Леонид Заико: Путин наказывает Лукашенко за третий срок

Два дня после переговоров белорусского и российского президентов обе стороны хранили гробовое молчание. Наконец, 13 ноября свою версию итогов поездки в Москву изложил Александр Лукашенко. Так ли все безоблачно в двусторонних отношениях, как об этом заявляет Минск? На вопросы «Белорусского партизана» отвечает руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико.

Леонид Заико:  Путин наказывает Лукашенко за третий срок
- Каковы, на ваш взгляд, итоги переговоров двух президентов?

- Белорусский президент зря тратил керосин и деньги налогоплательщиков на эту поездку. Потому что никаких конкретных ответов не получил. Путин выбрал весьма устойчивую формулу ведения диалога: цена на газ является делом субъектов хозяйствования. Хотя многие думали, что после переговоров он назовет цену на газ для Беларуси. Но он придерживается довольно-таки ясной и грамотной точки зрения, что все политические вопросы  - это дело президентов, а цена на газ – это дело хозяйствующих субъектов. Вот и все. Поэтому мы опять остаемся в подвешенном состоянии.
- Эксперты полагают, что газовый вопрос сам собой разрешится после того, как контрольный пакет «Белтрансгаза» перейдет в руки «Газпрома». Сегодня Лукашенко вновь вернулся к этой проблеме и заявил, что стоимость «Белтрансгаза» будет определяться, исходя из переговоров, а не рыночной оценки. Назвал даже цену – 17 миллиардов долларов…

- Что касается «Белтрансгаза», то для его оценки не нужна никакая экспертиза. Его можно и бесплатно отдать. Никакой это не критически или стратегически важный объект в наших отношениях. В принципе, проще договориться о взаимных интересах по формуле использования «Белтрансгаза», а юридическое  владение – это уже второй вопрос. Так что если подвести общий итог переговоров, то в принципе поездка была важна  только для того, чтобы убедиться, что позиция Путина простая: он не собирается быть еще два года другом Александра Григорьевича Лукашенко.
- Писали, что Лукашенко везет с собой пакет ультимативных предложений по повышению ставок на транзит газа и увеличению стоимости аренды российских военных объектов на территории Беларуси. Насколько действенны подобные аргументы?

- Шантажировать Путина повышением цен за нахождение военных объектов или на тарифы за транспортировку газа, по меньшей мере, несерьезно. Подобный тон не допустим даже во время встреч российского президента с мировыми лидерами - Джорджем Бушем или Ангелой Меркель. А тут, тоже мне, приехал президент маленькой десятимиллионной страны и угрожает повышением цен за транзит. Что это Путину? Не царское это дело - возиться с такими вопросами. Это, по крайней мере, было бы очень мелочно. Поэтому белорусская позиция в этих переговорах, к сожалению,  крайне слабая. Лукашенко просто должен дать ясный и четкий ответ на два вопроса: будет ли он строить союзное государство и вводить российский рубль. И все.
- Помимо газа на переговорах обсуждался и вопрос реэкспорта Беларусью российской нефти. Закроется ли эта возможность для белорусских властей наполнять бюджет за счет России?

- Странно, что Путин о нефти только сейчас стал говорить. Хотя его два года уже предупреждали, что проблема нефти более важная, чем проблема газа. Беларусь зарабатывает на перепродаже российской нефти огромные деньги, и белорусское экономическое чудо сделано руками российских поставщиков нефти. С другой стороны, этот вопрос гораздо деликатнее, нежели газовая проблема. Потому что в нем замешаны крупные российские нефтяные игроки. Нефть в Беларусь завозилась не только легально. Значительная ее часть попадала к нам по «теневым» схемам, через оффшоры, например. И долгие годы эта схема всех устраивала, в том числе и лоббистов в Кремле. Это устраивало нефтяные компании, это устраивало переработчиков, это устраивало белорусских чиновников, которые с этого кормились. Путин прекрасно понимает, что, сократив квоту для Беларуси, он лишит многих, в том числе и высокопоставленных кремлевских чиновников,  очень хорошего источника доходов.

- То есть вы считаете, что ограничений по поставкам нефти Россия вводить не будет?

 - Если Путин начнет квотировать поставки нефти и газа в Беларусь, то он будет выполнять функции комитета по материально-техническому снабжению, а не президента страны. Я считаю, что это чисто экономический вопрос: сколько поставлять нефти и сколько перерабатывать. Его, как и в ситуации с газом, должны решать хозяйственные субъекты. Вообще, по нефти вопрос приобрел политическое звучание потому, что на нефти стала подниматься наша экономика, и в России заговорили, что Лукашенко хороший хозяйственник. Но, я думаю, что Владимир Владимирович, как уходящий президент, вполне может продемонстрировать всем, что Александр Григорьевич не хороший хозяйственник, а всего лишь хороший манипулятор, лишив его дешевой нефти.

- И все же, будут ли перераспределены пошлины за реэкспортируемую российскую нефть?

- Пошлины это только одна сторона дела. Те, кто работают с нефтью, могут спокойно давать чиновникам взятки в сотни тысяч долларов и выше. Кто будет считать, сколько нефтепродуктов ушло из Беларуси? Те, кто хорошо  разбираются в этом вопросе, утверждают, что Беларусь перерабатывает  ворованную нефть. Это неучтенная нефть, которая доставляется напрямую чуть ли не с мест добычи и перерабатывается на белорусских НПЗ.
- В последние месяцы Лукашенко ведет активные переговорами с другими странами-экспортерами нефти, в частности, с Венесуэлой, Ираном и Азербайджаном, о возможности ее добычи и переработки. Насколько перспективно это направление?

- Венесуэла, Иран, Азербайджан… В ближайшие годы я считаю эту схему поставок нефти невозможной. Скорее всего, это всего лишь демонстрация Кремлю возможных векторов диверсификации белорусских интересов.
Здесь дивиденды могут быть несколько позже - через три-четыре года. Потому что сегодня мы не сможем выстроить эту схему по-новому, если она только не будут выглядеть таким образом: Азербайджанская нефть, например, покупается каким-то российским олигархом, тот, в свою очередь, направляет ее на переработку в Беларусь. Но на самом деле российский олигарх перегоняет российскую нефть, а азербайджанскую перерабатывает внутри России. Такая схема  возможна. И таких умных людей в России очень много.
- В общем, закрывать нефтяную кормушку Кремль не станет?

- Ну, можно, конечно, пойти на принцип и ограничить поставки нефти, но я еще раз повторяю: столько людей с этого кормятся, зачем же ломать им бизнес. Тем более что в России время такое предпраздничное. Скоро выборы в Государственную думу. Если на кого-то будут наезжать, возникнут, образно говоря, плохие ощущения, плохие реакции.
- Но судя по поведению Лукашенко, он не очень верит в простое разрешение этой ситуации…

- Все проблемы у Лукашенко возникли из-за того, что он ослушался Путина, и пошел на третий президентский срок. А как дальше будет осуществляться публичная порка, это мы еще увидим. Это уже политическая психология и политическая травматология - какими ушибами и травмами отделается белорусский президент. Например, можно сократить объемы поставок нефти, повысить цену на газ до 250 долларов за тысячу кубометров. Это означает, что на каждого белоруса будет дополнительная налоговая нагрузка в 30 долларов. А если семья из четырех человек, то это уже 120 долларов или 240 тысяч рублей. Белорусы могут обидеться на президента, на жизнь, на всех, и тогда последствия непредсказуемы.

- На ваш взгляд, какова цена на газ для Беларуси была бы объективна?

- Я думаю, что долларов 130-150 можно было бы для Беларуси установить. И не надо забывать, что для населения, для нас с вами газ и так уже продается по 100 долларов, а частные хозяйствующие субъекты покупают его у государства за те же 150 долларов. И в этом тоже проблема. Россия стремится, чтобы на территории Беларуси в ценообразовании на газ были введены рыночные принципы, чтобы он стоил одинаково для всех потребителей, независимо от того, нравятся они власти или нет.
- Ваш прогноз: не повторится ли ситуация начала 2004 года, когда на несколько дней Беларусь осталась без российского газа?

- Эта ситуации может повториться в любой момент. Все зависит от того, какие уроки извлечет Александр Григорьевич. Или он разворачивает корабль от России, тогда нас ожидает и рост цен на энергоносители, и все остальные негативные социальные и экономические последствия. Либо маневрирует, играет на время, дотягивает до весны обещаниями введения российского рубля. А потом в России начнется новая политическая кампания, и на некоторое время о Беларуси опять все забудут.
08:55 14/11/2006




Loading...


загружаются комментарии