Леонид КОЗИК: Радиостанция будет работать…

Чтобы немного прояснить ситуацию с «Новым радио», «Белорусский партизан» обратился за комментариями к председателю Федерации профсоюзов Леониду Козику. Представляем его взгляд на сложившуюся ситуацию.

Леонид КОЗИК: Радиостанция будет работать…
К сожалению, пока ни один из  сотрудников  «Нового радио» толком не рассказал журналистам  о том, из-за чего, собственно, начался весь сыр-бор на радиостанции. Даже директор радиостанции Гришанов,  которого вроде бы защищают его подчиненные, не дает никаких комментариев и не включает свой мобильный телефон. Молчат и другие. А если что-то и сообщают, то только на условиях анонимности. Надеемся, что кто-то из сотрудников радио, а, может, лично господин Гришанов все же дадут о себе знать. Мы с удовольствием выслушаем их точку зрения.
А пока слово председателю ФПБ:


Действительно, инициатива создания «Нового радио» принадлежит мне. Я считал, что у Федерации профсоюзов должно быть свое радио. Директором назначили Гришанова. Я хотел, чтобы человек работал, создал хорошее радио.


Сразу скажу, что Федерация профсоюзов выделила на создание радио достаточно много денег, приобрела все оборудование. Больше года мы выделяли финансы на заработную плату, всячески старались поддерживать сотрудников. Туговато шло, но наконец создали радиостанцию.
А недавно у нас появились сведения о том, что там начались финансовые нарушения. После того, как мы стали акцентировать на этом внимание, пошли жалобы. Одна часть сотрудников начала писать одно, другая - другое. Письмо на мое имя, о котором все говорят,  было направлено всего две недели назад. Как известно, по закону об обращениях граждан мы можем ответить на него в месячный срок.  И суть совсем не в этом.


Мы направили контрольно-ревизионное управление проверить финансово-хозяйственную деятельность радиостанции. По результатам проверки был составлен акт, в котором зафиксирован ряд установленных нарушений. Мы попросили Гришанова, как и положено,  дать свой комментарий, объяснить эти факты. Он в категоричной форме отказался это сделать.


А нарушения были связаны с организацией рекламной деятельности, с получением денег за рекламу. То есть были довольно веские основания предпринять какие-то радикальные меры.  И я, посоветовавшись с руководством Федерации, принял решение об освобождении Гришанова от должности директора за допущенные нарушения. Через два дня после подписанного распоряжения об освобождении от должности мне сообщили, что Гришанов заболел. А затем ко мне пришла делегация с радиостанции. Когда они приходили, меня не было на месте. Но когда я узнал об их визите, принял решение поехать туда сам. Для них, конечно, это была большая неожиданность.  Я собрал весь коллектив и сказал: высказывайте свои претензии. Они заявили: мол, претензия у нас одна - хотим работать с Гришановым. Все остальное, что они рассказывали, - это сказки. Например, что Федерация профсоюзов мало выделяет денег на развитие этой радиостанции. А почему Федерация должна выделять деньги, когда все радиостанции сами зарабатывают?..


Затем начали выступать бывшие сотрудники. Они рассказывали, как их под нажимом увольняло руководство радиостанции. Их слова никто из присутствующих не опроверг. И тогда я сказал: Гришанов восстановлен не будет. Он уволен в соответствии с законодательством.
Тогда его ближайшие сподвижники заявили: мы уйдем вместе с ним. Я сказал: ладно, пишите заявление, я подпишу.   Но никто заявления так и не написал.


Хочу отметить, что претензий к рядовым сотрудникам у нас нет, есть вопросы только к руководству радиостанции. Мы как помогали этому радио, так и будем помогать.


Кстати, я никогда не вмешивался в деятельность радиостанции. Ни в какую идеологию вещания мы не вмешивались вообще! Единственное, мы всегда говорили: это радиостанция профсоюзов, поэтому, пожалуйста, в эфире старайтесь больше говорить о профсоюзах. И это нам давалось с большим трудом, потому что прежнее руководство пыталось превратить профсоюзное радио в частную лавочку…


Я назначил исполняющего обязанности руководителя радиостанции. И думал, что уже все уладилось. Но назавтра утром мне звонят и говорят, что кто-то самовольно вышел в эфир и рассказал о том, что закрывают самую лучшую в мире радиостанцию и уволили Гришанова. Что мне в такой ситуации делать? Я дал команду выключить радиостанцию, что мы и сделали в пределах 20 минут, но за это время они успели пару раз выйти в эфир. Я создал комиссию, начали снова разбираться в том, что произошло.

Выясняется, что где-то в семь утра до прихода на работу исполняющего обязанности руководителя радиостанции, Гришанов пришел на радиостанцию вместе со своими ближайшими сподвижниками и заявил: приказ Козика отменен, сейчас сюда приедет представитель Администрации президента, который вам объявит о том, что я восстановлен на работе. Хотя при чем здесь Администрация президента?..


В это же время они написали обращение к президенту о том, что Козик такой-сякой, что Федерация профсоюзов душит их,  и самовольно вышли в эфир. То есть фактически  произошел маленький захват радиостанции. И это еще не все. В это время начали приходить на работу сотрудники. И их не пустили на работу! Гришанов и его кампания закрыли дверь. Они впускали только своих сторонников! Так кто кого выгонял?!


Я написал распоряжение: работу радиостанции приостановить, всех отстранить от работы до завершения разбирательства. При этом хочу заметить, что вся зарплата сотрудникам будет выплачена, никто их права ущемлять не будет. Мы попросили всех сотрудников написать объяснение.
Выяснилось, что пропали учредительные документы радиостанции – их кто-то унес с собой. И что нет десятка трудовых книжек сотрудников – соратников Гришанова…


Могу привести еще один пример, установленный нашей проверяющей комиссией. Радиостанция  расположена на территории гостиницы «Орбита». У них с «Орбитой» заключен договор о том, что гостиница безвозмездно предоставляет в аренду помещение, а радиостанция безвозмездно размещает рекламу  об «Орбите». На радиостанции есть внутреннее положение: если какой-то сотрудник принес рекламу, то он может получить за это от 8 до 12 процентов стоимости этого рекламного времени. И они брали рекламное время, затраченное за рекламу «Орбиты», оформляли на своих сотрудников или приближенных, и выплачивали им деньги. Это как называется?..


Сейчас мы проводим независимую аудиторскую проверку, работает комиссия, мы разберемся и дадим оценку каждому. Нарушившие законодательство будут привлечены к ответственности. Кто ничего не нарушал – будет работать. Об итогах проверки мы обязательно сообщим общественности. За месяц мы создадим новые программы, подберем сотрудников, и радиостанция будет работать…
12:15 10/10/2006






загружаются комментарии