В деле Козулина один верховный судья – сам Лукашенко

Бывший ректор Белорусского государственного университета и бывший кандидат в президенты на выборах 2006 года Александр Козулин собирается начать бессрочную голодовку. Голодовка для заключенного часто одна из последних возможностей отстоять свои сильно усеченные права. Но  почти всегда это заканчивается для голодающего трагически.

В деле Козулина один верховный судья – сам Лукашенко
Козулин смелый человек. Получив 5,5 лет заключения просто из-за личной ненависти к нему президента Лукашенко, он не сдается на милость власти. Он продолжает бороться против белорусского президента, его заявления из-за колючей проволоки звучат порой сильнее, чем декларации некоторых лидеров оппозиции, оставшихся на свободе и свободно путешествующих по странам Европы. Сейчас Александр Козулин хочет совершить отчаянный поступок, пойти на бессрочную голодовку. Мне кажется это преждевременным и безрезультатным. Объясню свою позицию, исходя из 30-летнего опыта работы в «местах не столь отдаленных».

Во-первых, бессрочных голодовок не бывает. Если голодовка не помогает достичь поставленной цели, то она просто перерастает в самый  жестокий  способ самоубийства, известный человечеству. В случае же прекращения голодовки, человек оказывается в очень сложном положении, так как дает отличный повод своим недоброжелателям для различных спекуляций на эту тему. В официальных газетах появятся статьи, в которых напишут о слабости оппозиционного политика, о несерьезности его намерений и так далее.

Во-вторых, с первого же дня голодовки администрации колонии и власти все сделают для того, чтобы сформировать выгодное для себя общественное мнение, распространяя слухи о негласной "подкормке", применении специальных стимулирующих медпрепаратов и прочих технологий,  позволяющих человеку долгое время обходиться без пищи.  Самое ужасное то, что большинство наших граждан поверят в версию властей. Эффект этой голодовки специально будет сведен к минимуму. К Козулину перестанут кого-либо допускать «с воли», а параллельно агенты спецслужб начнут распространять выгодную Лукашенко «утечку секретной информации» и  навешают её на уши доверчивому белорусскому народу в большом количестве.  

Можно ли при помощи голодовки добиться в тюрьме или на зоне правды и справедливости, не говоря уже о смене политического климата в стране в целом? За мою долгую тюремную практику никто никаких положительных результатов с помощью голодовки не добился. Самой значительной фигурой из официальных властных структур, которая посетит Козулина в связи с голодовкой, будет прокурор,  надзирающий за соблюдением законности в местах лишения свободы. Этот прокурор  не уполномочен решать вопросы политического характера. Он вообще без команды из Минска не станет решать ни один вопрос по заключенному Козулину.  Точно также не решит ни один вопрос ни министр внутренних дел, ни генеральный прокурор, ни верховный суд. В деле Козулина есть только один верховный судья – сам президент Лукашенко. Смерть соперника для него – идеальное решение проблемы.

Голодовка в местах лишения свободы беспокоит начальство только в тех случаях, когда она имеет массовый характер. Но поднять на голодовку целую зону - это дело не простое. И за это спрос особый. Одно дело, когда решаются проблемы «коллектива», и другая ситуация, когда идти на лишения надо ради сложных политических конструкций:  признание незаконными выборов президента. Заключенные ненавидят власть и не любят президента Лукашенко, но голодать по этому поводу никто не станет.

Кроме того, голодовка влечет за собой юридические последствия для заключенного. Как бы ни странно это звучало, но посещение столовой записано в распорядок дня, а значит, дело это обязательное. Заключенный может не есть или есть без всякого аппетита, но в столовую ходить обязан. За нарушение распорядка дня грозит наказание. Сначала Козулина лишат права получения передач, затем - свидания с родственниками, а потом последует водворение в штрафной изолятор. С таким набором нарушений, практически невозможно рассчитывать на досрочное освобождение. Так зачем же дарить врагу лучшие годы своей жизни? ШИЗО быстро подрывает силы даже здорового человека, из штрафного изолятора заключенные выходят измотанными и больными. Несколько отсидок в ШИЗО - и человек становится почти инвалидом.

Я не знаю, что заставляет Александа Козулина идти на такой отчаянный и безрассудный шаг, но твердо убежден, что это будет только на руку его противникам. «Свобода или смерть!», - очень яркий и красивый лозунг, но только на баррикадах при открытом столкновении с врагом. З колючей проволокой этот призыв потонет в лае сторожевых собак.
08:22 16/10/2006




Loading...


загружаются комментарии