Если появятся признания «морозовцев» в причастности к исчезновению Захаренко - это итог бесчеловечного глумления над ними

Прошёл год, как появилась на свет моя книга "Расстрельная команда". За этот год мне пришлось ответить на массу различных вопросов. Начиная с того, кто настоящий автор книги, и заканчивая тем, будет ли её продолжение?


Если появятся признания «морозовцев» в причастности к исчезновению Захаренко - это итог бесчеловечного глумления над ними
Но есть один вопрос, который мне задают чаще других, и, как я понял, вполне справедливо. Звучит он так: Какие последствия вызвала публикация  книги "Расстрельная команда"? Что говорят официальные минские власти по этому поводу и почему до сих пор нет уголовного дела, как того требует обновленный уголовный кодекс?

Действительно, молчание наших неподкупных правоохранительных органов, иногда отправляющих людей в тюрьму за несколько газетных строчек, выглядит довольно странным.

Но если внимательно проанализировать все поступки властных структур Беларуси в связи с их преступной бездеятельностью в отношении розыска похищенных политиков, то становится очевидным, что ответ на это вопрос очень прост и лежит на поверхности. Власти, как "черт ладана" боятся касаться этой гибельной для них темы. И это лишний раз подчеркивает их причастность к описываемым в книге преступлениям.

Прямым подтверждением этому явилось интервью генерального прокурора республики Беларусь Петра Миклашевича от 17 января 2007 года.  На вопрос журналиста белорусской службы Радио "Свобода" Олега Груздиловича о реакции прокуратуры на мою книгу  Миклашевич просто уклонился от ответа. Это говорит о том, что дана команда не "замечать" этого факта. Официально книга в продажу не поступала. Значит - её нет. А на нет и суда нет.

И мне это абсолютно понятно. Ведь комментировать нужно не только поступки Алкаева, которые по своей сути вторичны и являются лишь следствием,  но и преступную деятельность высших должностных лиц государства, являющихся причиной всех событий изложенных в книге. На это не способен даже изощренный прокурорский ум.

Скажите, ну как ему, юристу высшей квалификации объяснить факт незаконного освобождения из СИЗО КГБ  23 ноября 2000 года командира СОБРа Дмитрия Павличенко, задержанного 22 ноября по подозрению в убийстве?

Прокурор в силу своего должностного положения, обязан оперировать только фактами и соответствующими нормативными актами. Но, ни в одном из действующих сегодня в Беларуси кодексе нельзя найти статей, где говорилось бы, что арестовать человека можно по постановлению, а освободить - по "указанию". Тем не менее именно таким образом был освобожден из-под стражи Павличенко.  И именно так объяснил этот факт сам господин Шейман в свою бытность генеральным прокурором.

Кто, кому, на что "указал" и в какой форме - неизвестно, но результатом явилось то, что Павличенко оказался на свободе.
Человеку поступившему в СИЗО любого ведомства в качестве арестанта, хотя бы на 5 минут, для того чтобы выйти на свободу, необходимо обязательно получить справку об освобождении, подписанную начальником учреждения. Начальнику же для выдачи справки об освобождении необходимо иметь документ, который служит  основанием для освобождения. Таким документом может быть постановление прокурора, следователя, либо решение суда.Но по "указанию" кого бы то ни было начальник учреждения такую справку выписать не может. Следовательно, не может никого освободить.

Так как же вышел на свободу Павличенко? Ведь по закону, если  у него на руках не было документа установленной формы, все остальные способы освобождения из СИЗО называются побегом. А ведь побег - это преступление. Следовательно, лица, его освободившие, независимо от ранга и чина, являются его соучастниками.

Формально, по закону, Павличенко числится в бегах до сих пор. Кроме того, совпадение это или нет, но бывший начальник СИЗО КГБ того периода Сергей Стец несколько лет назад скоропостижно скончался. Вот такой клубок последствий выявляется после несложного анализа всего лишь одного эпизода преступной деятельности банды Павличенко. Естественно, в прокуратуре об этом знают не хуже меня.

А как быть с Иваном Бранчелем, который вместо того, чтобы хотя бы чисто формально выделить из уголовного дела материалы в отношении преступной деятельности Павличенко в отдельное производство и куда-нибудь запрятать от глаз Шеймана, со страху просто распотрошил его, так как будто его и никогда не было вовсе? На юридическом языке, это называется «должностным преступлением, подлогом и фальсификацией».

А как быть с запутавшимися и в конец завравшимися главными фигурантами тех грязных событий: Шеманом, Сиваковым и теперь уже Наумовым. Сиваков никак "не вспомнит", брал ли он у меня пистолет, а Шейман с Наумовым до сих пор не могут определиться, кто из них занимался проверкой оперативной информации, изложенной в рапорте генерала Лопатика на имя министра МВД Наумова. Один только этот эпизод дает основания к возбуждению уголовного дела против этих лиц с мотивировкой: "бездействие власти". То же самое касается и Лукашенко как высшего должностного лица государства.

А если учесть, что все эти "высокие должностные лица" живут в постоянном страхе и взаимной ненависти друг к другу, то комментировать больную для них  тему, к тому же, очень опасно.

Есть и ещё одна проблема. Если Миклашевич признает то, что он хотя бы ознакомился с материалами книги, то как генеральный прокурор он обязан отреагировать на изложенные факты. Сделать этого он не может по указанным мною ранее причинам, а не сделав, сам становится преступникам. Выбор невелик. Из двух зол выбирает наименьшее: ничего не видел, не читал, не знаю.

А что может ответить генеральный прокурор на вопрос: "Как идут поиски тела и убийцы Дмитрия Завадского"? Кто из следователей последний раз допрашивал по этому поводу В.Игнатовича, официально признанного судом похитителя журналиста? Ведь это полнейший абсурд - не "расколоть" на убийство лицо, осужденное к пожизненному заключению!  Вот с бандой Морозова из Гомеля почему-то все получилось. Всех убитых нашли и раскопали. Все девятнадцать трупов. А ведь бандиты там были, пожалуй, покруче Игнатовича. Я думаю, что не будет ответа у господина Миклашевича на эти вопросы до тех пор, пока он сам не присядет на привинченный к полу табурет.

Кстати, о банде Морозова. Получается так, что в начале 2001 года, именно в разгар её "боевой деятельности", начальник УВД Гомельского облисполкома генерал А.Рак пошел на повышение - был назначен начальником ГУВД города Минска. Назначен Указом Президента. А если учесть, что такие перемещения в одночасье не решаются и требуют массу согласований в самых верхних эшелонах власти, то власть не могла не знать о состоянии преступности в Гомельской области. А состояние преступности в Гомельской области требовало если не отдать начальника УВД под суд, то, по крайней мере, освободить его от высокой должности.

Вывод очень простой. Властям было абсолютно наплевать на разгул бандитизма в регионе. Им нужен был "свой" человек в Минске на должности начальника ГУВД, взамен волевого и своенравного Б. К.Тарлецкого. В тот период таким являлся Рак. И не потому, что был уж слишком "своим". А потому, что ещё со времен А.Суворова известно: лучший солдат - это виноватый солдат. Его можно заставить сотворить все что угодно. 

Вот таким образом столичные органы правопорядка "укреплялись" периферийными "профессионалами", вызывая недоумение у настоящих профессионалов, прекрасно знающих цену Раку и  его трудовой деятельности. А ведь сколько еще таких "раков" за период правления Лукашенко расползлись по Беларуси, ухватив должности, абсолютно несовместимые ни с их образованием, ни с умственными способностями, но зато готовые выполнить любой приказ "хозяина". Однако чему тут удивляться, если МВД может командовать танкист (хорошо, что не моряк), а прокуратуру - возглавлять человек, не имеющий юридического образования. Я не имею ввиду отсутствие  диплома о юридическом образовании. Нет, диплом у Шеймана есть. Как говорится, "наградной". Подаренный Академией МВД. Я говорю об образовании, которого у него нет, потому что он его не получал.

Вообще безграмотность, дилетантство и непрофессионализм в высших эшелонах власти - это бич любой тоталитарной системы. А помноженные на холуйство и лизоблюдство эти качества ещё больше оттеняют и выпячивают непревзойденный гений вождя. Но, видимо, так и было задумано "великим белорусским кормчим". Ведь одной из главных основ диктаторского правления является способность диктатора заставить его окружение поверить в собственное ничтожество.

И у Лукашенко это прекрасно получилось. Опять же, поражает простота управленческих методов. Ему вполне хватило колхозного опыта. Он даже рационализировал традиционные методы управления. Вместо кнута и пряника, он применяет два кнута - один длинный, другой короткий. Длинный использует в качестве наказания, а короткий, естественно, в качестве поощрения. И ничего, все довольны.

Пример? Пожалуйста. Самый свежий.

Все помнят новогоднее совещание Лукашенко с членами правительства по поводу поставок в Беларусь российских энергоносителей. Телекартинка показала вальяжно развалившегося в кресле батьку и склонившуюся перед ним в   виновато-почтительном прогибе крупную фигуру стоящего премьера Сидорского. По всей видимости, неудачи в переговорах по газовой проблеме он решил компенсировать избыточной гибкостью в спине. Но не помогло. Получил длинным кнутом. Остальные члены правительства, очевидно боясь поймать батькин взгляд, низко склонив головы над столом, что-то усердно конспектировали. И были поощрены "коротким", в виде небольшой угрозы: "В наручники и в камеру".

Я думаю, что батька в скором времени упразднит короткий кнут. Да и вообще предоставит своим подчиненным почетное право стегать себя самим. А уж когда он сам возьмется за порку, то это будет уже наградой.
     
Однако вернемся к теме, которая так или иначе переплетается с началом моей статьи и может значительным образом повлиять на ход следствия по делам о похищении политиков. В частности, бывшего министра МВД Юрия Захаренко, похищенного, как известно, вечером 7 мая 1999 года неподалеку от своего дома.

Сразу же после начала следствия в отношении банды Морозова по Беларуси поползли слухи о том, что именно члены этой банды причастны к исчезновению Ю.Захаренко. Иногда подобные предположения мелькали и в средствах массовой информации. Доходили эти слухи и до меня. Зная из практики, что задачей распространителей подобных слухов является подготовка общественного мнения, я ждал развязки этого гнилого сюжета. Но её пока не было. Я понимал, что появление  "чистосердечных" признаний в отношении исчезновения Захаренко в период следствия - дело маловероятное. Несостоятельность таких заявлений, была бы тут же разоблачена. Слишком уж громкое дело, чтобы им можно было  втихую "загрузить" кого-либо из обвиняемых. Да и адвокаты - очень серьезная помеха в таких делах.

Совсем другое дело после вынесения приговора. Особенно смертного. Предметом "торга" здесь становится жизнь. И я пока ещё не знаю ни одного лица, приговоренного к смертной казни, который отказался бы от сохранения жизни. На любых условиях.

Так вот, если версия о причастности морозовцев к похищению Захаренко  действительно имела место, то сейчас наступило самое время для её реализации. Дело в том, что я ещё не помню случая, чтобы в отношении лиц, осужденных к смертной казни, возбуждались дополнительные дела "по вновь открывшимся обстоятельствам" и проводилось следствие в полном объеме. Даже если и делались заявления о каких-либо ранее совершенных преступлениях, то приезжал следователь, допрашивал, что-то уточнял. А затем, если признавал показания достоверными, после казни закрывал дело, как раскрытое. При таких обстоятельствах, возможность  наступления "раскаяния" среди членов морозовской бандгруппы очень велика. Это последний шанс преступной власти списать с себя хотя бы одно кровавое злодеяние. Обреченные к смерти люди могут согласиться на любые показания, подписать любые документы. Они будут делать это даже не ради спасения жизни, а продления её хотя бы на месяц. А если им будет обещано помилование президента, то нет на свете таких преступлений, которые они не взяли бы на себя. 

Я не сторонник нагнетания страстей, но хочу предупредить читающий народ, что если на белый свет выйдут "чистосердечные признания", полученные в камере смертников СИЗО-1, даже если они будут сделаны в присутствие десятка адвокатов, знайте - это итог бесчеловечного глумления, как над людьми, так и над законом.










09:59 26/01/2007




Loading...


загружаются комментарии