Упущенная возможность (к 10-летию восхождения на избирательный трон Лидии Ермошиной)

До написания мемуаров пока еще не созрел. Да и не пишут подобнее вещи в годы войны. Войны гражданской, которая в Беларуси длится вот уже 13-й год. За это время на нашей синеокой Родине подросло поколение, не знающее, что такое мирная, то есть демократическая, жизнь.

Молодым людям хочу напомнить, что в годы их детства (допрезидентские времена) в Беларуси, как и во всех цивилизованных странах, городами и административными территориями, управляли руководители, избранные народом. Возвращение к варварству (назначение градоначальниками столичных ставленников, и ликвидация народовластия вообще) проводилось не методом шоковой терапии, а по науке   малыми дозами. И одним из ключевых этапов на этом пути назад, стал разгон Центральной избирательной комиссии, руководил которой Виктор Гончар, мой коллега по парламенту (Верховному Совету 13-го созыва 1995-2000г.г.).

Виктор Иосифович был (к сожалению, приходится говорить в прошедшем времени) не только высокопрофессиональным юристом, но и порядочным человеком. Но порядочные, не идущие на сделку с совестью специалисты, правящему режиму, пришедшему к власти в 1994 году, не нужны. Главе этой власти требуются послушные исполнители, которые даже на бесспорный вопрос:  Сколько будет дважды два? , ответят:  А сколько надо? . Именно с такими качествами ныне подбираются и назначаются на должности руководители, чиновники, специалисты. Виктор Гончар холуйскими качествами не обладал, а потому свято чтил Конституцию и Законы государства. Но именно на Конституцию посягнул правящий режим. Глава режима через референдум вознамерился наделить себя наполеоновскими полномочиями.

Белорусы во все века не стремились стать подданными Его императорского, царского или иного Величества. И вероятность того, что в ноябре 1996 года наш народ проголосовал бы за возвращение царизма, была, скажем так, небольшая. Результаты волеизъявления граждан подписывает председатель Центризбиркома. Но подписи под неправомерными итогами референдума, тогдашнего председателя ЦИКа, хоть и назначенного парламентом, но не подчиненного этому органу, явно не было бы. И глава правящего режима перечеркнув Конституцию, силой свергает Виктора Гончара и назначает председателем Центральной комиссии провинциалку Лидию Ермошину, готовую (как оказалось в последствии) за столь высокую должность и столичную квартиру, подписывать все, что угодно.

В 1996 году Центризбирком располагался на ул. Октябрьской. Когда стало известно о столь наглом попрании Основного закона, депутаты Верховного Совета (среди которых был и автор этих строк) немедленно убыли на место чрезвычайного происшествия. Проход к кабинетам Центризбиркома был заблокирован двумя или тремя рядами (точно уж сейчас не помню) сотрудников подразделения спецслужб. Здоровые крепкие бойцы с бледными лицами стояли вплотную друг к другу. Испуг понятен   ведь они участвовали в государственном перевороте (насильственным изменением порядка, установленного Конституцией). Прекрасно понимая, что в случае провала переворота, их бы судили по одной из самых суровых статей Уголовного кодекса, потому как письменного приказа на антиконституционные действия у спецслужб не было.

Поскольку переговоры с данными сотрудниками о возвращении в конституционное поле, которые вели председатель парламента и председатель Центризбиркома, были безуспешны, я попытался прорвать вражеский заслон. Увы, в одиночку, прорваться через цепи тренированных бойцов было заведомо невозможно. Не принесла успеха даже атака сверху (забирался на окно и прыгал на головы участников государственного переворота. Да и не могла атака привести к успеху. Потому как действовал в одиночку: остальные парламентарии не только побоялись сами пойти на врага, но, удерживая руками, препятствовали даже моим намерениям прорвать цепи неприятеля.

А ведь прояви депутаты Верховного Совета решимость в отстаивании Конституции, смять вражеский заслон не представляло труда. Во-первых, нас было минимум в три раза больше, чего для успеха лобовой атаки более, чем достаточно, а, во-вторых, противник был деморализован и серьезного сопротивления не оказал бы. Депутаты Верховного совета явно упустили реальную возможность поставить на место зарождающегося  наполеончика.

То была первая атака офицера ВМФ на вражеские цепи в развязанной режимом гражданской войне. Аналогично, и также в одиночку, штурмовал это же здание (только не ЦИК, а размещенный на том месте пресс-центр правящего режима) морской пехотинец. Пресс-центр, вход в который по определению свободен, опять же охраняли сотрудники спецслужб. Однако, если тогда, в 1996 году, осудить Валерия Щукина власть еще боялась, то 10 лет спустя, за аналогичные действия, Александра Козулина отправили на целую пятилетку за колючую проволоку.

Предлагаю задуматься:  А что будет еще через пять лет?

P.S. Формально Центральную комиссию не разгоняли. Ее состав, за минусом Виктора Гончара, остался прежним. Но то был уже совершенно иной орган, имеющий с прежним только общее название.
15:08 10/11/2006




Loading...


загружаются комментарии