Нелюбящие братья

Очередной российский газовый конфликт предотвратили, но вместо него разразилась маленькая нефтяная война. Европа должна быть осторожной.

Россия и ее соседка, постсоветская Белоруссия, считаются братскими славянскими государствами, которые находятся в процессе создания союзного государства. Между ними действительно наблюдается разительное семейное сходство. У обеих раздражительные авторитарные президенты – в России Владимир Путин, а в Белоруссии жестокий Александр Лукашенко, и обе склонны к рискованной дипломатической конфронтации. На этой неделе сходство привело их на грань, а потом и за грань отнюдь не братского торгового конфликта. Несмотря на скоротечность, он имеет важные последствия для энергетических отношений России с Европой и, возможно, для будущего отсталой Белоруссии.

Год назад противостояние из-за цены на российский газ для Украины на короткое время уменьшило поток газа, идущего через Украину в Европу. В конце 2006 года сопротивление Белоруссии аналогичному требованию России платить больше грозило новой "газовой войной". Скромный экономический рост, который Лукашенко называет "белорусским экономическим чудом" и который в сочетании с тотальным контролем над СМИ и запугиванием противников укрепляет его режим, в действительности основан на российском газовом импорте с большими скидками.

В данном случае две страны, ворча, достигли соглашения о повышении цены на газ в последние минуты уходящего года. Но через несколько дней разразилась нефтяная война. Россия ввела новые пошлины на сырую нефть, которую она экспортирует в Белоруссию (ее переработка и реэкспорт являются важнейшим источником доходов для Лукашенко и, по сути, еще одной масштабной российской субсидией белорусской экономике). В ответ Белоруссия потребовала транзитную пошлину за нефть, которая транспортируется через ее территорию в другие страны Европы. Россия отказалась, и Белоруссия начала забор нефти в качестве оплаты. Вечером 7 января Россия прекратила закачивать нефть в трубопроводную сеть, идущую по территории Белоруссии и обеспечивающую 12,5% нефтяных потребностей Европейского союза. Нефть перестала поступать в Польшу, Германию и другие страны.

Тактические приемы двух стран, возможно, похожи, но не похожи их мускулы. Путин заговорил о сокращении нефтедобычи и изменении маршрутов поставок. Россия также пригрозила введением пошлин на все белорусские товары, многим из которых будет трудно найти рынок сбыта в других местах. 10 января, после телефонного разговора двух президентов, Лукашенко сдался: транзитную пошлину отменили, и нефть снова пошла по трубопроводу раньше, чем эта война серьезно отразилась на Европе. Тем не менее, кратковременная, но неприятная ссора содержит важные уроки.

Один из уроков заключается в том, что, если Россия в таком настроении, контроль Лукашенко над Белоруссией под угрозой. Когда другие порицали Лукашенко во время фальсифицированных прошлогодних выборов, Путин встал на его сторону. Но мотивом здесь была, скорее, враждебность к европейскому вмешательству в российском "ближнем зарубежье" и к "цветным революциям", наподобие украинской 2004 года, а не любовь к Лукашенко. Личные отношения между ними, говорят, отвратительные. Гармоничный союз между этими людьми – план, унаследованный Путиным от его предшественника Бориса Ельцина, – теперь кажется нереальным. (По слухам, Лукашенко охладел к этой идее, когда стало ясно, что после слияния он едва ли останется президентом.) В отсутствие надежной альтернативы устранение Лукашенко, возможно, не входит в планы Путина. Но одна лишь новая цена на газ может нанести серьезный ущерб заводам и колхозам Белоруссии, преимущественно государственным, и вызвать охлаждение простых белорусов.

Этот случай также подтверждает все более неприглядный характер отношения России ко многим ее бывшим вассалам. Энергетические ссоры являются одновременно причиной и симптомом этой тенденции. Грузию, самую нелюбимую Путиным постсоветскую соседку, заставили согласиться на цену российского газа, которая более чем вдвое превышает новую цену для Белоруссии. Но поставки из соседнего Азербайджана помогают Грузии пережить зиму и, возможно, скоро полностью заменят российский импорт, сообщает грузинский министр энергетики Ника Гилаури. Имеющий собственные залежи нефти в Каспийском море, Азербайджан недавно отверг то, что заместитель министра иностранных дел Хафиз Пашаев назвал "неразумными" газовыми условиями, предложенными Россией. Он также перестал транспортировать свою нефть по российским трубопроводам.
Но важнейший урок для Европы – это снова опасность чрезмерной зависимости от российской энергии. В принципе стремление Кремля больше брать со своих соседей за газ разумно. В целом спрос на российский газ превышает предложение, и подавление спроса в постсоветских государствах призвано сделать газ доступным для экспорта на более привлекательный европейский рынок. В частном случае с Белоруссией Россия заслуживает большего сочувствия. До прошлого года ее критиковали за ублажение Лукашенко льготными газовыми условиями, а белорусский реэкспорт беспошлинной российской нефти был, как выразился один иностранный обозреватель в Минске, очевидной "аферой".

Но какими бы разумными ни были цели России, ее агрессивные и непредсказуемые методы в сочетании с изменчивостью отношений со странами энергетического транзита и безразличием к тому, как они отражаются на европейских потребителях, правомерно тревожат европейских лидеров. Хотя Путин обещал сделать все, чтобы обеспечить интересы западных потребителей, канцлер Германии Ангела Меркель говорит о подрыве доверия. Европейцам следует обратить внимание и на то, что Россия вышла из схватки с Белоруссией, получив 50% акций белорусского газопровода (плата за которые частично компенсирует повышение цены на газ), что усиливает контроль Кремля над энергетической инфраструктурой Европы. Энергетическая стратегия ЕС, опубликованная на этой неделе, говорит о необходимости диверсифицировать поставщиков и вести переговоры с ними коллективно – чем раньше, тем лучше.

15:30 12/01/2007




Loading...


загружаются комментарии