Цугцванг в цейтноте

Бывший помощник Геннадия Карпенко, бывший офицер КГБ СССР Валерий Костка разослал по независимым средствам массовой информации свою статью.

Цугцванг в цейтноте
В «Народной воле» № 19-20 за 2 02.2007 года опубликовано блиц-интервью заместителя председателя Партии БНФ Виктора Ивашкевича в отношении планов оппозиции на 2007-2008 годы. У меня лично данное интервью не вызвало бы никаких вопросов, если бы оно было опубликовано в 2002 или 2003 годах. События декабря 2006 года заставляют, по крайней мере, меня задуматься над фразой: «…пік нашей кампаніі павінен прыйсціся на лета-восень 2008 года, калі будуць выбары ў Палату прадстаўнікоў.»

Нет необходимости вступать с Виктором в полемику по прогнозу развития политических процессов в Беларуси, т.к. прогноз всегда носит объективно-субъективный характер, и это его законное право так видеть перспективу. В свою очередь, хотел бы высказать соображения по ситуации и взглянуть на некоторые проблемные вопросы с позиции, не ангажированной под чей-либо политический заказ.

События конца 2006 года принципиально изменили расстановку политических сил, влияющих на развитие политического процесса в Республике Беларусь. Причем, нефть, газ и сахар, – это не причина, а следствие переговоров В. Путина и А. Лукашенко на последней декабрьской встрече в Кремле. Вариант российского гамбита, при котором А. Лукашенко должен был открыть В. Путину путь в президенты нового государства, получив взамен совершенно невнятный пост вице президента, – не прошел. А если учесть и то, что пришлось бы сдать пост Президента Республики Беларусь – решение А. Лукашенко было прогнозируемым не только для его сторонников в Беларуси, но и противников. С моей точки зрения, В. Путин, учитывая огромную зависимость Беларуси и в экономике, и в политике от России, надеялся сломать А. Лукашенко, но недооценил характер и амбиции последнего. На этом и разошлись В. Путин и А. Лукашенко. Похоже, навсегда.

Однако партия не доиграна и российский гамбит продолжается, только, похоже, российская сторона решила заменить белорусского «шахматиста» и довести партию до выигрышного результата для команды В. Путина. Партия вступила в завершающую фазу, т. к. ограничена по времени маем 2008 года, когда В. Путин должен будет передать свой старый пост новому президенту. Собственно, подобный вариант сценария и вызывает у меня определенные опасения в отношении планов оппозиции набрать пик «формы» к осени 2008 года. Так можно пропустить основной «турнир» и, что самое страшное, – проиграть Беларусь. Аргументы в пользу своих прогнозов приведу ниже. А пока, для большего осознания ситуации, что же происходит в белорусско-российских отношениях, хотелось бы несколько вернуться в историю после 1991 года.

Если 1991 год для многих бывших республик СССР, где национальное самосознание было достаточно высоким, дал шанс самоидентифицироваться как самостоятельным и независимым и выйти на совершенно иные принципы взаимоотношений с Россией, Беларусь, к сожалению, зависла между суверенной и союзной. С одной стороны, низкий уровень национального самосознания и плебейское поведение политической элиты Беларуси в 1991-93 г.г. перед Кремлем, а с другой стороны, извечный стратегический интерес к нашей территории со стороны Москвы и ее желание, во что бы то ни стало, сохранить контроль над ней, – привели к тому, что в новой Конституции 1993 года появился совершенно чуждый для нас пост Президента Республики Беларусь. Пост Президента нужен был не Беларуси, а России, чтобы через своего ставленника управлять целой страной. Для контроля и надежности окружив его пророссийской агентурой влияния. Оппозиция во главе с З. Пазьняком это хорошо понимала и боролась с превращением Беларуси в президентскую республику. Однако, правдами и неправдами, не без выкручивания рук, парламентское большинство во главе с В. Кебичем проломило принятие новой Конституции и вошло в историю мировой юриспруденции с новым юридическим термином – тайным голосованием поименными бюллетенями. В. Кебич ошибочно полагал, что, выполняя замысел Кремля, готовит этот пост для себя. Однако коварству кремлевских правителей не одно столетие и равных ему в мире нет. Ошибочно В. Кебич сделал ставку на административный ресурс, директоров предприятий и руководителей сельхозхозяйств, полагая, что все они пойдут со своим начальником до конца. Ошибся, как ошибаются большинство начальников, не учитывающих психологию чиновников. Я далек от мысли, что чиновник – это политическая проститутка. Чиновник – это государственный служащий. Есть такая профессия. Основная масса, чиновников, как правило, аполитична, за исключением идеологов и занимающих политически значимые посты. Их, по большому счету, мало интересует даже личность высшего руководителя. Их интерес сконцентрирован вокруг собственной должности и перспектив карьерного роста, в этом их вся жизнь и их «место под солнцем». Поэтому переходные периоды для чиновника как цунами. Все проблемы начинаются, как только начинает шататься кресло самого большого начальника. Дернешься раньше времени – потеряешь все, промедлишь – место займут. К сожалению, это болезнь советской и постсоветской системы управления, когда профессиональные госслужащие зависят от политической конъюнктуры, а в определенные моменты, эта зависимость может обращаться и в угрозу самой системе. Самый красноречивый пример. Лето 1994 года. Шклов. Предвыборная кампания в самом разгаре. Штаб кандидата в Президенты А. Г. Лукашенко. Вереницы машин чиновников всех мастей и рангов. Чиновники присягают еще не избранному А. Г. Лукашенко. А В. Кебич так на них надеялся. Все эти нюансы истории и психологии важны будут для анализа и прогноза нынешней ситуации.

1994 год. Выборы завершены. Более чем убедительная победа А. Лукашенко. Не буду останавливаться на антикоррупционной комиссии, стрельбе под Леозно и скрежете пули входящей в метал (как показал следователю И. И. Титенков), на стюардессе по имени Жанна, – все это политтехнологии, благодаря которым и не без помощи россиян, в Беларуси появился новый политик первой величины. Причем многие из тех, кто знал А. Лукашенко пять и более лет недооценили не столько личность, сколько амбициозность и тягу к власти А. Лукашенко. Недооценили этого и в Кремле, когда затеяли игру под кодовым названием «союзное государство». Амбиции и эйфория победы не вмещались в границы небольшого государства – Республики Беларусь. Сейчас уже не принципиально, кем была вброшена идея выхода на российские просторы, важно, что она попала в сознание того, кто реально мог реализовать ее на практике. Причем говорю это без всякой иронии и сарказма. Если бы вопрос дошел до реального объединения с выходом на выборы президента т.н. союзного государства, Лукашенко не оставил бы шансов никому. Произошло то, чего А. Лукашенко не приснилось бы даже в кошмарном сне. Наступило 31 декабря 1999 года. На политической арене России появился новый, молодой, интеллигентный, интеллектуальный и не менее амбициозный лидер. А если выразиться профессиональным языком, в результате эффектной и виртуозной многоходовой комбинации, к власти в России пришла команда профессиональных сотрудников внешней разведки. И пришли эти ребята ох как надолго. Пришла команда профессионалов, которая не то что с полуслова понимает друг друга, понимает без слов. Команда, которая в совершенстве владеет технологиями, скрытыми от посторонних глаз, не только прихода и удержания власти в собственной стране, а еще в большей степени в странах, представляющих интерес для России. Потому, что есть такая профессия, – сотрудник внешней разведки.

Кремлевская «берлога» занята без перспектив на выселение. Поэтому первый президентский срок В. Путина протекал под вялотекущий аккомпанемент штампов – дружбы, братства, одних корнях и двух стволах. После избрания на второй (последний) срок, идею «союзного государства» (читай – нового государства, с новой Конституцией и новым правом двойного президентского срока) облюбовал сам В. Путин. Сроки поджимали, и в декабре 2006 года состоялся принципиальный разговор-ультиматум, образно говоря, или «ДА» или «Чемодан, Аэропорт, Венесуэла».

С момента отказа Александра Григорьевича Владимиру Владимировичу складывается принципиально новая политическая ситуация и новая расстановка сил в Беларуси, что требует не эмоционального, а детального анализа. Безусловно, могу ошибаться, но некоторые признаки говорят, что механизм «ротации кадров» на президентском посту в Республике Беларусь Кремль уже запустил.

Во-первых, чтобы развеять миф о «белорусском экономическом чуде» в сознании не только белорусского, но и российского избирателя, Москва одновременно поднимает цены не только на газ, но и нефть, ограничивает поставки сахара, вводит таможенные посты и осложняет экспортно-импортные операции по отдельным группам товаров. Спланированный бюджет теряет более 25% доходной части, или от 3.5 до 5.0 млрд. долларов, что составляет примерно по 500 долларов на каждого жителя республики в год. Предугадать последствия не сложно. Рост цен при замороженных зарплатах и пенсиях, а, соответственно, и рост недовольства и т.д.

Второй миф, который начал развенчиваться, – это миф о А. Лукашенко как главном интеграторе российского и белорусского народов и всех славян в целом. Мне трудно судить, кто из идеологов предложил А. Лукашенко дать интервью Александру Рару и информационному агентству «Рейтер», но цель этого, если моя логика верна, была очевидной – записать в сознании российского электората и части белорусского: «Лукашенко не интегратор». А В. Жириновский, как исправный рупор Кремля, используя повод и подходящий момент, образными фразами закрепил все это в сознании электората.

Третий миф о чуть ли не дружеских отношениях В. Путина и А. Лукашенко. Чтобы не было ни у кого вопросов по этому поводу, в Минск дружненько один за другим потянулись зюгановы, прохановы и прочие рогозины, откровенно не друзья и не единомышленники В. Путина. Понятная формула, – друг моих врагов, – мне не друг. И мифа нет. Есть только вопрос, кто посоветовал все эти встречи и интервью А. Лукашенко. Об агентуре влияния чуть позже.

Я привел всего три примера, их будет больше, и все они не случайны и по времени и по сути, потому что это первый этап, опять же, если моя логика верна. На языке разведки это что-то вроде прочистки мозгов и промывки глаз электорату, чтобы в конце процедуры народ мог воскликнуть: «А король-то голый!?»

Когда «король» окажется голым, дальше уже дело техники. И то, что второй этап готовится, Кремль сигналы кому следует послал. А именно. В программе «Эхо Москвы» вбрасывается информация, что некто приемник А. Лукашенко Сергей Карякин был принят в Кремле. Естественно, никакого Сергея Карякина в этом качестве в природе не существует, может и есть какой-нибудь Сергей, но не Карякин. Это просто сигнал тем, кому он предназначен. Суть его – у Кремля есть кандидатура приемника А. Лукашенко. Это не большая новость, и тем более для Александра Григорьевича, т. к. тем, кто анализировал предвыборные кампании 2001 и 2006 года, не мог не заметить присутствие кандидатов от Кремля. Но они там присутствовали не как альтернатива, а, скорее, как дублеры или в качестве пугала для А. Лукашенко. На всякий случай. Нынешняя ситуация отличается принципиально, т. к. политолог Бунин в передаче «События» на ТВЦ озвучивает вторую часть сигнала – А.Лукашенко прошел точку возврата. Это означает, что у Кремля есть альтернативный А. Лукашенко кандидат. На Лукашенко больше не ставим. И, наконец, завершается сигнал в передаче Глеба Павловского «Реальная политика» – 52% из числа опрошенных россиян высказались за свержение А. Лукашенко. Ключевым здесь является слово – свержение. Данное слово может только усиливать версию, что события будут развиваться стремительно, и Кремль не собирается ждать 2011 года. Управляемый кризис, бегство, изоляция, свержение (как угодно — жестче, мягче) А. Лукашенко и новые, быстрые выборы. Все эти технологии применялись не один раз, и что самое интересное, всегда проходили.

Демонстративное молчание В. Путина на последние действия и высказывания белорусского коллеги в свой адрес, только усиливает мои убеждения в вероятности такого сценария. Кремль, якобы, не замечает и не обращает внимания на происходящее в Беларуси и никакого отношения к этому не имеет. Представим себе ситуацию аналогичную встрече Зюганова, Проханова с А. Лукашенко только в российском исполнении. В. Путин принимает в Кремле сначала А. Милинкевича, затем А. Лебедько, и они публично по телевидению «наезжают» на А. Лукашенко. Промолчал бы А. Лукашенко в такой ситуации? Думаю, что все ответили одинаково правильно. Правда, вероятность такой встречи невелика, потому что лидеры национальной оппозиции Кремлю также не нужны, как сейчас и А. Лукашенко. В 1994 году, когда Г. Карпенко выдвигался кандидатом на пост Президента Республики Беларусь, А.Чубайс (замечу, демократ) заявил: «...на Карпенко нельзя ставить, – уведет Беларусь на Запад». Россия нас воспринимает только как окраину империи. А империей Россия была, есть и будет, поэтому любые идеи равноправных союзов с ней обречены. Этим объясняется и отказ В. Путина строить союз с Беларусью на равноправной основе. Империя руководствуются интересами своего капитала, масштабы и интересы которого не вмещаются в рамки национальных границ. А у капитала интерес один – прибыль, поэтому и идет постоянная борьба за рынки сбыта, источники сырья, дешевую рабочую силу и т. д. В начале 90-х годов мощь российского капитала поубавилась, соответственно, и агрессивное поведение его поутихло. В настоящее время, за счет высоких цен на энергоресурсы, капитал набрал обороты, соответственно, и имперские замашки усилились. Как были в мире две империи, так они и остались. Чем сильнее будет российская империя, тем жестче будет агрессивность и противостояние ей со стороны американской империи. Потому что, только для империй существуют такие понятия как зоны влияния, зоны собственных интересов и т. д. И когда на конкретной прибыльной зоне сталкиваются их интересы, политика может продолжиться иным способом, т. е. способом войны. Европейские страны выработали принципы и правила равноправных взаимоотношений и на этой основе объединились, для защиты собственных интересов от монополий империй. И наша нормальная перспектива – это вступление в ЕС в качестве равноправного члена. Только для этого необходимо и общественные и экономические отношения внутри страны привести в соответствие с принципами и нормами объединенной Европы.

Если мои прогнозы по возможному развитию событий в Беларуси верны, то может возникнуть ситуация, когда досрочные президентские выборы в республике в этом году станут для нас моментом истины. Быть или не быть Республике Беларусь суверенной и независимой. Быть или не быть нам восьмым федеральным округом России.

Мне доводилось писать ранее о влиянии агентов влияния спецслужб, в первую очередь российских, на взаимоотношения власти и оппозиции в Беларуси. Национальные идеи оппозиции никогда не вписывались в имперские российские идеи. Поэтому агентура влияния, как в окружении Президента, так и в оппозиционной среде, прилагала все усилия по ограничению всякого влияния со стороны оппозиции на главу государства, дабы не дать идеям национального возрождения подняться до уровня государственной политики. Этим можно и объяснить референдум 1995 года, когда фактически руками А. Лукашенко заменили национальные символы Республики Беларусь на символы БССР, что для империи больше соответствовало месту нашей республики в составе империи. Было бы не плохо сейчас подарить флаг БССР России, а нам вернуть нашу национальную символику.

Для «свержения» А. Лукашенко, как выразился господин Г. Павловский, у России есть только один реальный вариант, это «дворцовый переворот» с заговором высокопоставленных чиновников, бывших и настоящих, совместно со спецслужбами. Национальной оппозиции, в лучшем случае, могут предложить роль массовки. Ставить на национальную оппозицию Россия однозначно не будет по тем же причинам, по которым отказали в поддержке и Г. Карпенко в 1994 году.

Может сложиться принципиально новая ситуация, когда национальной оппозиции будет противостоять не власть, а оппозиция с пророссийскими интересами. Готова ли наша оппозиция к такому развитию ситуации? Вся ответственность за будущее Беларуси, за ее суверенитет и независимость ложится целиком на нее. Без права на поражение. В этой связи, хотел бы остановиться на некоторых проблемах, без решения которых, трудно будет достичь поставленной цели.
Проблема лидера оппозиции. Такой проблемы для Беларуси НЕТ! Лидеры были, есть и будут. Проблема как раз в том, что их много, а между собой договориться не могут. В чем же причина этой хронической «хваробы» для Беларуси? Казалось бы, нормальные, умные люди, имеющие одинаковые взгляды на будущее нашей страны, имеющие общую угрозу или противника, и все никак не могут объединиться в одну сильную команду и выбрать или назначить себе лидера. Сторонникам оппозиции нужен не столько лидер, сколько сильная, дееспособная команда во главе с единым лидером. В 2006 году оппозиции удалось хоть минимально показать себя командой и ее лидер, А. Милинкевич, предпочтительнее смотрелся на выборах, чем В. Гончарик в 2001 году, за которым вообще команды не просматривалось, особенно, когда из нее ушел С. Домаш. Кремлю не нужна сильная национальная оппозиция ранее А. Лукашенко, а теперь и новому, промосковскому кандидату. Именно в этом главная причина всех системных поражений оппозиции. Именно на эту главную задачу направлены усилия спецслужб. Раздробленная, погрязшая во внутренних разборках, оппозиция не дает возможности консолидироваться протестным настроениям, деморализующе и отталкивающе действует на своих сторонников. Надо делать выводы.

Родоначальником Конгресса демократических сил (КДС) был Геннадий Дмитриевич Карпенко, и подготовка первого КДС проходила в Смолевичском районе. Мне довелось принимать в этом участие, поэтому могу сравнивать, в чем различия между первым КДС и последними. Перед первым КДС ставилась задача выработки конкретного плана действий оппозиции в конкретной ситуации. Что и как необходимо сделать и на кого возлагается ответственность за результат. И никакой «мышиной» возни. Последние конгрессы превратились в арену прилюдной схватки единомышленников за лидерство и втянули протестный электорат всей страны в дискуссию, – кто же среди лидеров оппозиции «всех умнее, всех румяней и белее». Вместо того, чтобы консолидировать и усилить весь протест для достижение главной цели. 

Принародные «порки» друг друга народу не нужны. Договариваться нужно уединенно и выходить к избирателям единой и сильной командой. Как договариваться? Могу предложить вариант. Всех претендующих на роль лидера национальной оппозиции запирают в подвале, без окон, без воды и без пищи. Внутри только печка, но не для того чтобы греться… Народ должен видеть: если из трубы идет черный дым, – значит еще не договорились. Если белый, – значит договорились. Открывается дверь, и народ бурными овациями встречает единую команду с ее лидером. Если дым из трубы прекратился, дверь замуровывается и вешается мемориальная доска с перечислением фамилий и фразой типа: «Их совесть чиста перед белорусским народом». На их место придут новые, молодые лидеры. Памятуя о судьбе предшественников, быстро объединятся, выберут лидера и, самое главное, НАКОНЕЦ-ТО, ПОБЕДЯТ.

Не очень прилично смотрится, когда лидеры оппозиции пытаются показать свою значимость и силу за счет поддержки кто Москвы, кто Брюсселя, кто Нью-Йорка. Если речь идет о суверенитете и независимости Беларуси, то свою силу нужно показывать в поддержке белорусского народа. Для этого нужна самая малость – проявить себя организатором, оратором, идеологом, агитатором и пропагандистом и тем самым мобилизовать огромный внутренний потенциал наших граждан. У З. Пазьняка, кстати, это получалось пока лучше всех. Тогда суверенитет и независимость будут истинными, а помощь извне не будет ни к чему обязывать. Нечто, вроде гуманитарной помощи, а не кредита по завышенной процентной ставке.

Моя критика лидеров оппозиции несколько эмоциональна и это не случайно.

Если действительно возможно (по Глебу Павловскому), свержение А. Лукашенко, ставки на досрочных выборах будут значительно выше, нежели просто пост Главы государства. Ставкой будет судьба Республики Беларусь и всего белорусского народа. И в этой ситуации свалить свою слабость на А. Лукашенко не удастся. Как бы то там, ни было и не важно, в силу каких обстоятельств, но А. Лукашенко оставит Беларусь суверенной и независимой. Поэтому цена ответственности лидеров национальной оппозиции формулируется просто – ПОБЕДА или СМЕРТЬ. Это нужно осознать. Эта статья не дает шансов оправдываться, ссылаясь на невозможность предвидеть подобный ход развития событий уже весной 2007 года.

Проблема агентурной деятельности спецслужб по разложению и ослаблению оппозиции — тема деликатная. Но недооценивать ее нельзя, также как и создавать вокруг нее ажиотаж. Буду ссылаться на чехословацкий опыт. По этому вопросу написано целых три тома в открытой литературе. Так вот, в политически активной массе оппозиции каждый четвертый работал на спецслужбы, причем не только в режиме сбора и передачи информации, но и на уровне оказания влияния на лидеров оппозиции, по созданию конфликтных ситуаций, по провоцированию и компрометированию наиболее активных членов оппозиции и т. д. У Хартии-77 был свой специальный центр по анализу и противодействию агентурной деятельности. Одним из действенных способов борьбы с агентурой была загрузка членов оппозиции конкретными задачами. Если не было результата, брали на заметку, загружали снова и в случае повторного провала, без объяснений просто дистанцировали. Вели специальный учет и анализ провалов. Это, конечно, не решало проблемы целиком, но создавало значительные трудности в деятельности агентуры. Были случаи, когда своих агентов спецслужбы специально, через полицию, арестовывали на непродолжительный срок, чтобы поднять рейтинг агента в оппозиционной среде и продвинуть его ближе к руководству, а еще лучше на лидера одной из структур. Все эти методики известны и описаны в открытой литературе. Суть проблемы в том, что наша оппозиция этими вопросами просто не занимается. И многие ошибки и провалы, даже не анализируются, и приобретают системный и хронический характер.

Финансовая проблема. Тоже деликатная тема. Финансы всегда присутствуют в политической борьбе. Это не открытие и не новость. Тот же М. Чигирь, или В. Синицын на пару с И. Титенковым, могли бы приоткрыть тайну, как и из каких источников, создавался фонд поддержки кандидата в президенты А. Лукашенко в 1994 году. Но суть не в этом. В свое время Т. Винникова все рассказала. Вопрос в другом. Та система финансовой поддержки нынешней оппозиции больше наносит вреда, чем приносит пользы для самой оппозиции. В чем негатив. Появилась новая категория оппозиционеров, зарабатывающих на жизнь написанием грантов, идеи для них уходят на второй план. Между лидерами идет борьба за финансовые потоки из различных фондов. Часть денег через агентуру спецслужб просто уводится из фондов, предназначенных на поддержку оппозиции. Опять же из опыта Чехословакии по данному вопросу. Известный чешский профессор Францишк Яноух эмигрировал в Швецию и создал там фонд Хартии-77 для финансовой поддержки оппозиции во главе с Вацлавом Гавелом. Через своих друзей и знакомых ему удалось собрать 8 млн. долларов. Распоряжался этим фондом В. Гавел, причем деньги тратились на конкретные цели. Оплата стипендий семьям репрессированных, услуг адвокатов в судах, штрафов. Деньги использовались на техническое и информационное обеспечение и т. д. Ни для какой агентуры или «бизнесменов от политики» места в этом финансовом потоке не было. Не было борьбы и между лидерами оппозиции. А сам В. Гавел мог и не знать, кто вносил деньги в фонд Хартии-77, поэтому не был зависим от спонсоров.

В заключение. Когда интересы В Путина и А. Лукашенко совпадали, у руководства спецслужб Беларуси не было головной боли в вопросах взаимодействия со спецслужбами России. Действовали они слаженно, как одно целое. Ситуация изменилась и независимо от моих прогнозов все равно нужно выбирать – разоблачать деятельность агентуры Российских спецслужб или не разоблачать? Это уже конкретная работа, здесь дохлыми крысами и мальчиком террористом не отделаешься. Кстати, где мальчик? Судили его или нет? А был ли мальчик?

В прогнозах можно ошибиться, но не учитывать очевидные факты и вещи нельзя. Предвидеть, значит иметь возможность предотвратить негативные последствия. И самое главное – не допустить, чтобы Республика Беларусь оказалась в состоянии цугцванга в цейтноте.

Жыве Беларусь!

08:51 22/02/2007




Loading...


загружаются комментарии