а накануне четвертого класса отца похитили. Я избегаю этих встреч, я не знаю, что и как говорить. Это глупо и неправильно. Вы простите меня, Ольга Григорьевна. Это я не от Вас бегу и не от Димы, это я от боли пытаюсь убежать и от чувства вины.  Как это всегда бывает потом: не сделали то, что хотели, не сказали того, что должны были сказать, отложили на завтра дела, которые могли сделать сегодня.

Я часто думаю о мести. Что сделать с теми, кто над нами издевается? Какое  наказание они заслужили? Можно ли ответить репрессиями на репрессии, и каковы границы нашего будущего милосердия? Нынешняя власть скоро кончится, поэтому  мы должны быть готовы к тому, что и как мы спросим с тех, кто довел страну до пропасти. И можем ли мы позволить чувству мести отравить наши души, не превратимся ли мы в таких же зверей, которых хотим наказать? У преступления несколько степеней наказания, часто самое суровое оказывается не самым эффективным.

Кто понесет наказание за преступления с похищениями людей? Исполнители? Наверняка части из них уже нет в живых, остальных как опасных свидетелей передушат по мере приближения к раскрытию тайн нынешней власти. Исполнителей уничтожат те же, кто отдавал до этого им преступные приказы. Это проверено веками.

Что делать с теми, кто непосредственно отдавал приказы, тоже все понятно. Нюрнбергский, Гаагский трибуналы, разборки в Чили с окружением Пиночета,  история Израиля и его разведки Мосад, наконец,  недавний приказ Путина наказать убийц российских дипломатов – все это  доказывает, что избежать возмездия нельзя. Ну, можно только с вероятностью 1 к 1000. Оказаться за решеткой в 60 или 70 лет во много раз тяжелее, чем перенести это лет в 30.

Я думаю, что Лукашенко не давал приказ на уничтожение Дмитрия Завадского, он позже начал покрывать преступников, потому что ими оказались его ближайшие помощники. У меня нет сомнений в виновности Виктора Шеймана, Юрия Сивакова и Дмитрия Павличенко. Я не сомневаюсь, что они причастны к похищению известных людей и в частности к исчезновению Дмитрия Завадского. В этом не сомневались следователи Генеральной прокуратуры Беларуси, которые давали санкции на арест Павличенко и Шеймана. В этом были уверены следователи Комитета государственной безопасности, которые арестовывали Павличенко и допрашивали его в изоляторе КГБ. В этом убедился на собственном опыте бывший начальник минского СИЗО №1 Олег Алкаев. Почитайте его книгу «Расстрельная команда», у вас тоже отпадут все сомнения. Я всегда буду добавлять при упоминании имен Шеймана, Павличенко и Сивакова, что они подозреваются в организации похищений и убийств граждан Беларуси по политическим мотивам. Так относятся к ним в Европе, так должен относится к ним каждый нормальный белорус, потому что пока эти люди находятся у власти, никто не может чувствовать себя в безопасности.  

Лукашенко не давал приказ, но создал условия, при которых похищение стало возможным. Он оправдывает издевательства над людьми, репрессии и убийства. Он считает, что избежит наказания. Но людей, которым он поломал жизнь, так много, что наказание неотвратимо.
09:00 07/07/2006






загружаются комментарии