Батька лезет в пекло

Сей краткий эпизод из истории современности стал анекдотом уже в самом начале. Вскоре после Нового года, когда президент Беларуси заговорил о перемене вектора своей внешней политики. Если вспоминать классические образцы, то анекдот должен начинаться словами "Лукашенко рвало на Запад". И тут же заканчиваться.

Причины, по которым Александр Григорьевич пригрозил переметнуться под крыло мировой закулисы, общеизвестны.

Это дискуссии вокруг трубопровода, без которых в России уже немыслимы новогодние торжества. Предыдущий праздник мы встречали с Ющенко. В этот раз кремлевский Дед Мороз явился белорусам. Праздник традиционно завершился скандалом с временным прекращением поставок нефти в Европу и "похабным миром" наподобие Брестского между Беларусью и РФ, надежность и сроки которого до сих пор под вопросом. Кто выиграл и что ему за это будет - тоже непонятно. Ясно лишь, что уровень добрососедства в наших отношениях с Минском зашкаливает уже за все мыслимые пределы.

Для полной гармонии тут не хватало лишь внешнеполитической интриги. Пометавшись на белорусских телеэкранах, батька восполнил этот пробел. Он заговорил о своем желании порвать с жадными москалями и подружиться с Западом.

Сперва, возложив всю ответственность за кризис на Россию, он сердечно поблагодарил Европу и США, которые "в этой ситуации повели себя порядочно". Разъясняя ситуацию слегка обескураженным, но привыкшим ко всему белорусам, батька пустил слезу: "Они предложили нам поддержку. Это мы никогда не забудем". Смахнув слезу, он, правда, снова начал ругаться: "Мы готовы сотрудничать хоть с чертом, хоть с дьяволом, чтобы обеспечить энергетическую безопасность". Но потом, укротив свой нрав, опять заговорил в миролюбивом ключе: мол, если Европа готова сотрудничать, то и мы готовы. Закрывая тему, Александр Григорьевич поделился с согражданами важной дипломатической тайной: Европа отвечает ему взаимностью.

На самом деле Европа не отвечала ничего и никакой поддержки не предлагала. Там, давно махнув рукой на батьку вместе с его закадычным врагом Путиным, с тревогой ожидали разрешения кризиса и теперь, дождавшись, боятся лишь одного. Чтобы, не дай бог, эти двое опять не передрались до последней капли нефти. Напротив, в Америке, напрямую не подключенной к нефтепроводу "Дружба", скандал откомментировали уже давно. В том духе, что весь этот кризис, как выразился представитель Белого дома, вновь обозначил "гнилую сущность" режима Лукашенко.

Однако батька не сдался. Беседуя в конце января с таинственным немецким журналистом Раром, Александр Григорьевич опять рокировался в длинную сторону. Он долго и печально размышлял вслух о том, как они нужны друг другу - Европа и Беларусь.

Лукашенко говорил о "единых ценностях". О желании белорусов "быть прилежными учениками" западной демократии. Он делился глубоко выстраданной мечтой: "чтобы Беларусь когда-нибудь выглядела так же, как Германия или Швеция". Цитировал каких-то безымянных, но великодушных немецких бизнесменов, которые "называют нашу экономику более стабильной по сравнению со многими другими восточноевропейскими странами". И даже, напряженно вглядываясь в будущее, прозревал в нем новую национальную валюту белорусов - евро.

Одновременно с этим, щедро расходуя черную краску, батька рисовал собеседнику истинный портрет "Немца в Кремле" - губителя союза двух братских народов и душителя белорусской свободы. Порой даже непонятно было, кто сидит напротив Рара - последний европейский диктатор или сверхцивилизованный европеец, искренно озабоченный тем, что "Россия играет своими... энергетическими мускулами и полагает, что снова может
завоевать весь мир". А ведь "если бы западные энергетические концерны имели долю в белорусских энерготранспортных системах, Россия не была бы к нам такой жестокой", - втолковывал он Рару, Путину и Европе. Вчера, принимая Зюганова, он эти мысли творчески развил и обогатил, задавшись вопросом и тут же себе ответив: "Как бы себя вела Россия, если бы здесь были американские, немецкие инвесторы? - конечно, Россия бы себя так не вела". И подкрепил тираду неожиданным выводом, смачно плюнув против ветра: "Ведь Россия на задних лапках дрожит перед американцами и другими".

Это широкая игра - по всему полю с волчьей ухмылкой в сторону Кремля. Тут как бы обнаруживается замысел: порвать с Россией, уйти на Запад по примеру Грузии и Украины, и пусть они там в Москве локти кусают от горя. Пусть подавятся своим "Газпромом". Пусть завидуют, глядя как акции драгоценных белорусских заводов уплывают на Запад. Пусть пеняют только на себя.

Однако замысел еще масштабнее. Никому ничего не отдавать, но, шантажируя и завлекая и Берлин, и Москву, оставить все как есть - в своей личной собственности. Имитируя бросок на Запад, по-прежнему кормиться на Востоке. Или, по примеру Кучмы в середине 90-х годов, окучивать одновременно и братьев-славян, и глупых чужестранцев.

Но тут кончается анекдот и начинается полноценная драма человека по имени Александр Лукашенко. Ибо хитрый Кучма, действовавший по пословице "ласковое теля двух маток сосет", умел в лучшие времена вдохновенно повествовать о братской дружбе с Россией в Москве и о правах человека - в Брюсселе. Прямодушный батька не умеет - натура не позволяет. Прирожденный драчун и скандалист, он привык побеждать только на крике с переходом в мордобой, как раньше принуждал к труду пьющих совхозных механизаторов. Ради того, чтобы отомстить Путину, он действительно готов вступить в союз "хоть с чертом", но на своих условиях. Чтобы европейцы плясали под его дудку, равно и кремлевские. И чтобы он сам, когда пожелает, мог поджаривать их на сковороде. А они не хотят, черти эдакие.

Поэтому, куда бы его ни рвало, Лукашенко безвылазно сидит дома. И когда он благодарит Запад за "поддержку", его милиция привычно мордует демонстрантов, протестующих против мухлежа на местных выборах. Потом их развозят по кутузкам, за исключением одной юной оппозиционерки: избитую ногами в живот, ее увозит "скорая помощь". А вскоре после прогремевшего интервью с Раром вице-спикеру сената Польши по прямому приказу батьки отказывают во въезде - так просто, без объяснения причин. Потому что натура сильнее политики.

На самом деле ему никто не нужен - только власть и деньги, чтобы оголодавший народ его не скинул. Но и он никому не нужен, куда бы ни рвался. Чем, собственно, и исчерпывается анекдот про Лукашенко - европейца, вольнолюбца и западника. Анекдот свежий, но скучный и затянувшийся - как петля на горле у белорусов.
10:59 01/02/2007




Loading...


загружаются комментарии