«Косовский сценарий» для Беларуси

Какой бы ни была внешняя политика Белоруссии, но Запад никогда не откажется от планов свержения «режима Лукашенко». Даже если белорусский президент возьмет совсем уж прозападный крен, то ему это не поможет. Слишком уж опасен его пример. Мало ли кому может придти в голову мысль сыграть собственную «Большую Игру»? Поэтому Западу необходима образцово-показательная расправа над слишком уж независимым «Батькой».

Совсем недавно Запад сверг Милошевича, а потом упек его в Гаагу. А ведь Милошевич был гораздо более сговорчив и управляем, чем белорусский лидер. Так что за «Батьку» возьмутся обязательно. И не исключено, что при этом окажутся задействованы некоторые технологии, опробованные в Югославии.

К слову сказать, Белоруссия очень во многом похожа на Югославию. Обеим странам — православным и славянским — присущ «менталитет партизана» (не случайно во время второй мировой войны и в Югославии, и в Белоруссии существовало мощнейшее партизанское движение). Он выражается в желании быть независимым даже тогда, когда имеешь дело с намного более сильным противником.

С помощью этого самого партизанства сильный лидер может сотворить чудеса. В 1940-е годы маршал Тито отважился бросить вызов могущественному СССР и победил. А ведь риск был, да еще какой. Нет, Сталин никогда бы не решился на оккупацию Югославии. Но устранить непокорного лидера он мог — тем более, что и среди югославских коммунистов было множество недовольных политикой маршала. Однако Тито решился сыграть по-крупному, использовав разногласия ведущих держав. В обстановке холодной войны он сделал движение в сторону Запада, заручившись его поддержкой. При этом саму политику Тито вряд ли можно назвать прозападной, он стремился быть на равном удалении как от СССР, так и от США.

И здесь нельзя говорить об изоляции (в которую ушла при Энвере Ходже социалистическая Албания). Тито имел огромные амбиции, которые он пытался реализовать на международной арене. Любопытно, что на ранней стадии конфликта со Сталиным партизанский маршал позиционировал себя как защитника «попранной» мировой революции. Так, на заседании политбюро ЦК Компартии Югославии, прошедшем 1 марта 1948 года, вполне ясно говорилось о «перерождении» СССР и утверждалось: «…Восстановление русских традиций — это проявление великодержавного шовинизма. Празднование 800-летия Москвы отражает эту линию… навязывается только русское во всех областях жизни… Политика СССР — это препятствие на пути международной революции…»

Очевидно, что какое-то время Тито мнил себя новым Лениным. Но потом инстинкт прагматика подсказал ему, что этот путь приведет к проигрышу. Тогда Югославия сделала выбор в пользу самоуправляемого, рыночного социализма, а во внешней политике приняла активное участие в создании Движения неприсоединения. Тито же стал одним из его лидеров, завоевав огромный авторитет на международной арене.

Показательно, что сегодня Лукашенко также делает ставку именно на Движение неприсоединения. И его республика пытается балансировать между различными центрами силами. Можно даже, с известными оговорками, провести параллели между общественным устройством двух стран — в нынешней Белоруссии установлен рыночный социализм, как и при Тито.

Но при всем уважении к маршалу надо признать, что его курс потерпел крах. Все югославское процветание (во многом витринное) рухнуло почти сразу же после смерти Тито. Выяснилось, что все держалось на одной — незаурядной — личности. И когда ее не стало, то страна распалась. И Белградом занялись всерьез, радикально зачистив сербскую элиту.

Невольно задаешься вопросом — откуда же такая брутальность? Удары по сербскому руководству кажутся неадекватно сильными, учитывая, что там не было личности, хоть как-то дотягивающей до уровня Тито. Можно предположить, что это были удары по прошлому и, одновременно, по будущему. США и другие западные страны всегда держали в памяти «феномен Тито» и боялись, что Югославия может, рано или поздно, породить таких же лидеров. Прецедент был налицо, поэтому бомбардировки Белграда ставили своей целью уничтожение новых Тито.

В случае с Белоруссией разговор мог бы идти об устранении пока еще здравствующего и правящего «Тито», ведущего сложную геополитическую игру на равноудаление. Кстати, Запад довольно-таки быстро понял смысл всех этих маневров — от Москвы к Брюсселю, и обратно. И если во время газового конфликта отношение к Минску несколько смягчилось, то теперь оно вновь стало таким же враждебным, как и прежде. Так, 28 февраля Вашингтон ввел новые санкции против руководства Белоруссии — персонами нон грата стали еще шесть высокопоставленных белорусских чиновников. Глава департамента контроля за иностранной собственностью минфина США Адам Зубин заявил по этому поводу: «В цивилизованном мире не место деятелям, причастным к нарушениям прав человека и политическим репрессиям. Мы продолжим действовать против белорусских должностных лиц, которые злоупотребляют своим положением, лишают прав свой народ, подавляют демократию и свободу».

А днем раньше президент Джордж Буш, выступая на Ассоциации республиканских губернаторов, пообещал, что США «продолжат бороться за свободу в Белоруссии».

Не пожелала отставать от своего заокеанского партнера-соперника и Единая Европа. Уже 1 марта ЕС продлил на год санкции в отношении Белоруссии. Изменился и тон восточноевропейских сателлитов. Например, если ранее Литва изъявляла готовность стать посредником в урегулировании отношений между Белоруссией и ЕС, то теперь ее премьер Гедиминас Киркилас делает такие вот заявления: «Я недавно посетил Грузию, и там у меня было немало бесед с нашими грузинскими коллегами. Некоторые из них думают, что мы должны предложить гибкую стратегию для «ухода Лукашенко».

Очевидно, что Западу нужна полная и безоговорочная капитуляция Лукашенко — с перспективой его перемещения в Гаагу. И любые отклонения от того варианта будут рассматриваться как враждебная деятельность. Со всеми вытекающими отсюда последствиями — вплоть до использования «косовского сценария».

Важнейшую роль здесь отведут достаточно многочисленной (400 тысяч человек) польской общине. У правительства Лукашенко уже были трения с частью польских активистов. Так, в 2005 году разгорелся нешуточный конфликт вокруг формирования нового руководства Союза поляков Белоруссии (СПБ). В марте, на выборах руководящих органов победу одержали оппозиционные лидеры. А позже, летом все уже было «переиграно» и во главе СПБ вновь стали лояльные функционеры. В Польше по этому поводу началась невообразимая шумиха. «Ситуации вокруг СПБ уделялось почти столько же внимания, сколько в СССР – событиям на фронтах в годы Великой Отечественной, — пишет А. Тимофеев («Росбалт»). — Как сводки Совинформбюро, ежедневно приходили сообщения о противоборстве непризнанного руководства с властью. Фамилии лидеров Союза — Борис, Почобут, Писальник — наверное, навечно отложились в памяти поляков после тех событий».

В то же самое время минские СМИ вполне верно провели аналогию с шумихой вокруг положения косовских албанцев, которая открыла дорогу для мощного военно-политического давления на Белоруссию.

Что ж, похоже на то. С тех пор антибелорусская кампания в Польше только набирает свои обороты. Каждый месяц в стране проводятся «дни солидарности» с Белоруссией, сопровождаемые шумными мероприятиями, на которых вовсю критикуют Лукашенко. В местных СМИ эта критика стала постоянной. Более того, из Варшавы на Белоруссию вещает «Еурапейскае Радыё для Беларусі».

Апофеозом всего этого давления на Минск стала варшавская конференция «Революция продолжается. Международная солидарность в практике белорусского и польского движений оппозиции». На ней выступил «лидер белорусской оппозиции» Милинкевич, явственно намекнувший на необходимость усилить финансирование борьбы с режимом Лукашенко. И этот «намек» был вполне понят. «Вице-спикер Европарламента Яцек Сариуш-Вольский заверил лауреата, что отныне, после польских усилий по «европеизации» белорусской ситуации, как он выразился, финансовая помощь будет оказываться не только официально зарегистрированным организациям, но также и нелегальным. Польский сенатор Збигнев Ромашевский поддержал коллегу-парламентария, заявив, что «отчетность не предполагает поддержку нелегальных организаций», тогда как именно такие методы позволили в свое время победить «Солидарности». Надо думать, что такие заверения успокоили «единого кандидата», а радужная перспектива не ограниченного докучливой бухгалтерской отчетностью финансирования придала ему новые силы, с которыми он и отправился в который раз штурмовать оплот самовластия» (А. Тимофеев).

Как только давление на Минск решат усилить «до победного конца», то «польский фактор» раскрутят на полную катушку. Здесь можно ожидать масштабных провокаций, в которых всегда легко вовлечь часть молодежи и группки экстремистов. Результатом их станут волнения, которые будут подавлены. Ну, а само подавление представят едва ли не как «геноцид польского населения Белоруссии». Далее все западные элиты окажутся мобилизованными на борьбу против Минска. Бомбить себя Лукашенко, конечно, не позволит, но нечто вроде городской партизанской войны на западе республики он получить может. Понятно, что это сильно подорвет стабильность в Белоруссии, а значит, сильно ослабит позиции самого Лукашенко.
07:32 15/03/2007




Loading...


загружаются комментарии