Олег Манаев: Общественное мнение в Беларуси будет согласовано с государством

Сегодня в комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ Палаты представителей Национального собрания будет рассмотрен законопроект «Об опросах общественного мнения, относящихся к республиканским референдумам, выборам президента Республики Беларусь, депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь».

Накануне депутат Сергей Шлопак заявил БЕЛТА, что предполагаемые законодательные изменения, касающиеся опросов общественного мнения, не ущемляют ни политические партии, ни средства массовой информации. Сергей Шлопак, в частности, отметил, что нормы законопроекта «являются нейтральными, ничего не ужесточают и предусматривают интересы всех сторон». Административная же ответственность, которую планируется ввести за нарушение закона, предусматривается лишь в том случае, «если опросами занимается лицо, не имеющее необходимой аккредитации, а также если в СМИ опубликованы недостоверные сведения, полученные при опросе общественного мнения в ходе избирательной кампании. При этом наказанию будет подвергаться не средство массовой информации, а тот, кто предоставил неверные данные».

Стоит отметить, что минувшей осенью этот законопроект уже обсуждался широкой обще¬ственностью и породил массу нелестных откликов. Теперь же он вновь в несколько доработанном виде «вынырнул» на поверхность. О том, что может изменить этот «нейтральный» законопроект в белорусской социологии, корреспондент «Е» попросил рассказать руководителя ликвидированного в Беларуси Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) профессора Олега МАНАЕВА:

– Это не нейтральный законопроект. Правда состоит в том, что этот закон драконовский от первой до последней буквы и точки. Он не соответствует никаким международным стандартам. Я напомню, что, когда первый вариант этого законопроекта появился и этой же профильной комиссией рассматривался 3 октября прошлого года, уже тогда появились различные экспертизы как независимых социологов Беларуси, основателей белорусской социологии, так и международных экспертов. Тогда, напомню, международный эксперт Совета Европы французский профессор написал, что такая система существовала во Франции до Великой Французской революции. А она, напомню, была в 1789 году. Внимательный анализ законопроекта, который был представлен осенью, и того, что представлен сейчас, говорит о том, что изменений практически нет, а если и есть, то они носят декоративный характер. Теперь – по порядку.

Тогда законопроект назывался «Об опросах общественного мнения», теперь – «Об опросах общественного мнения, относящихся к республиканским референдумам, выборам президента Республики Беларусь, депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь». Формально это значит, что у нас разрешены все опросы, которые не относятся к выборам. Однако реально ситуация будет выглядеть иначе. Например, некто будет проводить опрос, посвященный маркетингу. Там будет вопрос: «Как бы вы голосовали на референдуме по поводу АЭС?» Если речь идет о переговорах о строительстве АЭС с французской стороной, то, вполне вероятно, французы захотят провести такое исследование. Так вот, основываясь на таком законе, этот опрос моментально будет заблокирован. Это я пока говорю о самом названии. Дальше по пунктам. Там сказано, что если международным договором, подписанным Республикой Беларусь, установлены правила иные, чем предусмотрены законом, то действуют правила международного договора. То есть весь этот закон должен быть выброшен в корзину. Потому что Беларусь давно подписала требования ОБСЕ, которые определяют необходимость проведения свободных и справедливых выборов, частью которых является изучение общественного мнения.
Далее, статья 4 данного законопроекта гласит, что право на проведение опросов предоставляется юридическим лицам. Значит, группа, такая, например, как наша, не имеющая юрлица, проводить опрос не сможет. И хотя в ней могут быть десятки профессионалов, признанных на международном уровне, это не имеет значения. То есть группа социологов вначале может лишиться юрлица, а затем и возможности работать.

Статья 6. Как будет формироваться комиссия, наблюдающая за опросами общественного мнения. В нее войдут 15 человек из числа ведущих специалистов и так далее, а также «и иных заинтересованных органов и организаций», не уточняя, что это. Конечно, кроме ЦИКа сюда войдут представители каких-то правоохранительных органов, имеющих совершенно конкретные интересы.

Далее, компетенция комиссии – статья 7. Она согласовывает «порядок, план и методики проведения опросов общественного мнения». Это тот самый пункт, который вызвал самую большую бурю негодования осенью. Что такое методика? Это анкета опроса, или опросник интервью, или что-либо еще. И вот все методики, все вопросы надо будет приносить в комиссию. А вы помните, кто там будет сидеть? И вот там скажут: зачем вы ставите вопрос о доверии президенту, это некорректно. То есть вопроса не будет.

Теперь 17-я статья, о СМИ. Тут перечисляется, что обязана предоставить проводившая опрос организация в СМИ – много чего. Но вот интересно. При опубликовании результатов опроса редакция СМИ обязана указать источники финансирования опроса общественного мнения. Это уже нарушение общепринятой международной традиции. А если, к примеру, фирма, заказавшая опрос, фигурировать не хочет? Если она только пришла на этот рынок и хочет изучить политический ландшафт? Далее требуется предъявить полный текст поставленных вопросов (ни в какой цивилизованной стране его в масс-медиа не спрашивают – только те вопросы, которые используются в публикации) с указанием числа лиц, не ответивших на каждый из вопросов, копии протоколов контроля качества сбора социологической информации. Везде эта информация, как правило, является конфиденциальной.

Ну и, наконец, последняя 21-я статья. В ней сказано, что Совмину в 6-месячный срок необходимо внести изменения в действующее законодательство, и дополнено, какие именно. В частности, следует внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Так, если опрос будет проведен или физическими лицами, или лицами, не имеющими должных аккредитаций, то наказание предусмотрено в виде штрафа до 50 базовых величин. То есть до 1,6 млн. рублей. А если такие нарушения будут допущены юрлицом, то до 100 базовых величин.

Кроме того, предлагается дополнить статью 5 Закона о печати, в которой приводится перечень провинностей, за которые можно приостановить на 3 месяца или вообще закрыть СМИ, пунктом об опубликовании опросов общественного мнения без прохождения вышеперечисленных процедур. То есть можно представить, что многие независимые СМИ, которые соблюдают некоторый политес, чтобы не быть закрытыми, будут просто отказываться от таких опросов.

Резюмируя вышесказанное, добавлю, что этот закон ставит под жесточайший контроль государства саму процедуру опросов общественного мнения. Их смогут проводить только те организации, которые согласовывают опросы с органами государственной власти, то есть лояльные ей. Не смогут публиковаться альтернативные результаты опросов общественного мнения, если даже кому-то удастся их провести. В конечном счете цель этого закона (а нет сомнений, что он будет принят) – поставить под контроль общественное мнение в Республике Беларусь. То есть все общественное мнение в Беларуси будет согласовано с государством.

(Ряд статей данного законопроекта, вызвавших критику О.Манаева, в данном материале не упомянут по техническим причинам.)


10:35 06/03/2007




Loading...


загружаются комментарии