Разговор слепого с глухонемым

Ну, вот и поговорили! Глава ПАСЕ Рене ван дер Линден все-таки посетил с визитом Минск, все-таки отказался от встречи с Александром Лукашенко и все-таки не смог вызволить белорусских политзаключенных. Невозможно поверить, что он действительно полагает, будто Коноплев, Новицкий или Мартынов что-то решают в белорусском государстве,  но официозная часть ограничилась именно этими тремя фамилиями.  Первый за многие годы визит высокого европейского чиновника в страну, которая все еще остается последней диктатурой Европы, не ознаменовался ни хэпи-эндом, ни даже громкими заявлениями. Тогда что же это было?

Разговор слепого с глухонемым

Не секрет, что в Европе давно витает идея диалога с официальным Минском, и белорусский Красный дом умело использует эту идею как жупел, который вводит в ступор определенную часть российских политиков: при упоминании Евросоюза они хватаются за паркер, готовые подписать что угодно, дабы не оттолкнуть «последнего союзника». По большому счету, правильно боятся, потому что подавляющая часть белорусов действительно ощущает себя европейцами, и к тому факту, что страна оказалась в некой Азиопе, относятся как к исторической аномалии. В этом смысле Минск напоминает стервозную супругу, которая чуть что – действует по простому сценарию: «Раз так – я ухожу к маме». И подумать бы лаптю-мужу, что с мамой своей его благоверная уже десять лет не разговаривала, так что теплого приема однозначно не будет. Но сценарий проверен веками, срабатывает.

 

Сегодняшнему белорусскому режиму диалог с Европой тактически очень нужен, но стратегически - просто бессмысленен. Потому что в конечном итоге упирается в «простенькую проблему» - Беларусь без Лукашенко.  Вольно или невольно это продемонстрировал и ван дер Линден, отказавшись от встречи с нынешним белорусским руководителем. Европа считает, что пост президента он занимает незаконно; Европа уверена, что он лично причастен к исчезновению политических оппонентов; Европа возмущена тем, что  в качестве заложников он держит в тюрьмах политзаключенных…

 

О чем говорить? Только о гарантиях личной безопасности в случае добровольного решения уйти в отставку. Хотя можно и не называть вещи своими именами, а говорить, например, о необходимости честных выборов, свободе СМИ, свободе общественных и политических организаций. И все-таки не будем путать наивность с большой политикой.

 

По поводу того, зачем приезжал ван дер Линден, мнения разделились. Анатолий Лебедько считает, что в разведку; Сергей Гайдукевич – что это была демонстрация политического желания начать диалог. Сам ван дер Линден говорит, что предпринял попытку объяснить, почему Беларуси важно принять и понять европейские ценности и почему место Беларуси не в Азиопе, а в Совете Европы.

 

Рене ван дер Линден однозначно говорит, что диалог может начаться только в случае, если Беларусь сделает конкретные шаги. Какие? Думаю, именно это он и озвучил в ходе завершившегося визита. Вероятно, из 12 условий, сформулированных в послании Евросоюза белорусскому народу, были выделены обязательные и первостепенные, после выполнения которых и может начаться разговор по существу.

 

Так что, на мой взгляд, вояж высокого европейского чиновника не стоит воспринимать как сенсацию и кардинальное изменение отношения Европы к Лукашенко. Скорее – как продолжение разговора на языке ультиматумов. Первый шаг Брюсселя был резким и публичным. Но Минск по тактическим соображениям предпочел не обидеться. И согласился на второй этап - кабинетной игры в кошки-мышки.

 

Что же касается содержания переговоров, то российским политикам не стоит хвататься за паркер: условия Европы Лукашенко выполнять однозначно не будет. Просто потому, что это действительно равнозначно решению о добровольной отставке. А тут уж, как говорится, не с нашим счастьем.

 

 

 

10:43 22/01/2007




Loading...


загружаются комментарии