В ожидании оттепели

Многие ждали, что приговор лидеру «Молодого фронта» Дмитрию Дашкевичу будет мягче.  По нашей логике, по логике западных послов, Белоруссия,  на фоне обострения с Москвой пытающаяся наладить переговоры с Европой, должна была нечто продемонстрировать.


В ожидании оттепели

Например, что, несмотря на многочисленные инсинуации, в стране существует институт объективного и независимого суда. Который не признал Дашкевича виновным, поскольку Белоруссия своими международными обязательствами и Конституцией гарантировала свободу общественных объединений. То есть фактически признала, что граждане имеют право объединяться в любые союзы, движения и фронты, и если своей деятельностью они не разжигают национальную и религиозную рознь, не призывают к насильственному свержению власти, не посягают на свободы иных граждан, то их отношения с государством строятся по заявительному принципу. И поскольку «Молодой фронт» всей своей деятельностью отстаивает принципы суверенитета Белоруссии, народовластия, демократичности выборов, то наказывать Дашкевича не за что, и не в колонии место ему должны были готовить, а медаль «За заслуги перед Отечеством».     

 

Белоруссия могла продемонстрировать наличие стремления к демократическим переменам. И тогда бы Дашкевича судили не по уголовной, а по административной статье. Ведь сегодня действия от имени незарегистрированной организации подпадают под статьи сразу двух кодексов – Уголовного и Административного. И никакой разницы в «составах преступления» законодатели не сделали. Правда, существенное отличие в наказании: если судить по Уголовному кодексу – положен срок, по Административному – штраф.

 

Наконец, Белоруссия могла просто продемонстрировать добрую волю к политической оттепели. И суд признал бы Дашкевича виновным, но с учетом амнистии, отсиженного, хороших характеристик, поручительств многих уважаемых людей и т.п. выпустил  на все четыре стороны.

 

Но Дашкевичу закрытым судом (!) вынесли обвинительный приговор в виде полутора лет лишения свободы. «Я в шоке», - признался один из послов. «Я не ожидал, доложу своему правительству», - заявил другой. «Режим доказал, что он не реформируем», - подытожил политический деятель.

 

На самом деле все ожидания оттепели безосновательны, Белоруссия ничего не демонстрировала Европе и демонстрировать не собиралась. Слухи о готовности Минска к политическим переговорам с Западом и курса на резкую конфронтацию с Москвой сильно преувеличены. Сегодня в отношениях с Европой у нас ситуация, близкая к оптимальной. Мы имеем свободный доступ на европейский рынок, но на свой запускаем выборочно. Мы имеем мощное лобби в новых странах Евросоюза, которое грудью встанет за простой белорусский народ, если только будет попытка ущемить его интересы экономическими санкциями, но не даем никаких обещаний. Что еще надо? Зачем Белоруссии  политические переговоры, в ходе которых надо идти на какие-то уступки и брать на себя какие-то обязательства?

 

Качественно новые взаимоотношения с Россией – это действительно проблема. Все эти годы Белоруссия действовала рискованно и предельно прагматично: обещаниями, обсуждениями, отсрочками сумели выцыганить деньги и преференции у России. Но ораторский дар нельзя переоценивать -  за десять лет там от разговоров просто устали, начали предъявлять претензии. Мы огрызаемся, надеясь, что период обострения скоро пройдет (ведь и Грузия, и Абхазия, и Приднестровье, и выборы в Думу, и пенсия Путина…), ждем, когда к власти придут новые люди, с которыми разговоры о дружбе и о том, что за дружбу надо платить, можно будет начинать по новому кругу.

 

Все усилия белорусской власти сегодня сконцентрированы на том, чтобы развитие событий на восточном направлении не пошло по быстрому сценарию, чтобы сохранился статус-кво по поставкам российской нефти, чтобы в рамках приличий выросли цены на газ. Только этим вызваны шевеления в сторону Запада и многочисленные намеки государственных деятелей и пропрезидентских аналитиков, что, мол, если только Москва сподобится поднадавить, мы найдем политическую альтернативу России.

 

На Западе никто ничего не найдет. И тем более никто не собирается идти Западу на уступки. Более того, все эти умозаключения, адресованные Москве, похожи на угрозы юной барышни: мол, если ты меня бросишь, я спрыгну с балкона. Но уж в чем-чем можно подозревать Лукашенко, но только не в том, что он самоубийца. А Запад, протягивающий одну руку для переговоров Минску, второй готов удавить своего визави. В нем нет смысла, он политически не перспективен, он просрочен. 

 

На Карла Маркса,38 это прекрасно понимают, поэтому и не утруждают себя тем, чтобы что-либо демонстрировать Европе. Разговоры о возможности смены вектора внешнеполитических интересов – это максимум, необходимый официальному Минску. Потому что в здании Администрации серьезно работают только над «знаками», которые нужно подать Москве. А Москву, как вы понимаете, ни приговор Дашкевичу, ни количество политзаключенных, ни то, как в Белоруссии будут проходить местные выборы, нисколько не волнует.

 

Так что прогнозы политметеорологов о возможности небольшой политической оттепели на территории от Бреста до Смоленска ничем не оправданны. В общем, одеваемся теплее и желательно – в ботинки без шнурков.  Сегодня ситуация для власти критическая, и народ должен демонстрировать твердую поддержку своего лидера. А кто не желает – тюрем и колоний достаточно. А Европа?.. Тут возможен диалог – долгий и бессмысленный.

 

 

10:00 03/11/2006




Loading...


загружаются комментарии