От рейтинга харизматического к рейтингу прагматическому

Доктор социологических наук, руководитель лаборатории социологический исследований "Новак" Андрей Вардомацкий отвечает на вопросы сайта  «Наше мнение».

– Что произошло в белорусских социальных настроениях в 2006 году?


– Линия изменений белорусского общественного мнения в 2006 году состоит из двух основных отрезков. Первый отрезок – до 19 марта – это линия преодоления страха «страх / активность», и здесь пиковой точкой являются сами события на площади и период времени, следующий сразу за ними.

Второй отрезок – после 19 марта – трансформация «активность / апатия». Я имею в виду здесь как раз активно-недовольную часть населения страны, и названное изменение касается именно этой части населения. Но апатия беременна активностью. Это, если можно так выразиться, взрывная апатия. Есть память большого социального выступления. Причиной обратного перехода апатии в активность может быть всё что угодно, и на данный момент никто не может сказать, что именно может стать детонатором такого обратного перехода. Теоретически можно представить целый веер таких социальных ситуаций. Один громкий разговор может послужить причиной лавины в горах.

Про так называемое «болото» я не говорю – там идут прагматичные процессы материального самовыживания. Специфика белорусской ситуации в том, что эволюцию-изменение будет определять не пассивное большинство, но активное меньшинство.

– Что произошло с рейтингом Лукашенко?


– Я не буду говорить в терминах цифр. В терминах цифр рейтинг Лукашенко в Беларуси очевидным образом превышает рейтинг любой другой политической фигуры. Однако изменилось качество этого рейтинга. Изменение можно выразить одним словом – дехаризматизация. Если раньше за рейтингом Лукашенко стояла его «харизма», то сейчас – прагматическая боязнь перемен. Человек с советской ментальной историей исходит из того, что перемены, скорее всего, приводят к негативным последствиям, а не к положительным изменениям. Причем для разных социальных групп эта «прагматизация» имеет разные причины.

Даже для предпринимателей, считающихся наиболее последовательными антиподами Лукашенко, есть одно положительное соображение: он воспринимается как большая крыша от «агрессивно наступающего российского капитала». Для обывателя прагматический рейтинг означает восприятие Лукашенко как гаранта существующего плохого/хорошего, но зато понятного статус-кво.

Процесс прагматизации рейтинга начался гораздо раньше – после 2003 года, этот год был самым обвальным для рейтинга Лукашенко. Динамика такова: рейтинг из харизматического постепенно трансформировался в прагматический. При таком качестве рейтинга главной «электоральной силой» может стать ценовая политика Газпрома.

– Что произошло на электоральном поле?


– Я отвечу на этот вопрос в рамках своей профессиональной компетенции – в смысле массовых электоральных предпочтений, а не в политическом смысле. Можно утверждать, что, подобно тому, как это происходило в 2001 году, произошла демонополяризация массового политического сознания. Вместо одной фигуры теперь существуют как минимум две, фактически три в рейтинговом отношении сравнимые фигуры.

Если брать электоральный рисунок в плане полярности «Лукашенко – другие кандидаты», то он в цифровом отношении не изменился. Изменилась энергетика каждой составляющей: теперь его противники обладают совсем другой – большей – потенциальной энергетикой. Хотя и радикально настроенные сторонники существующего статус-кво настроены достаточно решительно. Идет поляризация.

– Имеются ли факторы перемен в белорусском обществе?


– Если говорить об экономических, то их в настоящий момент нет: экономическое самоощущение нации, по крайней мере, не ухудшается. Однако совсем иным образом дело обстоит с ценностной сферой. По мере удовлетворения материальных потребностей происходит увеличение значимости ценностей совсем другого уровня – ценностей самореализации, информационных потребностей. Ценности свободы как таковой, наконец.
09:58 17/01/2007




Loading...


загружаются комментарии