В чем правда, брат?

В Москве вычислили долларовый эквивалент союзу с Белоруссией.

«У нас нет вечных союзников или постоянных врагов. Вечны и постоянны лишь наши интересы». Этой фразой почти 160 лет назад вошел в историю лорд английский Пальмерстон, тот самый, что «поражает Русь на карте указательным перстом».

Последними своими шагами Россия, похоже, вслед за викторианской Англией стремится продемонстрировать: у нее тоже нет постоянных союзников. Осталось определиться с вечными интересами.

Англия, как известно, страна традиций. Вот и мы начинаем обзаводиться традициями, одной из которых становятся новогодние энергетические скандалы с соседями. Год назад закрывали газовый вентиль «оранжевой» Украине, теперь перекрыли нефтяной кран союзной Белоруссии. Предпосылка одна и та же, вполне разумная – переход от непонятной благотворительности на вполне понятные осязаемые рыночные отношения. Вот только претворены в жизнь благие намерения оказались с грацией слона в посудной лавке, оставив мерзкое послевкусие взаимных обвинений и попреков, а заодно крепко уронив международную репутацию России как надежного и аккуратного поставщика энергоресурсов. «Извечный спор славян между собой», чьими заложниками против своей воли оказались европейские потребители российских нефти и газа, напротив, создает нам имидж партнера ненадежного и непредсказуемого. Зависеть от такого опасно, а переговоры с ним желательно вести общим фронтом, умножая разрозненные национальные интересы на коллективную волю 27 стран – членов Евросоюза.

Пока Европа интегрируется, Россия движется в противоположном направлении. Нас уже мало интересует СНГ – сказано же, Содружество создавалось для цивилизованного развода, а развод этот давно состоялся. «Наш ответ Чемберлену» –

ЕврАзЭс – превратился в типичный долгострой, причем с каждым новым годом, по мере того как утрачиваются былые хозяйственные связи времен СССР, слабеют и надежды, что он будет когда-нибудь достроен и заработает. Можно сдавать в архив проект Единого экономического пространства России, Украины, Казахстана и Белоруссии – амбициозный, но, как выяснилось, нереализуемый воздушный замок. Та же судьба, похоже, уготована «союзному государству» России и Белоруссии.

В Москве подсчитали: скрытая поддержка белорусской экономики только по нефти и газу обходится почти в 6 миллиардов долларов в нынешних ценах. В том числе 2 миллиарда – упущенная выгода «Газпрома» и 4 – недополученные экспортные поступления в бюджет. Заявлено: вот сумма, в которую обойдется российскому налогоплательщику мягкий союзнический переход к рыночным отношениям и поддержка братского белорусского народа. Хотя как раз налогоплательщик российский этих миллиардов как не видел, так и не увидит: они все равно были бы складированы в стабилизационном фонде.

Вообще после невнятицы округлых фраз о нерушимой дружбе и общей судьбе, с помощью которых мы десять лет строили Союзное государство, ошарашенный налогоплательщик в последние недели российско-белорусской пикировки узнал для себя много нового. Например, что еще с 1998 года Минск начал нарушать соглашение об общих экспортных пошлинах на нефть и нефтепродукты, а с 2001 года в одностороннем порядке и вовсе из этого соглашения вышел. «И много ли на этом теряла Россия?» – осведомился президент Путин на совещании с членами правительства. «От трех с половиной до четырех миллиардов долларов», – отрапортовал министр финансов Алексей Кудрин. Уточним – ежегодно. Стало быть, за пять лет набежало под 20 миллиардов. И российский налогоплательщик, о котором вдруг вспомнили участники благородного собрания, вправе поинтересоваться: а где же вы раньше были, господа? Или, может быть, все эти пять лет Россия иные дивиденды получала, политические, например. Предъявите их в таком случае и объясните, куда они вдруг подевались в 2006 году.

На самом деле политические дивиденды вместе с экономическими получал как раз Минск. Как простодушно объяснил президенту министр топлива и энергетики Виктор Христенко, такова была форма нашей поддержки Александра Лукашенко «в рамках предвыборной кампании по многим политическим вопросам в Белоруссии».

Так что не будем на Батьку кивать: Минск все эти годы под шумок разговоров о союзе позволял себе ровно столько, сколько ему позволяла Москва. И Лукашенко до недавних пор вполне Москву устраивал, а если теперь настроения поменялись, то причину нужно искать вовсе не в Минске – там-то как раз все остается по-прежнему, как и пять, и десять лет назад. Белоруссия построила свое относительное благополучие на безграничной российской щедрости – ну и что в этом плохого? Это значит всего лишь, что как политик и радетель о благе своего народа Александр Григорьевич оказался на голову выше своих нынешних московских критиков, «за красивые глаза» пустивших на ветер 20 миллиардов.

Что будет дальше, в частности, с недостроенным союзом двух братских государств? А ничего не будет. По крайней мере до той поры, пока в Москве не решат, в чем же, собственно, состоят ее постоянные интересы.


Не рубите сгоряча



Все последние годы Белоруссия остается одним из крупнейших торговых партнеров России. В 2005 году товарооборот между двумя странами составил 15,8 млрд долларов, а уже в январе–ноябре 2006 года вырос, по данным белорусского министерства статистики и анализа, на 18,055 млрд долларов. При этом общая стоимость закупленных в России товаров составила 11,815 млрд долларов. Импорт товаров из Белоруссии оценивается в 6,239 млрд долларов.

Основу российского экспорта в Белоруссию составляют энергоресурсы (около 40%), станки, автомобили, комплектующие к ним и другая продукция автомобиле- и машиностроения (около 16%), черные и цветные металлы и изделия из них (16–17%), продукция химической промышленности (11%), а также продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (примерно 7,5%).

Белоруссия поставляет в Россию промышленное оборудование, тракторы, грузовые автомобили и дорожную технику (36,9%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (16,1%), продукцию химической промышленности (11,1%), черные и цветные металлы и изделия из них (10%), а также стройматериалы, обувь, одежду и другую продукцию легкой промышленности.

В общем объеме товарооборота Белоруссии на долю России приходится около 50%, а в российском на долю Белоруссии – около 6%. Вроде бы немного. Однако разрыв сложившихся экономических связей больно ударит и по россиянам. Прежде всего он приведет к новому скачку цен. Например, сахара из Белоруссии ввозится до 400 тысяч тонн в год. Не станет его – цены на сладкое точно вырастут. А исчезновение белорусского цемента (один только Белорусский цементный завод в прошлом году отправил к нам свыше 130 тысяч тонн своей продукции) лишний раз поднимет и без того заоблачную стоимость квадратного метра в строящихся домах.

Но главная проблема даже не в этом. Экономическая война с Белоруссией чревата развалом существующих со времен СССР и вновь созданных за последние годы технологических цепочек. В настоящее время действуют шесть крупных белорусско-российских финансово-промышленных групп – «БелРусавто», «Межгосметиз», «Формаш», «Электронные технологии», «Оборонительные системы» и «Аэрокосмическое оборудование». Крупные российские предприятия не могут работать без комплектующих, поставляемых из братского пока еще государства. Например, ГАЗ закупает в Минске двигатели, гидроусилители, амортизаторы, карданы… В свою очередь многие российские предприятия (ярославский «Автодизель», самарский подшипниковый завод, питерский «Севкабель», тот же ГАЗ и т.д.) поставляют Минску свои комплектующие. И банкротство белорусских сборочных предприятий неминуемо аукнется потерей рабочих мест в самой России. Наиболее чувствительным удар окажется для регионов, поддерживающих с Белоруссией особенно тесные экономические связи, – Москвы, на которую приходится 19,3% всего товарооборота с Белоруссией, Московской области (6,3%), Санкт-Петербурга (4,6%), Пермской (3,4%) и Смоленской областей (3%), Татарстана (2,1%), а также Нижегородской и Самарской областей (по 1,7%).


Авторитетное мнение



Андрей ТУР, заместитель министра экономики Республики Беларусь

«Отсутствует стратегическое мышление и реальные расчеты. Например, сейчас подорожали энергоресурсы для МТЗ и МАЗа, автоматически это отразится на ярославском ОАО «Автодизель», затормозится развитие партнеров с двух сторон. Или российские круги считают, что их автокомплектующие нужны германским или шведским автомобильным концернам? Мы все в одной технологической цепочке. И выигрыш или проигрыш Беларуси означает такие же последствия для России… Это коснется и кадров, и рабочих мест, и заработной платы, и техперевооружения».


Авторитетное мнение



Оксана ДМИТРИЕВА, доктор экономических наук, член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам, министр соцзащиты Народного правительства:

– Как экономист я понимаю: в нефтегазовом споре между Россией и Белоруссией каждая сторона пыталась извлечь свою выгоду. Страна-продавец – дороже продать, страна-покупатель – дешевле купить. Я считаю, к соглашениям с Минском можно было прийти заранее. Думаю, как всегда, виноваты обе стороны. Надо было вовремя выкладывать свои аргументы и вовремя договариваться.

Я уверена, наши страны способны выработать долгосрочное компромиссное решение. Сейчас Белоруссия отменила таможенную пошлину на транзит нашей нефти, Россия, думаю, не станет форсировать цены на газ. Я вообще считаю, что в газовых ценах следует ориентироваться не на европейский, а на внутренний российский рынок: Белоруссия в рамках Союзного государства вправе на это претендовать.

Политический союз нельзя измерять только сиюминутными экономическими соображениями. Союзное государство дает России много геополитических и экономических преимуществ. Прежде всего расширение нашего внутреннего рынка к границам Евросоюза, прямой выход на Запад российской нефти и других товаров. Одновременно союз с Белоруссией так или иначе влияет на взаимоотношения с другими странами СНГ.

Даст ли нынешняя ситуация толчок для развития союзных отношений, зависит от того, какие уроки обе стороны извлекут из сделанных ошибок. Кто-то учится на чужих ошибках, кто-то на собственных, кто-то вообще учиться не способен.

09:20 19/01/2007




Loading...


загружаются комментарии