Белорусские власти не хотят и не собираются уважать права человека

«Последние президентские выборы в Белоруссии и их последствия ясно продемонстрировали, что белорусские власти не хотят и не собираются уважать общепринятые международные стандарты демократии, права человека, принцип верховенства закона», - заявила комиссар Евросоюза по внешним связям и политике добрососедства Бенита Ферреро-Вальднер в интервью газете «Народная воля».

Белорусские власти не хотят и не собираются уважать права человека
— Выступая не так давно на ежегодной встрече с белорусскими послами за рубежом, Александр Лукашенко заявил, что Белоруссия “достигла качественно нового уровня своей внешней политики”. Тем не менее в конце своего выступления он все же вставил слова о том, “что официальный Минск собирается дать адекватный ответ на демонстрацию двойных стандартов Европейского Союза в отношении Белоруссии”. Все это было сказано на фоне белорусско-латвийского дипломатического скандала, когда латвийского дипломата белорусские власти обвинили в распространении порнографии. Его квартира была впоследствии подвергнута обыску. Что Вы, как высшее официальное лицо Европейского Союза, можете сказать в ответ на эти обвинения Лукашенко в двойных стандартах, и что Вы думаете об этом “новом уровне внешней политики”, которого Белоруссия якобы достигла?



— По поводу скандала в двусторонних дипломатических отношениях между Белоруссией  и Латвией, о котором Вы упомянули, я вряд ли могу дать какой-либо комментарий. А вот что касается нового уровня внешней политики Белоруссии, о котором сказал Лукашенко, мне бы очень хотелось верить в то, что это правда. Я искренне желала бы того, чтобы в отношениях между Белоруссией и странами Европейского Союза была бы открыта новая страница. Это очевидно отвечало бы интересам всех сторон и открыло бы новые возможности перед теми гражданами Белоруссии, кто сегодня страдает от самоизоляции вашей страны.

К сожалению, у нас нет ни одного показателя на сегодняшний день, который бы демонстрировал, что нынешнее правительство Белоруссии хочет наладить с Европой нормальные, взаимовыгодные отношения. Последние президентские выборы в Белоруссии и их последствия ясно продемонстрировали, что белорусские власти не хотят и не собираются уважать общепринятые международные стандарты демократии, права человека, принцип верховенства закона. Пока такая реальность будет существовать, боюсь, отношения Белоруссии с Европейским Союзом останутся, как и сейчас, ограниченными.


— Реагируя, кстати, на упомянутый белорусско-латвийский дипломатический скандал, сотрудник Института внешней политики Латвии Атис Лейинс сказал: “Белоруссии не нужны связи с Западом: Лукашенко нечего терять”. Вы согласны с ним? И как Вы считаете, нужны ли вообще нынешней Беларуси, как вы выразились, нормальные, взаимовыгодные отношения с Европой?



— Нужен ли Белоруссии  Европейский Союз?.. (Смеется.) Я думаю вы сами должны ответить на этот вопрос. Вы — я имею в виду, граждане Белоруссии.
Европейский Союз хотел бы предложить Белоруссии такой же уровень партнерства, какой мы предложили другим нашим странам-соседям. Другие страны, такие как Украина и Молдова, уже пользуются преимуществами Программы добрососедства Европейского Союза, которая, по нашему убеждению, сулит реальные выгоды и новые возможности для граждан этих стран.


— А что конкретно предлагает программа добрососедства ЕС?



— Эта программа помогает снять барьеры в торговле со странами Евросоюза, помогает лучше настраивать сотрудничество в вопросах транспорта и энергии, что в свою очередь дает толчок к развитию экономики, созданию новых рабочих мест. Помогает легче путешествовать по Европе, а также способствует развитию стран, которые возвращаются на путь демократии, на путь, как я уже говорила, уважения прав человека и верховенства закона. Эти страны могут присоединиться к многочисленным программам, реализуемым сейчас в Европейском Союзе, даже если они пока еще не члены Союза.


— Накануне саммита Большой восьмерки в Санкт-Петербурге, который, как известно, прошел в июле, пресса, в особенности белорусская, уверяла своих читателей в том, что на этой встрече будет обсуждаться белорусский вопрос. Или, говоря точнее, ситуация с правами человека в Белоруссии, многочисленные нарушения во время президентских выборов и т.д. Однако, оглушенные, видимо, исконно русским гостеприимством Владимира Путина, мировые лидеры о Белоруссии в очередной раз забыли. Один брюссельский чиновник, по-моему, весьма точно определил суть прошедшего саммита и вообще нынешних отношений Запад—Россия, сказав, что “в России есть энергоресурсы, а в Европе есть люди, желающие эти ресурсы потреблять”. Получается, нефть и газ все-таки важнее прав человека?



— Я не могу разделить это Ваше мнение. Мы никогда не забываем о ситуации в Белоруссии, в особенности о страданиях тех людей, которые после президентских выборов за свои политические воззрения попали в тюрьму.

Мы обсуждали этот вопрос с российским руководством на нашем собственном саммите (имеется в виду саммит ЕС—Россия. — А.С.) накануне в Сочи, если быть точнее, в мае. Возможно, поэтому на саммите Большой восьмерки в Санкт-Петербурге несколькими неделями позже и не было дебатов по белорусским проблемам.


— Насколько я знаю, Еврокомиссия выступает за отмену торговых преференций Белоруссии. Соответствующее письмо по внешней торговле Еврокомиссии Петер Мандельсон направил лидерам трех крупнейших международных профсоюзных центров: Международной конфедерации свободных профсоюзов, Европейской конфедерации профсоюзов, Всемирной организации труда. Экономические санкции, как сообщает Радио Свобода, связаны с нарушением прав профсоюзов и могут быть введены с 2007 года. Что могут значить эти санкции для Белоруссии и ее граждан?



— Мы все озабочены серьезными и систематическими нарушениями прав профсоюзов в Белоруссии в том, что касается свободы собраний и коллективных договоров. Белоруссия взяла на себя обязательства соблюдать базовые стандарты, установленные Всемирной организацией труда. В настоящий момент мы изучаем ситуацию, поскольку обеспокоены тем, что в Белоруссии систематически нарушаются права рабочих, их не уважают в том объеме, в каком должны уважать. На карту поставлены элементарные условия работы простых граждан.

С того момента, как мы впервые подняли этот вопрос, прошло более трех лет. Сейчас мы находимся на последней стадии принятия решения, цель которого — отнюдь не наказать ваших людей, а выразить наше желание защитить их.

Белорусский экспорт не будет блокирован, но некоторые из существующих торговых преференций, которыми Белоруссия сейчас пользуется, будут отменены. Этот шаг подаст правительству Белоруссии ясный сигнал о том, что международные трудовые стандарты должны соблюдаться.


— На собственной интернет-странице Вы пишете: “Как европейский комиссар по внешним отношениям, я представляю Европейский Союз третьим странам для продвижения сотрудничества и диалога с нашими партнерами”. Скажите, а кого в нынешней Беларуси вы считаете своими партнерами?



— Я рада быть партнером для всех граждан Белоруссии, кто разделяет со мной европейские ценности: кто верит в свободные и справедливые выборы, в справедливый суд, в свободу слова и другие фундаментальные свободы.


— Есть ли у Вас в Белоруссии друзья или просто люди, с которыми Вам приятно и интересно общаться?



— С людьми из Белоруссии мы сейчас только-только начинаем завязывать контакты, узнавать друг друга лучше. Поэтому я всегда открыта для встреч с настроенными на реформы политиками из Белоруссии, когда они приезжают в Брюссель. И я особенно счастлива узнать, что благодаря новым программам Еврокомиссии белорусская молодежь получила возможность учиться в Европе.


— Наша оппозиция считает чрезвычайно важным вопрос создания негосударственного телевидения в Белоруссии. Оказать поддержку в запуске этого проекта, как сообщают белорусские независимые СМИ, уже пообещали США и ЕС. Несколько месяцев назад госсекретарь канцелярии премьер-министра Польши Адам Липинсий заявил о создании негосударственного телевидения для Белоруссии. Спутниковое вещание может начаться уже 2007 году. На днях вопрос создания и поощрения уже существующих независимых радиостанций, вещающих на Белоруссию с территории Польши и Украины, обсуждался и в Европейском Парламенте. Каким видится вам возможность и, что самое главное, важность альтернативного вещания на Белоруссию? Какое участие будет принимать в этих проектах ЕС?



— Как вы знаете, мы уже финансируем проект независимого вещания на русском и белорусском языках. Этот проект охватывает не только радио, но и некоторые каналы телевидения, интернет-СМИ. Цель этого проекта — расширить круг источников информации для ваших граждан. Тот проект негосударственного телевидения, который вы упомянули, пока не стоит в финансовых планах Еврокомиссии. Но мы искренне верим в то, что разнообразие, разноплановость средств массовой информации — это неотъемлемая часть принципа свободы прессы и естественная часть демократии как системы государственного устройства.


— Как Вы оцениваете те программы независимого вещания, которые уже финансируются на сегодняшний день Европейским Союзом и в которые привлечены такие радиостанции, как “Немецкая Волна” или, к примеру, “Европейское радио” в Польше?



— Да, оба эти проекта запущены Европейской комиссией. Сегодня в Белоруссии могут слышать “Европейское радио для Белоруссии” на частотах AM (612 кГц), FM (103.4 FM), по спутнику (11013 Mгц) в 8 часов утра по минскому времени, а также по Интернету: www.belradio.fm и www.belarus-europe.info. Другие FM-частоты для “Европейского Радио для Белоруссии” куплены в Украине, вещание по ним началось буквально две недели назад. Программы этого радио сейчас можно услышать практически на всей территории Белоруссии. Телевизионная программа RTVi вещается через спутник Hotbird 6 (частота — 11013 Mгц) или по кабелю. Эту программу также можно смотреть и в Интернете по адресу http://tv.rtvi.ru. Каждую телевизионную программу можно просмотреть и на сайте www.belarus-europe.info/tv.

Цель всего этого, повторюсь, — предоставить гражданам Беларуси возможность узнать больше о событиях в самой Беларуси, а также о том, что происходит в Европейском Союзе.

Все программы создаются независимыми журналистами, которые пишут все, что они думают. Уверена, эти программы должны заинтересовать белорусскую аудиторию. Эти журналисты не находятся под контролем кого бы то ни было, в том числе и сотрудников Еврокомиссии. Под этим всем мы и понимаем значение свободы слова в Европе.


— Европейский Совет министров еще весной составил список белорусских чиновников, которым запрещен въезд в Европу. Этот список, в который вошел 41 чиновник, возглавляет, естественно, Лукашенко. Недавно он пополнился несколькими новыми фамилиями. Все чиновники, входящие в список, не имеют права пересекать белорусскую границу. Во всяком случае, в западном направлении. Тем не менее один из самых ярых защитников режима Лукашенко, нынешний глава Белтелерадиокомпании Александр Зимовский посетил какой-то международный форум в Португалии. Португалия, как известно, член ЕС. Санкции Евросоюза, получается, распространяются не на всех?



— Мера ограничения передвижения по Евросоюзу для тех белорусских чиновников, которые несут непосредственную ответственность за проведение мартовских выборов и за их последствия, является вынужденной. Она ясно демонстрирует наше абсолютное неприятие нынешних подходов белорусских властей. Однако в наши визовые запреты мы всегда включали пункт возможности исключения из правила: а точнее, если лицо, находящееся под визовым запретом, желает поучаствовать в важном международном форуме, в особенности в таком, на котором обсуждаются вопросы прав человека, то он в принципе может поехать.

Ограничительные меры работают, в этом я убеждена. И те лица, которые находятся в списке, не могут поехать в Европу по делам бизнеса, как туристы, а также для того, чтобы посетить родственников или друзей.


— Отвечая недавно на вопрос “Народной воли” о том, не собирается ли Евросоюз значительно расширить список невыездных чиновников лукашенковской администрации, генеральный секретарь Совета министров Европейского Союза Хавьер Солана сказал так (цитирую): “Мы решили, что подвергаться санкциям ЕС должны только те лица, которые несут прямую, я подчеркиваю, прямую ответственность за многочисленные нарушения законодательства в ходе избирательного процесса и в его завершении”. Скажите, а по какому критерию отбираются эти непосредственно ответственные? Почему не несет ответственность, скажем, председатель избирательной комиссии где-нибудь в Бобруйске, который во время выборов, очевидно, знал реальные цифры и понимал, что нарушает закон и участвует в фальсификациях? Почему не подвергаются тем же санкциям журналисты государственных СМИ, которые, наверняка тоже зная об обмане, все-таки участвовали в его распространении?



— Решения о том, какие конкретно имена включать в списки невъездных в ЕС лиц, принимаются по единодушному согласию 25 стран—членов Европейского Союза. Идея запрета состоит в том, чтобы убедить всех, кто несет самую большую ответственность за то, что произошло в Белоруссии в марте, что они будут наказаны. Но мы должны быть чрезвычайно аккуратны и осторожны в том, чтобы не наказать каким-то образом население.


— Высказывая свое мнение по поводу осуждения членов НГО “Партнерство”, которые пытались организовать независимое наблюдение за весенними выборами, вы сказали: “Этот приговор стоит в одном печальном ряду арестов и тюремных заключений, которые последовали за мартовскими президентскими выборами. Я рассматриваю этот приговор как еще одно подтверждение выводов и отчетов ОБСЕ и БДИПЧ о том, что выборы не соответствовали требованиям этих организаций в том, что касается стандартов демократических выборов”. С завидной активностью, следует признать, Вы реагировали своими заявлениями и на другие грубые нарушения прав человека в Белоруссии. Скажите, а белорусские власти каким-то образом реагируют на Ваши заявления, или из Синеокой слышно лишь гробовое молчание?



— Единственный ответ от белорусских властей, который меня реально интересует, это немедленное освобождение тех, кто несправедливо задержан и содержится в тюрьме. Но его пока нет. В то время как некоторых освобождают, слишком многие остаются пока за решеткой.


— Население Белоруссии, согласно статистике, каждый год уменьшается на 50—60 тысяч человек. И не только за счет естественной смертности. Все больше и больше людей, разочаровавшись в возможности перемен на Родине, в поисках лучшей жизни покидают Белоруссия. Многие наши студенты, если предоставляется такая возможность, с радостью едут учиться в Польшу, Голландию, США. И вряд ли оттуда вернутся на Родину. Как, на Ваш взгляд, можно приостановить этот процесс, и, что самое главное, стоит ли это делать?



— Лучшее решение для Белоруссии, на мой взгляд, это стать наконец страной, в которой хочется оставаться и жить. Лучшее решение для Белоруссии — стать местом, где люди чувствуют себя свободными в достижении своих целей, где существует реальная, а не декларируемая, свобода слова, местом, где люди уверены, что их демократическую волю, их мнение слышат и уважают, местом, где родители могут быть уверены, что их детей ждет процветающее будущее с теми возможностями, которые сегодня есть у европейцев.


— Не собираетесь ли посетить нашу страну, встретиться с лидерами оппозиции, с простыми людьми?



— Пока в моих планах не стоит посещение Белоруссии. Но я уверена, что получила бы удовольствие от общения с белорусами, так же, как я получала удовольствие от встреч с настроенными на реформы политиками из Белоруссии в прошлом.


— Летом, если не ошибаюсь, Вы побывали с официальным визитом в Украине, общались с украинским президентом Виктором Ющенко, знакомились с украинскими проблемами. Насколько, на Ваш взгляд, эти проблемы отличаются от белорусских? И как далеко Украина ушла вперед по сравнению с Белоруссией?



— Я много раз встречалась с украинским президентом, и я с нетерпением жду нашей новой встречи 27 ноября на саммите ЕС—Украина. Недавно у меня был завтрак с украинским премьер-министром Януковичем в Брюсселе.

Я думаю, что нынешняя ситуация в Украине значительно отличается от белорусской. В то время как Белоруссия все больше и больше загоняет себя в тупик самоизоляции и сама лишает себя новых возможностей, от которых могла бы получать реальную выгоду, Украина стремится использовать любую возможность, чтобы улучшить жизнь своих граждан.

Со времени “оранжевой революции” ЕС и Украина сделали много совместных полезных дел. Сейчас мы работаем над возможностью упрощения путешествий украинцев по территории Европейского Союза. В скором времени начнется работа по созданию территории свободной торговли, которая, по нашим замыслам, должна дать толчок развитию бизнеса и созданию новых рабочих мест. Украина прошла долгий путь, и на последних выборах, которые прошли в этом году, мы увидели значительные улучшения. Выборы прошли с соблюдением общепринятых в Европе приоритетов и норм. Многое, безусловно, еще надо сделать, но я надеюсь на то, что новое правительство будет стремиться к новым достижениям в развитии экономики, в распространении демократических ценностей.


— По образованию Вы юрист, закончили Страсбургский университет, практически всю жизнь прожили в Западной Европе, занимали высокие дипломатические посты. Скажите, насколько Вам понятны проблемы стран Восточной Европы, в частности, проблемы Белоруссии? Или Вам пригодился короткий “африканский” опыт, когда Вы работали в посольстве Австрии в Сенегале?



— Я не думаю, что мой непродолжительный опыт работы в Африке чем-то полезен в плане понимания проблем Восточной Европы. 2000 год, когда я работала в ОБСЕ, был очень интенсивным и полезным во всех смыслах. Я могла неоднократно встречаться и решать вопросы с лидерами из Восточной Европы. Я многое извлекла для себя из этого общения, приобрела много друзей и, надеюсь, научилась глубоко понимать проблемы этого очаровательного региона, возможности, которые открываются в результате проведения реформ и выхода из состава Советского Союза.


— В свое время Вам пришлось поработать и федеральным министром иностранных дел Австрии. Сегодня Вы фактически министр иностранных дел Европейского Союза. Что для Вас было самым трудным, когда вы занимали пост министра иностранных дел небольшой страны, в которой проживает примерно столько же, сколько и в нынешней Белоруссии? И отличается ли Ваша нынешняя работа от предыдущей?



— На самом деле я не являюсь министром иностранных дел ЕС, такого поста просто не существует. Я являюсь членом Европейской комиссии, который отвечает за отношения с другими странами. У министра такой небольшой страны, как Австрия, довольно большая свобода действий: то, что вы решили, то и претворяется в жизнь. Для комиссара Еврокомиссии жизнь немножко сложнее (смеется), потому как для принятия решения приходится довольно долго консультироваться. Не забывайте, что мы союз 25 стран, с 1 января будущего года — 27 (к ЕС присоединяются Румыния и Болгария. — А.С.)!
Главное различие, безусловно, в том, что Евросоюз — это растущая сила на мировой арене. И вместе мы представляем реальную силу, гораздо, простите за тавтологию, более сильную силу, чем каждая страна в отдельности, какая бы большая она ни была. Когда Евросоюз принимает решения, когда мы действуем, когда ЕС расширяет свой состав, в мире к нашим решениям прислушиваются. ЕС сегодня — это и торговая суперсила, мы самый большой в мире донор гуманитарной помощи, мы самая крупная сила по обеспечению мира, стабильности, демократии и фундаментальных свобод во всем мире.


— Часто ли в Австрии министром становится женщина? В Белоруссии женщина-министр, которая исключительно своим умом и настойчивостью завоевала этот пост, это что-то из разряда фантастического... Вы себя хорошо чувствуете в деловом костюме министра? Не было ли в Вашей карьере каких-то нелепых случаев в связи с Вашей принадлежностью к “слабому полу”?



— Нынешний министр иностранных дел Австрии, кстати, тоже женщина. В теперешнем федеральном правительстве Австрии половина министров — женщины. Что касается общеевропейской статистики, то, конечно, до австрийских норм еще далеко, но, скажу вам откровенно: все больше и больше женщин в объединенной Европе занимают самые высокие посты в политической иерархии. Меня лично это очень радует!
Я всю свою жизнь провела в деятельности, которую традиционно считают мужским миром: сначала я была бизнесвумэн, потом работала дипломатом, а затем и политиком. Я чувствую себя совершенно свободно в этой Вселенной, которая, я уверена, принадлежит в равной степени как сильным мужчинам, так и мудрым женщинам.


— Белорусский диктатор все время оказывается в тени, ему феноменально везет. В конце прошлого века Запад более всего беспокоила проблема Милошевича, сейчас на повестке дня — Ближний Восток и Ирак, проблема исламского терроризма. В Брюссельской прессе фотографии арабских аксакалов появляются чаще, чем голливудских кинозвезд. Но ведь Беларусь-то ближе. И проблем у нас не меньше: похищенные Виктор Гончар, Юрий Захаренко, Анатолий Красовский, Дмитрий Завадский до сих пор не найдены, а виновные за их убийство не наказаны. Результаты выборов бессовестно фальсифицируются, экономические инициативы удушаются, миллионы людей фактически взяты в заложники немногочисленной группой во главе с Лукашенко... Запад замораживает его счета. А он смеется в ответ. Неужели Запад бессилен в борьбе с Лукашенко, с Кастро, с другими диктаторами?



— Давайте расставим точки над “i”. Люди, от которых зависит, как долго Лукашенко будет оставаться у власти, это граждане Белоруссии. Мы в Европе будем поддерживать тех политических лидеров Белоруссии, которые хотят реформ для своей страны, которые хотят более тесных связей с Европой. Мы будем формировать и поддерживать международное давление на существующий в Белоруссии режим, для того чтобы он начал относиться к своим согражданам с уважением. Но, в конце концов, Белоруссия сама определит свою собственную судьбу. А я со своей стороны надеюсь, что будущие перемены в Белоруссии будут предполагать наличие политических свобод, расширят горизонты для каждого гражданина Белоруссии.

08:25 03/11/2006




Loading...


загружаются комментарии