Лукашенко обращается к Западу, но в подсознании держит Россию

Заявление Лукашенко о том, что он хочет изменить в лучшую сторону отношения с Западом, имеет двоякий смысл. Конечно, Александр Лукашенко обращается к Западу, но в подсознании держит Россию. С такого рода декларациями он выступает не первый раз, но за этими заявлениями ничего не стоит.

Он вновь пытается, с одной стороны, подразнить Россию, а, с другой, прозондировать почву на Западе - пойдут ли они на сотрудничество с Белоруссией без предварительных требований в противовес России. Лукашенко хорошо понимает, что вопросы энергетики крайне важны для Европейского Союза, и рассчитывает, что ему удастся договориться с ЕС, и отчасти с Украиной по поводу энергетических схем.

При этом Лукашенко не задумывается над тем, что это принципиально другая стратегия, требующая полной ревизии внешнеполитического курса и серьезных изменений внутренней политики, к которым он совершенно не готов. Внутри страны как было все по-социалистически, так и остается.

При этом увеличилось количество заявлений министров, различных ответственных лиц о необходимости жить по средствам, рационализировать экономику, появились заявления о том, что нужно замораживать рост заработной платы, потому что она растет быстрее производительности труда. Все это - попытки сохранить социалистическую экономику, которая работала в первую очередь за счет льгот, предоставляемых Россией, доступа на российский рынок. Какого-то системного взгляда на экономику у Лукашенко нет, он надеется обойтись малой кровью.

Экономические схемы, которые предложила Россия, на самом деле, достаточно мягкие по сравнению с тем ударом, который она могла нанести, перейдя на рыночные цены. Поэтому надрыв в риторике Лукашенко, заявления об увеличении ’потерь’ Белоруссии, - сначала он их оценивал в 1,5-2 млрд. долларов, две недели назад - в 3,5 млрд. долларов, а сегодня цифра выросла уже до 5 млрд. долларов, - это боязнь потерять политическую поддержку в стране, которая грозит дефрагментацией белорусской политической и хозяйственной элиты. Лукашенко в такой ситуации может оказаться в политической нише Белорусского народного фронта, он будет проводить националистическую политику.

Что касается отношения к Западу со стороны белорусской элиты, то надо выделить группы влияния в Белоруссии, не забывая о том, что страна живет в условиях авторитарного режима, где мнение элиты не является главным для определения внешней и внутренней политики. Предприятия, которые работали на российский рынок, и которым был создан льготный режим, то есть низкие налоги, дешевые энергоресурсы, хотели бы, чтобы ничего не менялось. Они понимают, что если Россия перейдет на рыночные отношения с Белоруссией, а в Белоруссии ужесточится бюджетная политика, то они окажутся неконкурентоспособными. Поэтому наследники красных директоров, номенклатура государственных предприятий поддерживают российский вектор политики. Они с опаской смотрят на Европейский Союз, потому что в большинстве своем не представляют, как работать в условиях европейской конкуренции. В Белоруссии всего двадцать предприятий обеспечивают 85% экспорта, опыта работы в конкурентной среде даже Центральной и Восточной Европы белорусский номенклатурный бизнес не имеет. Поэтому для него российский вектор - преобладающий.

Оппозиция имеет устойчивую нишу - 15-20%, но и они в большинстве своем выступают за сотрудничество с Россией, поскольку прекрасно понимают, что Евросоюз даже теоретически не готов обсуждать членство Белоруссии в ЕС в ближайшие 15-20 лет. Людей, которые бы жестко ставили вопрос - либо Россия, либо Европейский Союз, на самом деле очень мало, это маргинальные группы в разных частях политического спектра.
Конечно, управленческая номенклатура сейчас выступает достаточно жестко против России, поскольку именно они являлись явными бенефициарами льготной российской политики, это люди, которые имели огромные возможности при минимальной ответственности. И риторика, которой Лукашенко сотрясает Запад и Восток, ложится бальзамом на души этих чиновников, которые все чаще пытаются свалить собственные ошибки на Москву. Ситуация в Белоруссии нагнетается государственными СМИ. Этот надрыв специально делается с запасом на будущее, чтобы не допустить появления человека или системы, или структуры, которая была бы пророссийской, говорила бы о восстановлении полноценных партнерских отношений с Россией. Белоруссия ведет торговую войну с Россией. У Лукашенко и его окружения нет политической воли сесть за стол переговоров и определить договорные отношения по всем вопросам.

Каждую неделю то цены на землю повышаются, то таможенная плата за транзит увеличивается, то появляются торговые ограничения по транспорту и т.д. А люди уже второй месяц живут в ожидании того, что Россия ’собирается сломать этот хрупкий сосуд’, как Лукашенко назвал Белоруссию, а сам Лукашенко только нагнетает обстановку своими недальновидными заявлениями.


15:47 13/02/2007




Loading...


загружаются комментарии