Дмитрий Яненко: Мы видим будущее в свободной демократической стране без Лукашенко

Лукашенко всерьез занялся молодежной политикой. На встрече с лидерами, как написали официальные СМИ, «крупнейших молодежных организаций» он поручил объединить их в одну структуру, а также потребовал от молодых номенклатурщиков к 2010 году выйти на самоокупаемость. Что получится из очередной инициативы президента и какова судьба тех, кто не захочет быть под одной крышей с БРСМ?


Дмитрий Яненко:  Мы видим будущее в свободной демократической стране без Лукашенко
На вопросы корреспондента «Белорусского партизана» отвечает лидер Ленинского коммунистического союза молодежи Белоруссии Дмитрий Яненко.

- Нужна ли государству молодежная политика?


- В любом  нормальном государстве, разумеется, нужна нормальная государственная молодежная политика. На наш взгляд, она должна заключаться в содействии со стороны государства реализации молодежных  инициатив. Сегодня же у нас нет молодежной политики, а есть политика по поддержке одной молодежной организации – Белорусского республиканского союза молодежи. Параллельно существует еще Комитет молодежных организаций. В него входят 39 структур, которые не получают  от государства помощи, но очень надеются, что, объединившись под крышей БРСМ, тоже получат государственное финансирование. По сути, эта новая структура, о создании которой объявил Лукашенко, нужна только для того, чтобы показать, что большинство молодежных и детских организаций поддерживают действующую власть. Это сделано с одной целью: еще больше монополизировать молодежное движение, еще больше усилить контроль над ним со стороны властных структур и заодно попытаться реанимировать хиреющий БРСМ. Власть прекрасно видит(и проверки, которые проводятся в отношении деятельности БРСМ, подтверждают это), что в реальности такой структуры не существует. То есть она есть, но те масштабы численности, которые она показывает, – 300 с лишним тысяч членов – слишком завышены.


-  Что будет с теми структурами, которые не войдут в этот молодежный «клуб»?



- В Белоруссии существует очень много молодежных организаций и инициатив. К сожалению, большинство из них не зарегистрированы. В большинстве случаев - по причине отсутствия юридического адреса. Ведь чтобы содержать офис - необходимы деньги, а их, как правило, нет. Но как бы государство не стремилось монополизировать молодежное движение, все равно пока существует инициативная молодежь, эти организации будут создаваться. Власть может сказать, что с завтрашнего дня всем надо любить ромашки, а группе молодых людей понравятся тюльпаны, и они создадут молодежную организацию любителей тюльпанов.
В Комитет молодежных организаций входят слишком разные по своим целям и задачам структуры. Их невозможно объединить под одной крышей. Что объединяет БРСМ и пионеров я еще понимаю, но что объединяет пионеров и скаутов - с трудом представляю. Здесь можно говорить о поглощении крупной структурой более мелких организаций.


- Я еще помню времена, когда вся молодежь также была под одной крышей. Чем же нынешняя ситуация отличается от предшествующей?



- Нельзя сравнивать советский комсомол с нынешней ситуацией. Тогда была однопартийная система и, естественно, одна молодежная организация. Тогда не было политической демократии, не было плюрализма мнений, и ту ситуация нельзя калькой перекладывать на современную Белоруссию. Мы живем в 21веке, веке информационных технологий. Любой молодой человек может воспользоваться Интернет и получить любую информацию, которая его интересует. Загнать всех опять в одно стойло не получится.


- Тогда в чем различия между БРСМ и советским комсомолом?



-  Юридически БРСМ является преемником комсомола. Но от того советского комсомола он скопировал самое худшее – бюрократию и формализм. Более того, они придумали еще свое ноу-хау: предоставление скидок членам организации. В Советском Союзе такого никогда не было, чтобы комсомолец на дискотеку, в баню или в парикмахерскую проходил за половину стоимости.


- А молодежь можно купить?



- Я думаю, и да и нет. Всегда есть часть молодежи, которая вступает в организацию, в том числе и в БРСМ, по идейным соображениям. Они считают, что должна быть такая мощная организация, которая поддерживает власть. А государство, в свою очередь, должно оказывать ей помощь. Но значительная часть людей вступает в БРСМ из карьерных соображений. В этом, кстати, тоже есть схожесть с советским комсомолом. Потому что комсомол был кузницей кадров для партии, и без этой ступени стать номенклатурным работником было невозможно. Есть часть людей, которые вынуждены вступать в БРСМ, потому что в противном случае не будет общежития, могут возникнуть проблемы при сдаче экзаменов и тому подобное. Но, по большому счету, купить молодежь этими подачками нельзя. В противном случае сейчас в БРСМ было бы не 300 тысяч, а больше миллиона.


-  Есть ли идеологический стержень, который позволит новой структуре стать по-настоящему массовой?



- Я думаю, что стержня такого нет и быть не может. По той простой причине, что все последние выборы показывают: молодежь к действующей власти – проводнику этой идеологии  –  относится крайне отрицательно. Это доказывают не только все социологические опросы, но и свидетельствуют факты. Известно, что на всех выборах студентов насильно загоняют на избирательные участки, заставляют голосовать досрочно. Студентов  исключают из вузов по политическим мотивам, их насильно распределяют в чернобыльские районы. За что им любить эту власть?


- Но, может быть, стержнем станет патриотизм, который олицетворяет Лукашенко?



- Мы все патриоты. Я тоже патриот. Только стремление сделать родину лучше каждый из нас понимает по-разному. Кто-то считает, что в Белоруссии  нужно разговаривать только на белорусском языке. Кто-то убежден, что должно быть двуязычие. Кто-то считает, что от старого советского прошлого, которое все еще занозой сидит в обществе, нужно взять самое лучшее. Мы видим будущее в свободной демократической стране без Лукашенко.


   
- Вернемся к молодежной политике. Лукашенко поставил задачу выйти БРСМ к 2010 году на самоокупаемость. Насколько это реально?



- Такие задачи ставились не только БРСМ, но и его предшественнику -  Белорусскому патриотическому союзу молодежи, но эта структура остается пиявкой на шее государственного бюджета. Она только и умеет, что сосать деньги из государства. Я мог бы посоветовать руководству государства не пускать этих новоиспеченных чиновничков в финансовую деятельность и не давать им в управление субъекты хозяйствования, где они начнут зарабатывать деньги для себя. Ничего хорошего от этого не будет. Развалят то, что еще работало. БРСМ, имея колоссальную поддержку, за эти годы так и не смог ничего путного сделать. Если посчитать, сколько бюджетных денег было вбухано в эту структуру, то получится слишком золотая молодежь. Уберите финансовый и административный костыль, и эта организация очень скоро развалится.


- Какой выход из ситуации вы видите?



- В свое время, когда был Государственный комитет по делам молодежи,  реализация молодежной политики шла через него. Государство выделяло средства под конкретные проекты, и в конкурентной борьбе можно было выиграть грант на выполнение определенного социального заказа. Подобный подход был наиболее эффективным. Но сегодня Госкомитет по делам молодежи потерял самостоятельность и перешел в структуры Министерства образования, для которого молодежь – это БРСМ.


-  Лукашенко много говорит о поддержке молодежи. Но молодые люди продолжают уезжать  их страны. Почему так происходит?



- На этот вопрос ответить очень просто. Молодежь – это носитель свободомыслия. В белорусских условиях молодые люди не видят возможности реализовать себя не только как личность, но и как профессионалов. Например, те же пресловутые распределения, когда молодые люди должны на два года ехать неизвестно куда. Мы не понимаем, почему это происходит. Ведь то, что часть молодежи обучается в вузах бесплатно, это не заслуга Лукашенко, это записано в Конституции, и государство обязано обеспечивать это право. Надо вернуть в страну демократию и законность. Тогда каждый молодой специалист будет в конкурентной борьбе бороться за свое место под солнцем.


- Каким вы видите будущее ЛКСМБ?



-  Перспективы, конечно, туманные. Власть может сделать все, что угодно: закрыть организацию, приостановить ее деятельность и, как показали  последние примеры с «Партнерством» и «Молодым фронтом», посадить молодежных лидеров в тюрьму. Но я не думаю, что будущее у тех организаций, которые будет объединять Лукашенко, более светлое, чем наше.
08:05 30/10/2006




Loading...


загружаются комментарии