И как один умрем

В белорусско-российском торге военно-стратегические вопросы играют не последнюю роль.

После того как на днях секретарь Совета безопасности РБ Виктор Шейман сообщил представителям СМИ о вероятном сроке подписания нормативного акта о создании Единой региональной системы ПВО Беларуси и России (конец нынешнего года), некоторые наблюдатели предположили, что судьба данного документа отнюдь не ясна и поставлена в зависимость от результатов назначенного на ноябрь заседания Высшего госсовета Союзного государства РФ и РБ.


Основание для подобных выводов дает вся история подготовки этого многострадального правового акта. Достаточно вспомнить, что об образовании Единой региональной системы (ЕРС) ПВО РБ и РФ как о почти свершившемся факте высокопоставленные военные двух стран говорят уже на протяжении целого ряда лет. По данным бывшего командующего ПВО Беларуси генерал-лейтенанта Валерия Костенко, проект межгосударственного соглашения о создании Единой региональной системы ПВО двух стран был подготовлен еще осенью 1999 г.


После этого система неоднократно объявлялась практически функционирующей на уровне взаимодействия боевых расчетов, обмена информацией, совместного боевого дежурства и маневра силами ПВО двух государств. Дело оставалось вроде бы за малым: юридически оформить структуру ЕРС в рамках действующей правовой базы и прописать процедуру функционирования. Но процесс почему-то явно стопорился.


После ухода с поста генерала Костенко с неоднократными заявлениями о том, что единая региональная система ПВО Беларуси и России уже существует де-факто и вот-вот будет оформлена де-юре, стал регулярно выступать уже генерал Паферов. Но соответствующего решения на межгосударственном уровне так и не последовало. Между тем столь длительное затягивание процесса юридического оформления региональной системы ПВО РФ и РБ в корне противоречит выводам и рекомендациям авторитетных российских военных экспертов.


По их мнению, так как Россия просто не в состоянии препятствовать дальнейшему расширению на Восток военной инфраструктуры НАТО, ее руководство должно предпринять максимум усилий для парирования новых угроз своей обороноспособности. Одной из важнейших мер (наряду с дипломатическими вроде требования введения ограничений на размещение тактической авиации на территориях новых членов НАТО) является создание плотного противовоздушного заслона на территории Беларуси.


И дело не ограничилось только теоретическими изысканиями и советами. Во многом именно благодаря содействию высокопоставленных российских военных был реализован контракт между Министерством обороны Республики Беларусь и федеральным государственным унитарным предприятием  Рособоронэкспорт  на поставку в нашу страну на достаточно приемлемых условиях зенитно-ракетных комплексов С-300 в количестве, достаточном для оснащения четырех дивизионов ПВО.


По мнению министра обороны РБ генерал-полковника Леонида Мальцева, это существенно расширило боевые возможности системы противовоздушной обороны страны. А это особенно важно в настоящих условиях, когда изменилось само содержание военных действий. Центр тяжести оборонительных усилий сместился в сторону ПВО. Опыт современных вооруженных конфликтов показывает, что сегодня противоборствующие стороны основные удары наносят по инфраструктуре, объектам жизнеобеспечения и промышленности.


После того как 115-я зенитно-ракетная бригада Вооруженных Сил РБ, которая дислоцируется в районе Бреста, приняла на вооружение зенитные ракетные комплексы С-300, значительно увеличились зона поражения и вероятность поражения целей белорусскими военно-воздушными силами и войсками ПВО. Это автоматически сделало менее уязвимыми от ударов с воздуха и объекты на российской территории.


Исходя из вышеизложенного можно предположить, что ни белорусские, ни российские военные в проволочках с оформлением единой системы ПВО РБ и РФ вряд ли виноваты.


Судя по всему,  затык  происходит на уровне высшего политического руководства двух стран. Очевидно, что наряду с прочими (сырьевыми, топливно-энергетическими, транзитными, таможенными и т. д.) геополитические и военно-стратегические аргументы продолжают играть определяющую роль в формировании белорусско-российских отношений.


Иначе говоря, по-прежнему между союзниками продолжается торг, в котором российской естественной монополии    Газпрому    противостоит белорусская   коридор между Западом и Востоком, который гораздо важнее полузакрытого для России балтийского  окна в Европу . И тут уж каждая сторона норовит набавить цену на свой товар.


Помимо прочего, вероятно, имеет место и борьба за право отдавать приказ на открытие огня в случае нарушения воздушных границ Союзного государства. Похоже, Минск никак не желает примириться с тем, что делать это будет Москва.


И то, что подобные предположения вполне справедливы, подтверждают заявления Александра Лукашенко, сделанные им 29 сентября на пресс-конференции для российских журналистов. Белорусский лидер фактически обвинил кремлевское руководство в нежелании поставлять братской стране дешевый газ, в то время когда население Беларуси готово встать на пути танков, идущих с Запада, и умереть за Россию.



Александр АЛЕСИН, "Белорусы и рынок"

11:26 04/10/2006




Loading...


загружаются комментарии