Лукашенко – наш президент

Прав оказался автор Вадим Дубнов, когда решился предсказать постепенное и естественное превращение Белоруссии в нормальную страну, пусть даже и при Лукашенко. У последнего оплота диковатой версии социализма начинается приватизация, а самого Батьку наши националисты хотят импортировать в Россию и даже создали под это дело оргкомитет по выдвижению его в президенты Российской Федерации.

Лукашенко – наш президент
Вольно или невольно (скорее - невольно) Россия, повысив цену на газ, простимулировала экономические реформы в Белоруссии. В дотационной и субсидируемой экономике можно сохранять элементы социализма. В той экономике, где деньги достаются недешево, где нужно производить добавленную стоимость, удовлетворять платежеспособный спрос, а также не допускать дефицита бюджета, никакого социализма быть не может. Эту прописную истину 1990-х годов уже успели забыть, а белорусский пример нам о ней напомнил: Белоруссия превращается в Россию 1990-х, Россию времен буржуазной революции. Не оранжевой, не розовой, не тюльпановой, а просто буржуазной. Главные признаки которой - не толпы на площади, а приватизация, финансовая стабилизация, открытие экономики.

Александру Лукашенко в такой стране скоро нечего будет делать. Изменения в экономике неизбежным образом формируют новую элиту. Именно она, а не оппозиция в прямом смысле слова может оказаться мотором перемен. Как в Китае или как на Кубе не будет: у Батьки нет знамени марксизма-ленинизма, А без красного знамени процессы политической либерализации, как правило, сопровождающие либерализацию экономическую, наступают неизбежным образом.

Лукашенко сам создал национальное государство. Возможно, это единственное его достижение. Но тем самым он спилил сук, на котором сидел. Национальное государство, в котором начинается процесс экономической трансформации, востребует других лидеров. Своего Батьку белорусы экспортируют нам. Не зря сказано на сайте его российских сторонников: «Лукашенко - спаситель земли русской».

Злые языки утверждают, что белорусский президент спонсировал некоторых участников «Русского марша». И теперь они, создав оргкомитет по выдвижению Батьки в президенты России, просто тем самым его благодарят. Однако в любом случае в политическом изяществе этому нестандартному ходу не откажешь: у разобщенных националистов, эксплуатирующих имперскую и русскую идеи, нет настоящего лидера. И, если немного пофантазировать, Лукашенко мог бы стать им. Если бы ему, конечно, дали возможность воспользоваться столь красивым выходом из того пикантного положения, в которое он попал в своей стране.

«Функционал» Александра Григорьевича видится его сторонникам примерно так, как это сказано в по-детски неуклюжем, но весьма пассионарном стихотворении поэта Харчикова:
«Лукашенко, приди в Россию,
Александр Григорич, приди!
Разбуди, подними, встряхни нас!
Через смуту нас проведи!»

«Григорич» при этом изображается в шлеме, напоминающем хоккейный, с какими-то крыльями по бокам. Хорошо еще ума хватило рога ему не пририсовать...

Это доморощенное мессианство подкрепляется тем, что, согласно недавнему опросу Левада-Центра, 61% респондентов не считает Белоруссию заграницей. Правда, такой «плюс» объединения России и Белоруссии, как возможное президентство Лукашенко, привлекает всего 4% опрошенных, а 18% считают такой поворот событий очевидным минусом. (Да и к самой Белоруссии за последние 9 лет россияне стали хуже относиться- если в 1998 году плохо относящихся было всего 8%, то сейчас таких уже 19%.) Смириться же с тем, что Лукашенко, хочет он сам того или нет, становится частью российской предвыборной борьбы на небольшом плацдарме левого популизма, имперских и националистических идей, все равно придется.

Внимательно будут следить за медленными, но верными трансформациями лукашенковского режима и на Западе. Джордж Буш на днях высказался вполне определенно: «Мы будем настаивать на обеспечении свободы там, где мы можем настаивать - в таких местах, как Куба, Беларусь и Бирма». И если заглядывать вперед не на год, не на два, а, скажем, на пять-десять лет, то надо признать, что Россия может не только не объединиться с Белоруссией, но и вовсе упустить ее с точки зрения геополитического влияния. Лукашенко, разумеется, сегодня сохраняет свою силу и даже харизму. Но уже завтра, даже если он формально продолжит исполнять президентские обязанности, иметь дело будут не с ним, а другим человеком или иными людьми: приватизация экономики повлечет за собой приватизацию политики.

В общем, эра Лукашенко заканчивается. Что создает принципиально новую - экономическую, политическую, геополитическую - ситуацию, которую имеет смысл прогнозировать и быть к ней готовыми. Единственное, что может существенным образом приостановить процесс - это тот самый стабилизационный кредит размером с золотовалютные резервы Белоруссии, который Россия собралась предоставить Лукашенко. Именно Лукашенко, а не Белоруссии. Стране этот кредит не нужен, потому что он оттягивает падение надоевшего режима.

15:42 05/03/2007




Loading...


загружаются комментарии