Москва не ищет замены Александру Лукашенко

Открытое письмо политолога Андрея Суздальцева экс-кандидату а президенты Александру Козулину

Здравствуйте, Александр Владиславович! Привет, как говорится, от депортированного к политическому заключенному. Примите по данному случаю все положенные поздравления, пожелания и общие выражения солидарности, но по объективным причинам не высказанные раньше. Однако, не более... Сами знаете, почему…

Помните, ли Вы, Александр Владиславович, как ровно год назад, за три-четыре дня до Нового 2006 года, присутствовали мы с Вами на одном, почти правительственном московском приеме, где и обсуждали как раз ту проблему, с которой 31 декабря уже ушедшего от нас года, Вы обратились в белорусской общественности – начать белорусской оппозиции переговоры с российскими властями.  А беседовали мы с Вами после целой череды Ваших встреч с российскими думцами и даже некоторыми представителями исполнительной власти РФ.

Это были тяжелые диалоги. Вас вежливо выслушивали, кивали. Между прочим, практически никто из российских политиков публично не сомневался в одиозности и коварстве режима личной власти первого белорусского президента, но дальше общего разговора и человеческого сочувствия дело не шло. Дело в том, что собеседники требовали конкретики. Даже, обсуждая возможность обратиться к россиянам и белорусам по российскому телевидению, Вам тогда сказали, что публичные обвинения конкретного человека, в данном случае А. Лукашенко, никого не взволнует. В России собственных политиков громят в СМИ так, что мало не покажется. Но вот новый взгляд на российско-белорусские отношения обеспечил бы внимание российской элиты. Однако его никто до сих пор так и не сформировал.

Тогда мы с Вами пришли к выводу, что «мяч» все-таки на белорусской стороне (белорусской оппозиции), так как солидную часть традиционных интересов России в РБ А. Лукашенко обеспечивает: Беларусь остается союзным государством для Москвы, отсутствует угроза «ухода» страны в НАТО, с определенными издержками, но существует без подписанных соглашений единое ПВО, обеспечена работы двух российских оборонных объектов. В сфере обеспечения прав россиян – граждан Беларуси ситуация стабильна. Однако растет проблемность через белорусскую территорию транзита, включая критически важного - калининградского, есть вопросы к белорусскому экспорту на российский рынок и российскому на белорусский, существуют запреты на допуск российского бизнеса на экономическое поле Беларуси.

Белорусский рынок слабый, покупательная способность населения ниже украинской, ценность основных производственных активов, благодаря практически хищнической эксплуатации, неуклонно снижаются, а специфика белорусского бизнес - климата сводит их ликвидность к нулю. Так что российская правящая элита пока не озадачена срочной разработкой нового взгляда на российско-белорусские отношения. Но в целом, ситуация для Москвы в конце 2005 г. была более – менее терпима.

Но вот как раз с белорусско-оппозиционной стороны ситуация совершенна нетерпима. С учетом того, что основа легитимности власти в Минске находится в Москве и во главе Беларуси не может находиться лидер, строящий свою политику на конфронтации с РФ, реальный диалог с российской элитой для оппонентов А. Лукашенко критически важен.

Год назад мы с Вами много говорили о возможностях установления контактов с российской законодательной и исполнительной властями. Хотя некоторые выводы уже можно было сделать – личные встречи с представителями законодательной власти России, демонстративные презентационные визиты, пророссийские заявления и декларации ничего, кроме ничего не обязывающего любопытства в Москве не вызвали. Но время предвыборной кампании диктовало свой особый темп, и было ясно, что оппоненты А. Лукашенко вступили в схватку с властью без развернутой стратегии новых отношений с Российской Федерацией.

После выборов уже было не до стратегии – кто пытался как-то опереться на российский «вектор» - отправился на годы в тюрьму и депортации, а кто сделал ставку на антироссийские кампании и опирался на Запад - отсидел 15 суток и отправился в Париж (в широком смысле). В итоге власть недвусмысленно продемонстрировала, что и кто ей опасен в наибольшей степени.

И вот, теперь мы читаем на Вашем сайте, Александр Владиславович, что Вы предлагаете демократическим силам Беларуси выработать стратегию отношений с Россией. Хороший вопрос и не менее «хорошая проблема». Прежде всего, задача создания стратегии распадется на две глобальных – что должна данная стратегия включать и кто ее будет разрабатывать и представлять. Проще начать с вопроса: что хочет найти белорусская оппозиция в России?

Но, прежде всего надо спросить: а почему именно сейчас белорусская оппозиция вдруг вспомнила о необходимости диалога между российским руководством и оппонентами А. Лукашенко. Это принципиальный вопрос, так как невольно возникает подозрение, что в части белорусской оппозиции возобладало мнение, что в виду того, что влияние белорусского президента в российской правящей элите резко упало, то Москва автоматически обратит свое внимание на белорусскую оппозицию. Причем, это мнение рассматривается, как политическая аксиома. Это ошибка.

Прежде всего, стоит отметить, что белорусскую оппозицию в Москве знают и имеют о ней давно сложившееся мнение. Но беда всех авторитарных режимом в том, что в них власть и оппозиция обычно зеркально похожи друг на друга. И если акции А. Лукашенко упали на российской политической «бирже», то вовсе не значит, что поднялись акции оппозиции. Стоит напомнить, что политическое поле Беларуси не исчерпывается А. Лукашенко (в широком политическом смысле) и белорусской оппозиции. Кроме того, Москва не ищет замены А. Лукашенко. Это должен делать сам белорусский политический класс в рамках действующей белорусской Конституции. Для этого есть множество причин, включая украинский опыт, но главная причина в том, если Москва начнет заниматься «демократизацией» постсоветского пространства, то минимальный ущерб будет состоять в массированной критике «возрождающейся империи», а в максимально варианте – «демократизировать» начнут саму Россию. Причем, что прямо бросается в глаза - чем больше в мире проблем с энергетикой, тем больше на Западе сторонников немедленного решения проблем российской демократии. Так что политическая конъюнктура в данном случае играет не за политическое позиционирование белорусской оппозиции в Москве.

Но… влиять Москва на политические процессы внутри РБ конечно может и косвенно будет. Причем только косвенное ее внимание, означает настоящее политическое землетрясение для белорусского политического поля.
Что ищет для себя белорусская оппозиция в России? Оппоненты А. Лукашенко ищут в России союзника в свержении режима А. Лукашенко. Реально ли выйти на столь высокий уровень политических союзов в Москве, ничего не предлагая российской власти? Естественно, это не реально. Москва ничего никому не должна и ее благосклонности ищут многие на этой планете, включая несколько десятков президентов. Так что вопрос будет стоять жестко – а чем белорусская оппозиция может заинтересовать Москву?

Поиск в Москве политических союзников белорусской оппозиции, означает, что сфера возможных переговоров обязательно должно иметь политический акцент. Но стоит напомнить, что политические проблемы между Минском и Москвой давно формализованы и втиснуты в формат Союзного Государства. Мы уже о них говорили – союзные отношения, подразумевающие тесный и иногда даже чересчур, открытый формат отношений между правящими кругами двух стран, НАТО вне границ Беларуси, военно-стратегические задачи, включая членство в ОДКБ, внешнеполитическое прикрытие Минска на внешней арене, что Россия четко выполняет, не считаясь даже с серьезными издержками для собственного имиджа в мировой политике. Прибавим гарантии транзита. Стоит напомнить еще один, в данном случае, политический вопрос – государственный статус российского языка. Вот, в принципе и весь политический контекст современных отношений между Россией и Беларусью. Естественно, данные политические задачи и обеспечивают то, что мы называем – сфера интересов России. Беларусь входит в российскую зону ее влияния на постсоветском пространстве. Вряд ли кто-то сможет это влияние оспорить, кроме ЕС в отдаленной перспективе. В Москве учитывают, что объективно Беларусь находится в «европейском пограничье» и влияние европейского интеграционного проекта будет расти. Пока все.

Есть ли здесь «щель» для оппозиции? Оппоненты А. Лукашенко, естественно, могут возмущаться и говорить, что по вопросу о НАТО, неплохо было спросить и мнение белорусского народа. Очень хорошо, спрашивайте! Но Россия в данном случае имеет четкую позицию – Москва не хочет, чтобы Минск был в НАТО. Это ее законное желание? Наверное, по мнению белорусской оппозиции, незаконное. А противоположное пронатовское желание Польши для Беларуси?... А ведь свои интересы в Беларуси имеют, кроме Польши еще и Литва, Украина и даже Казахстан.

Естественно, Москва сядет за стол переговоров только с теми политическими лидерами, которые не собираются торпедировать политический «пакет» российско-белорусских отношений, что в принципе, конечно не исключает некоторых «подвижек» в сферах, доказавших свою нереалистичность. К примеру, политический этап российско-белорусского интеграционного проекта – Союзное Государство. И то, в случае гипотетического обсуждения судьбы СГ еще не факт, что стороны не схватятся по вопросу сохранения социального «портфеля». Стоит напомнить, что социальные вопросы в СГ разработаны не хуже, если не лучше, чем в ЕС. Во всяком случае, квот на использование рабочей силы, как у «старых» членов ЕС, у стран-партнеров по СГ нет.

Но мне кажется, и Вы со мной согласитесь, Александр Владиславович, что уже на политическом «пакете» у нашей оппозиции случится обязательный сбой. Практически ни одна из оппозиционных структур факт нахождения Беларуси в сфере российского влияния не принимает.

Но это беда самой белорусской оппозиции, так как геополитику политической риторикой не сменить. Это все равно, что море черпать кружкой. К примеру, без сомнений и современная Балтия от России никуда не делась, и по прежнему, хотя и частично, но находится в сфере российского влияния. Перечень можно продолжить. Так сложилось. Геополитика меняется крайне медленно. Далеко не всегда смена власти в одной из стран, составляющих геополитический пейзаж на континенте, кардинально меняет общую картину. Ярким примером является восстановление большевиками Российской империи или реальная победа над Германией в 1945 году все-той же пресловутой Антанты. Современные взаимоотношения между Москвой и Минском невольно напоминают перипетии внешних отношений между Московией и ВКЛ в 15 – 17 вв., включая проблему занятия соответствующих престолов выходцами из стран – соседей, столетиями находящихся в войне и оживленном сотрудничестве (зачастую война и сотрудничество совпадали по времени!). Так что, в Кремле на посту российского президента может оказаться даже Борис Немцов, но и это существенным образом не поменяет судьбу Беларуси. Геополитика перемалывала и не таких «большевиков» от демократии.

Не примет оппозиция на себя и гарантии обеспечения государственного статуса русского языка. Последний вопрос вообще будет воспринят, как оскорбление, хотя ясно – А. Лукашенко использовал языковый вопрос для откола оппозиции от электората и загона своих политических оппонентов в политическое «гетто». Между прочим, в Беларуси живет огромная масса белорусов, которые родились в русскоязычной среде и всю жизнь в ней живут. Для них, чистокровных белорусов, русский язык, естественно, родной. Чтобы принудить этих людей к переходу на белорусский, оппозиции, в случае прихода ее к власти, придется нарушать права человека. Естественно, появятся беженцы… в Россию. Опять расходы федерального бюджета. Так что и в языковой сфере диалога не будет.

В итоге, большинстве своем белорусская оппозиция никогда не согласится с реалиями геополитики и политическим «пакетом» российско-белорусских отношений. Что в данном случае делать оппозиции? Убеждать Москву? В чем? В том, что А. Лукашенко нелегитимный президент и все договоренности с его подписью незаконны и будут подвергнуты ревизии? Это интересное дело, но для начала было бы неплохо убедить в этом не только собственный белорусский электорат, но и «солидарный» Запад, который не отозвал из Беларуси после выборов 2006 ни одного посольства. Кто-то желает обойтись декларациями и «Актами», а кто-то должен выводить из договорного поля многомиллиардный транзит, т.е. подставлять его под конфискации.

Только я прошу, не надо в этом случае вспоминать лишение РБ торговых преференций - эта огромная многолетняя работа сделана фактически одним человеком – Александром Ярошуком, оказавшимся действительно человеком дела. А.Ярошук мастерски использовал весь бюрократический лабиринт МОТ и при помощи международного профсоюзного движения не спеша, но неотступно, как истинный белорус, день за днем, год за годом, по песчинке делал эту огромную и чертовски неблагодарную работу, мобилизовав на нее всех своих соратников. Зато сейчас, когда дело оказалось практически воплощено в жизнь, появилась целая политбригада с лозунгом «И мы тут стояли».

Вряд ли кто-то в современной белорусской оппозиции повторит этот настоящий подвиг. Проще помечтать, что Москва сама взвалит на себя всю «черную» работу, проведет верхушечный переворот и вручит власть в руки оппозиции, которая тут же, в благодарность, по белорусской политической традиции обвинит Москву во вмешательстве во внутренние дела («оккупанты»). А Запад еще добавит Москве «по первое число» и примется оплакивать режим А. Лукашенко не хуже, чем сейчас Запад оплакивает Сапара Ниязова.

Так что, наверное, белорусская оппозиция обречена заниматься и дальше тем, чем она занимается последние пятнадцать лет (еще до А. Лукашенко) – жесткой критикой политической системы России, чем вызывает особую благосклонность Запада. Тем более, что увлекательное занятие по «демократизации» России, безусловно, может плотно занять не только верхушку белорусской оппозиции, но и их сыновей, что уже и произошло… Не далече и внуки. На пару столетий работы хватит. А там возможно эта деятельность по наследству прейдет к Брюсселю и он будет «демократизировать» Пекин… А белорусы заговорят на китайском…

Формы борьбы за демократизацию России, активно используемые белорусской оппозицией, самые разнообразные – от политических заявлений оппозиционных вождей об «имперском заговоре» против суверенитета Беларуси, иступленной сектантской веры в пришествие антихр…, т.е. грядущего интеграционного референдума, повторяемые из года в год небылицы о российских заговорах против суверенной страны, сбора свидетельств солидарности с борьбой против «российского империализма» из европейских столиц и Вашингтона, до увлекательных подборок антироссийских коллекций на белорусских оппозиционных сайтах и поразительной антироссийской политической порнографии на белорусских оппозиционных Интернет-форумах (подобные украинские форумы выглядят просто оазисами толерантности и межнационального сотрудничества).

Стоит отметить, что системная антироссийская деятельность белорусской оппозиции, затрагивающая широкий диапазон от этнических и психологических до политических и экономических аспектов существования русского народа, российского государства и российской власти, мало того, что абсолютно безопасна в современных политических реалиях Беларуси, но и идеально вписывается в общую стратегию борьбы правящего режима А. Лукашенко за свою выживаемость. И оппозиция и власть свято верят в цивилизационный раскол между Западом и Россией. Зачастую они просто паразитируют на этом «расколе».

На самом деле у великих держав до этого «цивилизационного раскола» на границе балтийских и белорусских болот, а также украинских степей и Карпат просто руки не доходят. У них проблемы на два порядка глобальней – распространение ядерного оружия, мировой терроризм, кризис НАТО в Афганистане, Иран, Ирак, Северная Корея и т.д. И здесь никакого «цивилизационного раскола» не наблюдается. Съезжаются на G8. Ругаются, но приходят к компромиссам. Резолюция по Ирану – хороший пример такой работы. Это все позитив.

Нельзя строить долговременную стратегию на негативе. Естественно, от взгляда Москвы не ускользают некоторые парадоксы в позиции оппозиции в отношении Москвы. Тем более, что они обычно совпадающих с риторикой белорусских властей. В данном русле находятся и последние «новинки»: обвинения российского руководства в «газовом шантаже», что, по мнению оппонентов А. Лукашенко, подразумевает «неожиданность» требований «Газпрома» к Беларуси (с 2002 года идет разговор о переходе в поставке энергоносителей на рыночный формат, в 2004 году отключили на этой почве газ).

Кто-то вспомнит в заявление А.Милинкевича о проблеме заключения газового контракта между Россией и Беларусью на рыночных условий. А.Милинкевич, заявив, что в целом разделяет необходимость выхода РБ на мировые цены и рыночные условия торговли с РФ, но тут же вспомнил традиционный штамп – использование энергетики в качестве политического давления на суверенитет Беларуси. Здесь же мы найдем и требования «постепенности» перехода на мировые цены в энергетике, но при этом А.Милинкевич скромно умалчивает о том, кто должен эту «постепенность» оплачивать. Естественно, не Европа или Польша с Литвой, а опять Россия. Вот и возникает вопрос: а чем принципиально отличается позиция белорусской оппозиции по вопросу экономических и политических отношений между Москвой и Минском от взглядов давно известного в российской столице гражданина РБ А. Лукашенко?

В итоге, в настоящее время мы может наблюдать своеобразный неконтактный идеологический кризис между Москвой и белорусской оппозицией, а если вернее, между западным подходом к проблеме демократизации РБ и российским. В частности, критиков Москвы, второе десятилетие упрекающим российское руководство в поддержке А.Лукашенко, совершенно не беспокоит буквально кричащее противоречие:

Традиционная претензия к Кремлю: Россия уже двенадцатый год обеспечивает режиму А. Лукашенко беспрецедентный уровень ресурсной и финансовой поддержки, чем готовит аннексию Беларуси и ликвидацию белорусского суверенитета. Запад, естественно, возмущен…

«Новая» претензия к Кремлю: Россия ликвидирует систему экономической поддержки режима А. Лукашенко, чем ставит его на грань банкротства, следовательно, готовит аннексию Беларуси и ликвидацию белорусского суверенитета. Запад, естественно, опять возмущен… Грузинский, между прочим, сценарий…

Ну, так что России делать? «Давать» – плохо, «не давать» – еще хуже. По традиции, и белорусские власти и белорусская оппозиция, все равно обвинят во всем Москву. Так им проще и безопаснее. Ведь стоит напомнить, что и в политике претензии к Москве радикально противоречивы – от призывов «не лезьте в наши дела», до «немедленно смените А. Лукашенко». Расклад тот же, как и назначенный «стрелочник».

Но, уважаемый Александр Владиславович, было бы огромной наивностью считать, что Москву очень уж беспокоят все эти политические комбинации вокруг ее роли в политической жизни Беларуси. РБ живет, пенсии выплачиваются, работа какая ни какая есть, транзит обеспечен, самолеты летают. Если белорусские власти и дальше намерены воспитывать белорусское население в ненависти к русскому народу, российскому государству, российскому руководству, что у них и так неплохо получается в белорусских электронных и печатных СМИ, то Москву и эта прискорбная белорусская политическая традиция «валить все на соседа» не очень волнует. В конце концов не в одном же государстве жить…

Москва в «доле» в белорусском обеспечении, чтобы все «шестеренки» белорусского суверенитета крутились. Сможет Беларусь обойтись без российской экономической поддержки – прекрасно. Вот тогда и понадобится политические решения и политическая стратегия. Следом появится и политический контекст в переговорах между Москвой и белорусской оппозицией. А пока современная Беларусь – проект не политический, а финансово-экономический. С политическими декларациями, хоть консолидированными, хоть отдельными (партийными) в Москве белорусскую оппозицию не пустят ни на один серьезный «порог».

Так что, тупик? Нет, конечно. На белорусском политическом поле появились политические лидеры, считающими, что они могут при формировании своей политической стратегии учесть интересы РФ в Республике Беларусь. Во всяком случае, заявления С. Калякина вызывают большой интерес. Но пока ничего внятного мы не видим и со стороны вновь созданного Союза левых сил, хотя именно эта часть политического спектра белорусской оппозиции и способна прогенерировать новый политический взгляд к Москве.

Но пока суд, да дело, белорусские власти уже продемонстрировали во всей своей красе преимущества «белорусской экономической модели», вся эффективность которой была основана на самых дешевых в Евразии газе и нефти. Так что сфера экономики открыта для любых консультаций. Однако если Вы, Александр Владиславович считаете, что уже сейчас «белорусские демократические силы могут предложить модель взаимовыгодных добрососедских отношений с Россией», то многие разведут руками. Ссылки на то, что «эта модель уже выработана, и она заключается в программе БСДП (Грамада) "Путь к достойной жизни". В принципе, это достаточно банальная стратегия — Беларусь должна стать мостом между Европой и Россией, активно используя свое географическое и геополитическое положение, реализовывая транзитные, экономические и межгосударственные программы", приводят в полное замешательство.

Опять «мост»? Это уже похоже на болезнь из XIX века. Странно, но ведь не трактует, к примеру, Австрия или та же Чехия, свое действительно особое географическое положение в качестве «моста» между Германией и, к примеру, Венгрией. Пора уже осознать, что России не нужны никакие «мосты», тем более в Европу. Балтия тоже считала, что в ее руках все тот же «мост». Украина до сих пор верит в наличие собственного, направленного в Европу «моста»: «на русском газе и нефти в Европу». Про Грузию вообще умолчим… А Россия тем временем, день и ночь сваривает трубы то Балтийской трубопроводной системы, то газопровода по дну Балтики или Черного моря. Строит терминалы и новые порты… Пора понять, что России не нужны посредники. Она их просто игнорирует. Ведь и А. Лукашенко в свое время пытался стать посредником между Россией с Европой. Вряд ли он преуспел в этом безнадежном деле.

Экономический курс А. Лукашенко потерпел крах. Именно сейчас у оппозиции есть шанс подготовить реальный новый экономический курс. Главная его задача должна состоять в одном: доказать серьезными экономическими расчетами, а не ссылками на «чудеса» рыночной экономику и приход «заждавшихся» инвесторов, что суверенная Беларусь в силах выжить в рыночной среде и с мировыми ценами на критический импорт. Причем это должно быть не жонглирование лозунгами неолиберализма, что, в принципе, радовало бы автора этих строк, но и только, а серьезный прогноз, начиная с агрогородка и среднего по масштабам предприятия и, заканчивая «флагманами» экономики и транзита, включая социальные программы и перспективы развития белорусской экономики. Здесь должно найтись место экономической, включая энергетическую, интеграции с Россией… В общем, это должен быть бизнес-план «Беларусь» - большая и серьезная работа, лишенная политической трескотни и пафосных лозунгов. С авторами и политическими лидерами, способными бизнес – план «Беларусь» воплотить в жизнь, будет считаться не только Москва, но и вся Европа. Но если эту работу не сделает белорусская оппозиция, то ее сделают другие люди… С гораздо меньшими политическими амбициями, но с хорошими экономическими мозгами и административными талантами. Такие люди, безусловно, есть.

Берегите себя, Александр Владиславович!



10:41 11/01/2007




Loading...


загружаются комментарии