Коррупция и власть неразделимы?

В понедельник в Беларуси вступил в силу Закон «О борьбе с коррупцией». Независимые эксперты отмечают, что этот закон может оказаться очередным актом, который в реальности не будет действовать.

В новом законе расширен перечень «субъектов коррупционных правонарушений», то есть лиц, которые могут совершить нарушения закона, связанные с коррупцией. Независимые эксперты отмечают, что этот закон может оказаться очередным актом, который в реальности не будет действовать, как не всегда действуют нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, где также имеются статьи, предусматривающие ответственность за коррупцию. К тому же, по утверждению некоторых юристов, истоки коррупции находятся в высших эшелонах власти Беларуси.
 
В новом законе к потенциальным коррупционерам отнесены члены Совета Республики и депутаты местных советов, граждане, зарегистрированные в качестве кандидатов в президенты или депутаты; лица, занимающие в негосударственных организациях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных функций и многие другие.

По мнению известного юриста Гарри Погоняйло, всевластие чиновников, царящее в Беларуси, не способствует и не будет способствовать снижению уровня коррупции:

«Беларусь характерна тем, что как раз чиновничество занимает главенствующую роль во всех системах управления властью. Формирование и расходование бюджета – сегодня всё в руках чиновников. Более 80 % предприятий находятся в собственности государства. Поэтому соблазн порулить финансовыми потоками, бюджетными потоками у чиновников очень велик. А вот контролирующие функции государства крайне снижены. Парадокс Беларуси ещё и в том, что главным коррупционером в стране является сам президент. Возьмём его президентский фонд. Кем он контролируется? Никем! Ни Палатой представителей, ни Советом Республики, ни Министерством финансов с его контрольными службами, ни Комитетом государственного контроля. Нет органа, который мог бы проконтролировать президентский фонд, который, как говорят, приравнен к государственному бюджету. Сегодня в стране, кроме самого президента, наверное, никто не может сказать, сколько в этом фонде денег, что за источники, которые подпитывают этот фонд, куда он тратится».   

Юрист отмечает, что белорусский лидер сам создал коррумпированную государственную машину (это же касается и депутатского корпуса) и сам же делает вид, что борется с этим пороком.

«Парламент, который за 20 минут принимает бюджет страны и не контролирует расходные статьи бюджета никаким образом, - это тоже порождение того коррупционного чиновничества, которое воздвиг господин Лукашенко. Он себе же взял функцию карать и миловать. То есть, определил круг лиц, по которым он лично будет давать указания, привлекать то или иное лицо к ответственности или освобождать его от уголовной ответственности, хотя по Конституции действует принцип равенства всех перед законом. Вот в этой системе власти, в этом отношении к чиновничеству загадка того, что страна всё время принимает какие-то антикоррупционные законы, но коррупция разъедает эту власть. И реальной борьбы с коррупцией фактически нет». 

Гарри  Погоняйло считает, что при нынешней следственной и судебной системе новый закон может быть использован властями против неугодных лиц, будь то порядочные чиновники или представители структур третьего сектора.

«Можно придумать множество схем, можно сфальсифицировать какие угодно доказательства, но там, где нет чёткой системы и равенства в борьбе обвинения и защиты, там, где нет независимого суда, там такие законы могут использоваться против честных и добросовестных людей».
11:23 30/01/2007




Loading...


загружаются комментарии