Хвост виляет Лукашенко?

По совету российской оппозиции президент Белоруссии готов поменять политическую ориентацию. Почему либералы полезли к батьке в пекло?
«Вчера в Минск под именем Платона Еленина прилетел Борис Березовский. В аэропорту, как сообщает минское информационное агентство МИА, Еленин предъявил британский паспорт с белорусской визой, выданной в посольстве Белоруссии в Лондоне. По некоторым данным, опальному российскому бизнесмену была назначена аудиенция в резиденции президента Лукашенко. Среди сопровождавших Березовского лиц журналисты узнали известного российского политтехнолога Станислава Белковского. Белорусские власти не препятствовали въезду Березовского на территорию страны, представитель МИДа объяснил это тем, что Белоруссия в данном случае строго выполняет положения Женевской конвенции, которая защищает Березовского как политического эмигранта».

Хвост виляет Лукашенко?
Скажете, подобное невозможно? События двух последних месяцев наглядно показывают, что ради сохранения власти президент Белоруссии готов поменять политическую ориентацию. В поисках симпатий Запада и по совету российских оппозиционных политиков Александр Григорьевич скороспело проникается идеями атлантизма. Из «красного» президента он готов переквалифицироваться в «оранжевого» или даже в «рыжего» – лишь бы справедливое мировое сообщество помогло ему переломить через колено неуступчивую нефтегазовую Россию. И при этом чуткий, как молодящаяся женщина, Александр Лукашенко знает, чем соблазнить ставших желанными западных партнеров. В известном интервью немецкой газете «Die Welt» он пошел сразу с двух козырей: 1. «Если бы западные энергетические концерны имели долю в белорусских энерготранспортных системах, Россия не была бы по отношению к нам столь жестокой». 2. «У России загораются глаза, когда речь заходит о предстоящей приватизации белорусской государственной промышленности». После такого недвусмысленного намека о возможностях оседлать белорусскую экономику, естественно, загорелись глаза уже у европейских и американских политиков. «Европа должна научиться лучше понимать нас. Момент для этого сейчас благоприятный», – почти кокетливо закончил свое интервью Александр Лукашенко.

Естественно, эти новые и необычные телодвижения белорусского батьки тут же с готовностью развили известные своей ангажированностью политтехнологи. «Президент Белоруссии Александр Лукашенко готовится к демократизации режима, итогом которой могут стать принятие новой Конституции республики и интеграция в Европу, – заявил в интервью той же газете «Die Welt» директор Института национальной стратегии Станислав Белковский. – На протяжении 2007–2011 годов Запад откажется от нападок на Белоруссию и будет способствовать ее интеграции в собственные политические и экономические проекты».

В общем, сценарий понятен, пламенный патриот Лукашенко готов вывести Белоруссию на международную политико-экономическую панель. Александр Григорьевич клятвенно любил Россию до тех пор, пока расточительная «соседка» спонсировала «процветающую Беларусь» деньгами. (По разным подсчетам, российские прямые и косвенные дотации за двенадцать лет составили сумму от 50 до 70 млрд. долл.) На этом и держалась хваленая белорусская экономика, на этих шальных деньгах строил свой имидж «отца-благодетеля нации» и сам батька. В результате газового конфликта случилось страшное – политик Лукашенко обанкротился. Функционирование всей его политэкономической системы базировалось не на экономической эффективности, а на распределении получаемых от России ресурсов. Теперь Белоруссию ожидают западные торги «с молотка».

Как батька примерял шапку Мономаха

Сегодня многие россияне теряются в догадках: как вышло, что после многолетнего строительства общего государства в лице Белоруссии, точнее – в лице ее президента, мы получили если и не врага, то агрессивного недоброжелателя. Все дело в том, что фундамент сегодняшнего противостояния был заложен давно, задолго до «газового конфликта». Все дело в амбициях бывшего директора совхоза «Городец» Шкловского района Могилевской области Александра Григорьевича Лукашенко. Сегодня факты убедительно показывают, что, став в 1994 году президентом Белоруссии, Лукашенко практически сразу поставил перед собой следующую заветную цель – Кремль. Он спланировал и стал осуществлять масштабную спецоперацию, в результате которой именно он должен был очутиться в кресле президента объединенного государства России и Белоруссии. И в конце 90-х Лукашенко как никогда был близок к цели. Все составляющие были налицо: Кремль слаб, Ельцин – плох, после недавнего развала СССР должность «собирателя славянских земель» была вакантна, россияне с восторгом смотрели на молодого, энергичного и «чэснаго борца с коррупцией». Абсурдно, но вспомните, что по всем рейтингам и соцопросам Лукашенко в те годы всегда входил в «десятку» ведущих… российских политиков. Соответственно официальная белорусская пропаганда тех лет пусть несколько топорно, но готовила российский электорат к пришествию «спасителя» из Минска. Внушались довольно бесхитростные идеи: мол, Лукашенко у себя в стране отважно противостоит «продажности», рынку, приватизации, батька мужественно сопротивляется олигархам, значит, и в России сумеет навести порядок. Наибольшие объемы негласного финансирования из Минска в то время шли на продвижение в региональных российских СМИ идеи Союзного государства России и Беларуси: батька рассчитывал, что на российский престол его вознесет объединительная волна. Казалось, российская власть вот-вот готова упасть в руки белорусскому батьке перезрелым яблоком, и уставшие от ельцинского пьянства и беспредела россияне примут его в распростертые объятия.

Но в 2000 году случилось непредвиденное: к власти в России пришел Путин, сразу показавший себя решительным политиком, борцом с олигархической властью и коррупцией. Кроме того, Путин, конечно, и выглядел намного притязательнее бывшего совхозного директора. В 2000–2001 годах сложилось впечатление, что батька от такого удара никак не может оправиться. Его пиарщики тоже притихли. Но ненадолго. Уяснив, что при новом президенте России старой каши не сваришь, Лукашенко стал играть новую роль. О создании общего государства говорил меньше, но лозунг «славянского братства» не оставил, всячески демонстрируя российскому обывателю, что именно он, из Минска, делает то, что должны были бы делать политики в Москве. (Лукашенко рассчитывал, что в нужный момент российскому избирателю быстро напомнят, как героически «батька» подхватил из рук России знамя защитника Сербии во время ее конфликта со странами НАТО в 1999 году.)

Огромные деньги из белорусского бюджета тратились на устройство всевозможных мероприятий, призванных демонстрировать славянское единство. Лукашенко больше стал ездить по российским областям, как по собственной стране, напрямую общаясь с губернаторами. Принимал их у себя в Минске на высшем уровне, демонстративно обставляя встречи по высшему дипломатическому разряду. Говоря проще, попытался оторвать провинциальных лидеров от Кремля, из-за чего, как мы помним, ему даже было запрещено посещать российскую провинцию без уведомления Москвы.

И при этом хитрый батька, зная о проблеме вначале «второго», а затем «третьего срока» российского президента, постоянно посылал в Кремль месседжи о возможном переизбрании Путина на третий срок в случае объединения России и Белоруссии. В своих силах выиграть у Путина выборы Лукашенко был уверен вплоть до последнего времени. Не случайно в одном из своих выступлений он уверенно заявил, что россияне чуть не поголовно поддерживают именно его, а не Путина.

Решительная политическая позиция Москвы поставила крест на «ползущих» захватнических замашках белорусского соседа. А естественное предложение перевести «братскую» риторику на рыночные рельсы отправило Лукашенко в глубокий обморок.

Оранжевый режим

И вот тут на помощь враз ослабевшему белорусскому президенту поспешили профессиональные спасатели из «Другой России», КРО, ДПНИ… Они протянули батьке «оппозиционную руку Москвы». Бывший «диктатор» и «душитель демократии» стал воспеваться ими как невинная жертва «жлобов из «Газпрома», которые принесли российско-белорусскую дружбу в жертву предстоящим парламентским и президентским выборам». (Это перл Белковского, произнесенный им на созванной по случаю конференции «Нужны ли России союзники?») Откуда такая внезапная любовь? Почему наши либералы и радикал-националисты с таким удовольствием полезли к батьке в пекло? Ответ прост: совпали интересы.

Вряд ли, конечно, наши «другие» политики рассчитывают на инициирование оранжевой революции в Минске. Им это и не нужно. Их цель – Россия. У них появился шанс оторвать Белоруссию от России, окончательно вбить клин между россиянами и белорусами, отрезав Россию от границ Евросоюза. Нужно сделать оранжевым самого Лукашенко.

Конечно, Лукашенко не самостоятелен. Он зависим в своей политике настолько, насколько белорусская экономика зависима от третьих стран. И в первую очередь – от России. Ссорясь с российской властью, он обрекает свою республику на то, чтобы стать тем самым слабым звеном, в которое способна вклиниться наша оппозиция. Они почуяли новый шанс. Они, видимо, рассчитывают на создание на белорусской земле нового плацдарма для своих (своих ли?) идей. А идея проста: заколотить для России «окно в Европу».

Впрочем, для того чтобы достичь в Белоруссии той же цели, которой (временно, правда) достигли накануне 2005 года на Украине, нужно несколько зримых факторов. Во-первых, в Минск, как когда-то в Киев, непременно должен прилететь некто Платон Еленин и посулить Лукашенко те же 12 миллионов долларов. Во-вторых, Белоруссии нужно обзавестись собственной «газовой принцессой». Ну, может, и не такой, как Юлия Тимошенко, но все же с обязательной косой на голове. А в-третьих, Лукашенко должен взять себе в советники Станислава Белковского. Без этого ничего не получится.
09:29 22/02/2007




Loading...


загружаются комментарии