На западном фронте перемены

После новогодней нефтегазовой войны и подписания компромиссных российско-белорусских соглашений Александр Лукашенко резко изменил свою тактику главного политического лоббиста Союзного государства. Теперь он активно продвигает идею независимости страны, прежде всего – от России.

Хочу к маме



В последние недели Александр Лукашенко чаще и чаще дает интервью европейским СМИ. Это необычно, потому что все предыдущие годы организовать такое интервью было практически невозможно. Главными интервьюерами президента Белоруссии, как правило, становились региональные российские издания левого толка, для которых встреча с «батькой» превращалась в большой и богатый праздник. Их размещали в номерах лучших минских гостиниц, о которых так называемый простой белорус не может и мечтать. Их кормили и поили «Беловежской», возили на классных автобусах в сопровождении милицейских машин с мигалками, показывая десяток всегда одних и тех же колхозов и заводов. Им дарили богатые подарки (на каждом предприятии отдельно), и, самое главное, их лично принимал сам «батька» Лукашенко. Которого, кстати, «батькой» в Белоруссии давно не зовут, да никогда особенно и не звали…

Ошалевшие от небывалых для них почестей, коллеги из Тамбова, Воронежа и прочих городов России начинали чувствовать себя вершителями судеб. А ответы Лукашенко лили масло на размякшую славянскую душу. Что-нибудь вроде: белорусы – те же русские… а я, если потребуется, на коленях поползу в Москву…

Но все чудесным образом изменилось. После известного нефтегазового конфликта с Россией Александр Лукашенко уверенно раздает интервью европейским изданиям. Он рассказывает о том, что Россия пытается подавить Белоруссию и заставить ее войти в состав Российской Федерации, что Россия практически полностью растоптала договор о создании союзного государства. Рефреном звучат его слова: «Я никогда не соглашусь на поглощение Россией Белоруссии. Не для того я в свое время был избран первым президентом, чтобы убрать мою страну с географической карты Европы».

Известная белорусская журналистка Светлана Калинкина в комментарии на эту тему на сайте www.belaruspartisan.org так оценила ситуацию: «В этом смысле Минск напоминает стервозную супругу, которая чуть что – действует по простому сценарию: «Раз так – я ухожу к маме». Но примет ли мать-Европа доченьку-Белоруссию, которая бог весть когда – еще во времена Великого княжества Литовского – ушла из дома, во-первых, и в последние годы окончательно рассорилась с «мамой», во-вторых? И чего на самом деле хочет сегодня Белоруссия: этого «возвращения к маме» или создания единого с Россией государства?

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к данным, полученным в декабре 2006 г. Независимой социологической лабораторией «Новак», возглавляемой доктором наук Андреем Вардаматским. Белорусов спросили: «Как вы думаете, следует ли активизировать процесс интеграции Белоруссии и России?» Ответ был таким: 67% респондентов безоговорочно ответили «да», 55,4% проголосовали бы «за», если бы сегодня проходил референдум по вопросу объединения Белоруссии и России в единое государство. Но с предложением войти в состав России на правах субъекта Федерации согласились всего лишь 5,8% опрошенных (отметим, что до нефтегазового конфликта число таких сторонников было значительно больше). О необходимости создать межгосударственное объединение, похожее на Европейский союз, заявили 35,4% респондента. Исследование показало, что народ Белоруссии до сих пор толком не знает, чего он все-таки хочет. И как заметил независимый белорусский социолог профессор Олег Минаев, «процесс понижения проинтеграционных настроений естественен как в России, так и в Белоруссии».


Им это надо?



Совсем недавно казалось, что в Белоруссии стремлениями к интеграции с Россией проникнуто все. И в первую очередь в этом заинтересовано высшее чиновничество, от которого многое зависит и которое, казалось, всегда инициировало этот самый процесс. Сейчас эти люди, как правило, отмалчиваются и ссылаются на слова президента Лукашенко. Но их общие ожидания выразил в интервью радио «Свобода» депутат палаты представителей белорусского парламента Сергей Костян, который убежден, что подписанное недавно соглашение по нефти и газу носит временный характер. Потому что теперь в России наступил момент неопределенности, связанный с будущими выборами в Думу и выборами президента. «Путин понимает, что он не будет больше президентом, и решил отомстить Лукашенко за то, что он не поддержал идею быстрого создания союзного государства и выдвижения кандидатуры Путина на должность президента союзного государства», – рассуждает Костян и предполагает, что после президентских выборов в России прежние отношения между двумя странами возобновятся. В переводе на простой язык это означает, что Белоруссия опять будет получать практически бесплатные энергоресурсы и продолжит бесконечные разговоры о союзном государстве.

Что-то похожее излагал на пресс-конференции в Минске после возвращения из Москвы главный переговорщик по нефти и газу вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко: «Когда шли переговоры с Алексеем Миллером, я ему говорил: «Ты понимаешь, от нас двоих зависит не только, решим мы проблему газа или не решим, создадим мы СП или не создадим, – это мелочи. Стоит вопрос о союзе России и Белоруссии, об отношениях между государствами».

Между тем государственная (негосударственной почти не осталось) белорусская пресса напрямую запугивает читателя единым государством. Вот что, например, написала 13 января 2007 г. газета администрации президента Лукашенко «Советская Белоруссия»: «Ведь если гипотетически предположить, что «режим падет под ударами Путина», то самой первой жертвой «революции» станут красивые мечты о романтическом «лунании над краем» бел–чырвона–белага флага. И в сияющие глаза тех, кто сегодня пляшет от беспечных предвкушений, пронзительно-холодно воззрится двуглавый византийский орел. А вместо ожидаемой дискуссии о судьбе мовы прозвучит рык материализовавшегося (при помощи нефтедолларов) генерала Муравьева: «Р–р–р–разговорчики? Отставить!»

Здесь стоит напомнить, что российский генерал Муравьев известен в Белоруссии как «Муравьев-вешатель», жестоко подавивший восстание 1863 г. под руководством Калиновского.

Впрочем, в этих откровенно антироссийских выпадах нет ничего необычного: белорусская государственная пресса и телевидение, публично объясняясь в любви к русскому народу, никогда не забывали «цапнуть» российскую власть и олигархов. Совсем как в советские времена: коммунистическая пропаганда тоже жалела «находящийся под гнетом капитала» американский народ и гневно клеймила «правящую клику»… Неудивительно, что немалая доля граждан Белоруссии, теперь не желающих тесных контактов с Россией, изменила свои воззрения именно под влиянием официальной пропаганды.

То есть на самом деле ничего не изменилось. Просто доконфликтные отношения без реальных шагов по созданию единого государства высоким чиновникам были, безусловно, выгодны. Поскольку быть лидерами суверенной страны, находящейся на дотациях России, и необременительно, и денежно. Кубометры нефти и газа в обмен на уверения в дружбе, даже после повышения тарифов в 2007 г., по подсчетам Владимира Путина, создают 41% бюджета Белоруссии, обеспечивая социальную стабильность и, между прочим, очень высокие чиновничьи зарплаты за не самую тяжелую работу.

Потому что совсем не Лукашенко и его команда сделали Белоруссию более или менее благополучной и стабильной страной. Эта небольшая, компактная и хорошо управляемая республика все советские годы лучше других строилась, города были лучше упорядочены, дороги – лучше прибалтийских, магазины – богаче российских и т.д. Да и к 1994 г., когда нынешние чиновники во главе с Лукашенко пришли к власти, этнические конфликты на территории бывшего СССР уже закончились. А на территории от Орши до Буга они никогда не начинались. Поскольку национально-территориальных формирований, создающих так много проблем России, здесь просто нет. Не считать же, в самом деле, национальной проблемой 12,5 тыс. татар и несколько мечетей, разбросанных по всей Белоруссии и мирно уживающихся с коренными «бульбашами», их церквями и костелами.

Конечно, чиновная команда, используя подаренные Россией деньги, в достаточно комфортных условиях постперестроечной стабилизации общества что-то сделала в части обустройства. Но приписывать ей все достижения Белоруссии, как это часто делается сейчас, то же самое, что хвалить яйцо за замечательно красивое оперение породившей его курицы. Конечно, выгодно ратовать за интеграцию без обязательств. Особенно когда по стране гуляют небывалые «нефтяные» деньги.

Не так давно в белорусскую прессу просочились сведения о самой крупной в истории страны взятке в 7 млн долл. за решение вопроса о выделении земли под строительство. При передаче первых полутора миллионов были задержаны несколько чиновников средней руки. Много говорилось о том, что следы ведут в высокие эшелоны власти.
Потом вдруг дело заглохло… В этом нет ничего странного, потому что существует декрет Лукашенко, согласно которому возбуждать уголовные дела против чиновников этих самых эшелонов можно только с его личного разрешения. Проще говоря, в Белоруссии совсем необязательно чтить закон – достаточно чтить одного человека. И тогда тебе, по закону же, прощается все. В этой связи нельзя не вспомнить никем не контролируемый и неизвестно как пополняемый президентский фонд, а также громадные деньги от продажи оружия, которые, по свидетельству министра финансов Николая Корбута на сессии белорусского парламента, в бюджет государства не поступали. В чьи же карманы они идут?

Понятно, что, если Белоруссия присоединится к России, все эти люди, именуемые сейчас лидерами государства с громадными полномочиями и возможностями, станут в общий ряд провинциальных чиновников, вынужденных работать на общих основаниях и подчиняться общему закону. Им это надо?


Чего хочет элита?



А чего тогда хочет противостоящая белорусским властям оппозиция? Та самая, о которой говорят и пишут, что она сплошь прозападная, пропольская, проамериканская, и которую, по мнению многих российских политологов, нужно заменить на какую-то особенную, пророссийскую. Потому что она нужна как альтернатива Лукашенко и как инструмент, при помощи которого можно восстановить нормальные добрососедские отношения.

Все правильно: такая белорусская элита нужна России, как нужна всякой любой стране, претендующей на особое влияние. И ее можно быстро создать, особенно если предложить хорошие деньги. Но между прочим, уже сегодня в Белоруссии обсуждается другая интересная проблема: возможна ли консолидация национально-ориентированной интеллигенции вокруг Лукашенко в его борьбе с Москвой? И ничего невероятного здесь нет, считает известный белорусский экономист Леонид Заико: «В политике и любви все возможно. И я думаю, что в белорусском национально-демократическом движении уже появились или вышли на авансцену политики, у которых резиновая совесть и чугунные локти, как писал Эрих Мария Ремарк. Почему бы и нет? Не отдавать ключевые позиции, но включить во власть несколько человек национально-демократической ориентации, сделать их послами, дать несколько должностей в правительстве… Вы думаете, не найдется политиков, которые захотят пойти во власть?»

Они, конечно, найдутся. Тем более что идеи очень похожи. Достаточно просто сравнить то, что сегодня говорит Лукашенко, и то, что говорит, к примеру, Александр Милинкевич: «В Белоруссии абсолютное большинство людей, более чем 90%, хотят жить в самостоятельной стране. Поэтому я уверен, что Белоруссия останется независимой, но за независимость нужно платить».

Заплатить за независимость сотрудничеством с «последним диктатором Европы» – не самая высокая цена. Впрочем, редактор популярной в Белоруссии газеты «Наша нива» Андрей Дынько с этим утверждением не согласен: «Считаю, что такой альянс невозможен, это все из области фантастики. Потому что и стратегические, и тактические цели национально-демократических сил и лукашенковского лагеря противоположны. И те, и другие это понимают, и никакого поля для соприкосновения я не вижу. Прежде всего потому, что лукашенковские власти не заинтересованы в компромиссе. Они не заинтересованы в смене культурной, экономической и политической моделей в стране».

Тем не менее планы консолидации против «двуглавого византийского орла и нефтедолларового генерала Муравьева» в Белоруссии могут осуществиться. Пусть даже и под примитивным лозунгом: «Дорогие братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои, – «Газпром» у ворот!» Такие переговоры, насколько известно автору, уже идут. Правда, за исключением нескольких искренне верящих Лукашенко, вокруг него скорее всего сгруппируются оппозиционеры известного сорта. Точно такие же, которые, если кинуть клич, соберутся под российские деньги в оппозицию пророссийскую. И которые, если изменится ситуация, как она изменилась сегодня, тут же «кинут» нанимателей без малейшего зазрения совести.

Хотя приличных людей, готовых разумно и добросовестно сотрудничать с Россией, в белорусской элите более чем достаточно. Как среди действующих чиновников, так и среди прозападных оппозиционеров. Но одни, как всегда, боятся и молчат. Другие, сохранившие добрые чувства к России даже несмотря на то, что она их немилосердно «мочила» при каждом удобном случае, в возможность взаимопонимания не очень верят, но надеются.

И тут многое зависит от того, какой путь будет избран. Можно, конечно, кинуть клич, и тогда российское посольство в Минске быстренько подберет нужных крикливых людей, которые станут повторять нужные лозунги.

Но можно попытаться опереться не на них, а на самых разумных, самых стойких. Они давно зарекомендовали себя борьбой с режимом Лукашенко, уже много лет назад понимая, к чему ведет его политика. Они, кстати говоря, тоже не собираются становиться в очередь по приему Белоруссии в субъекты Российской Федерации. Как утверждает Алексей Король, один из лидеров белорусских социал-демократов, вошедших в созданный недавно Союз левых партий, «логика истории и распада тоталитарных государств такова, что Белоруссия сделала еще один шаг к утверждению своего суверенитета и государственности».

10:07 13/02/2007




Loading...


загружаются комментарии