Если друг оказался вдруг…

После нефтегазового противостояния, возникшего между Беларусью и Россией, в воздухе повис вопрос: «Готовит ли Кремль замену Александру Лукашенко?»

Если друг оказался вдруг…

Некоторые американские эксперты поспешили однозначно заявить, что так оно и есть и, удивив осведомленностью, заявили, что Кремль давно нашел контакты в белорусской оппозиции. Российские комментарии прямо противоположны: возник исключительно экономический спор, это не есть конец поддержки Лукашенко, тем более что Россия пошла на огромные уступки, проявив обеспокоенность устойчивостью белорусской экономики, а, значит, и действующего белорусского режима.

 

И все-таки обе эти точки зрения кажутся поверхностными.

 

Понятно, что решение об изменении условий поставок энергоносителей в Беларусь –политическое. Белорусская пропаганда однозначно утверждает, что причиной всему стало нежелание Александра Лукашенко поступиться суверенитетом страны. То есть пересмотр условий контрактов спровоцировал несостоявшийся Союз, в котором Беларусь не хочет быть российской губернией. Только вот незадача: «защитник суверенитета» в воскресенье честно признался, что он прямо в этом году готов в Союз, но только если Россия позволит ему баллотироваться на пост президента на предстоящих выборах. «Но Россия к этому не готова, - обиженно развел руками Лукашенко. – У нас разное понимание Союза».

 

Россия, действительно, оказалась не готова к тому, что чудак, которого терпели и которому помогали только потому, что он громче всех кричал о дружбе-братстве-единстве, возомнит себя серьезным фактором геополитики.  Что тот, кого считали управляемым вассалом, будет не просить, а угрожать и шантажировать.  Что он не то что спасибо не скажет за помощь, которая ему оказывалась, а придет в Русскую православную церковь и в своем рождественском послании, скрипя зубами от ненависти, будет клеймить Россию.  А ведь все это случилось как раз потому, что Кремль никогда не готовил замену Александру Лукашенко, а потому Россия не могла вести свою игру ни на президентских выборах в 2001-м, ни во время прошлогодней кампании.

 

Лениво было российскому МИДу заниматься белорусским вопросом, и потому Сергей Лавров накануне важных для Беларуси политических кампаний выносил однозначное резюме: сильной альтернативы нет, оппозиция финансируется Западом, надо поддержать Лукашенко.  Резолюция шла по вертикали власти и находила полное понимание и поддержку, поскольку ничего не делать, как известно, мечта любого чиновника.

 

Говорят, переломным моментом стал третий президентский срок белорусского лидера. Ходят слухи, будто Путин  уговаривал и убеждал его не дразнить Запад, спокойно найти себе преемника, верного и надежного человека, и передать ему власть (или хотя бы сделать видимость передачи). Лукашенко якобы ответил: «Тут мы с вами, Владимир Владимирович, не договоримся…»

 

Так или иначе все происходило – не суть важно. Главное, что в обмен на то, чтобы Россия подтвердила его третьесрочную легитимность, Лукашенко давал определенные обещания (по-другому просто быть не могло, потому что назвать прошедшую в марте прошлого года кампанию выборами, можно было только за очень большой откат). Но, как теперь уже понятно, Лукашенко обещаний не выполнил. Россия добивается единого военно-экономического пространства с российским рублем по всей территории. А Лукашенко на все это согласен с существенной оговоркой: чтобы ему дали возможность попробовать свои силы в борьбе за пост президента Союзного государства. Вот это, по его мнению, и будет равноправное объединение, в которое он готов вести Беларусь хоть губернией, хоть шестью областями.

 

Выпустить Лукашенко в 2008-м году против Медведева, Иванова или даже самого Путина – это (со всеми скидками на российский административный ресурс)  очень большой риск. Потому что в «проект Лукашенко» вложится и Иран, и Венесуэла, и все Движение неприсоединения, жаждущее другого центра силы, альтернативного Соединенным Штатам. Не за усы же вдруг полюбили белорусского лидера те, кто до недавнего времени даже не знал о существовании государства с названием «Беларусь»!

 

Не секрет, что в Кремле к белорусскому варианту Конституционного акта отнеслись очень внимательно. В первую очередь, конечно, те, кто желает Путину долгого политического существования. Да и Беларусь это все-таки не Приднестровье и даже не Абхазия! И в этом смысле Лукашенко, эксплуатирующий тему Союза, остается важным фактором внутрироссийской политики: до недавнего времени публично он не раскрывал своих намерений и амбиций, но что делать сейчас, когда он открыто говорит – я готов,  это Россия не готова; хоть завтра создаем Союзное государство, но в 2007-м вместе выбираем Думу, а в 2008-м - президента?.. 

 

Тем, что Россия отталкивает протянутую братскую руку, он шантажировал и шантажирует Путина, будет шантажировать и Иванова, и Сидорова. До тех пор, пока будет оставаться президентом Беларуси. Поняли ли это в Кремле? В отличие от некоторых американских экспертов, я в этом не уверена.

 

Пока можно говорить только о том, что Лукашенко однозначно щелкнули по носу. Да, очень больно и очень неприятно, но не более того.

Да, Россия пришла к пониманию того, что надо брать под свой контроль такое стратегически важное направление, как транзит по белорусской территории нефти и газа, хотя ранее считалось, что Лукашенко в этом плане полностью обеспечивает российские интересы. Но все-таки раскачивать лодку Россия не стала. Хотя могла. А это значит, что не готов Кремль к осуществлению в Беларуси сценария революции. Если и ведется поиск замены Лукашенко, то он на самом начальном этапе; решение проблемы отложено. Впрочем, важно уже то, что в Москве, наконец, признали: Лукашенко – это не только белорусская проблема. А ведь раньше они обижались, когда в связи с белорусским вопросом западная пресса называла Путина «адвокатом дьявола»… 

 

 

 

 

 

09:41 15/01/2007




Loading...


загружаются комментарии