На постсоветском пространстве происходит серьезная перегруппировка союзников

Внутри содружества иногда случаются кризисы, и состав «друзей» в этой структуре постоянно меняется.

Так, в начале 2007 года вспыхнул политико-экономический конфликт между Москвой и Минском. Это при том, что с 1996 года строится Союзное государство России и Белоруссии. А в январе 2006 года газовая война разгорелась между Украиной и Россией. С тех пор в Киеве вместо оранжевого кабинета существует вроде бы дружественное России правительство Виктора Януковича. Но главный выдвиженец Майдана-2004 – президент Украины Виктор Ющенко – пока не повержен. Хотя некоторые российские СМИ с удивлением замечают, что Янукович не прилагает особых усилий для разворота украинской политики с Запада на Восток, от Европы к России. При этом украинская элита, включая так называемых «донецких» (Ринат Ахметов, Виктор Янукович и другие), может притормозить курс на евроатлантическую интеграцию, в том числе на вступление в НАТО, но вряд ли согласится повернуться спиной к Европе с ее стандартами жизни, отношением к правам человека, наличием четких правил игры между властью и бизнесом, пишет сегодня «Независимая газета».

Газовые проблемы есть у Молдавии. Президент Владимир Воронин вот уже несколько лет подвергается различного рода политическим атакам. Не секрет, что в России есть влиятельные политики, мечтающие коренным образом изменить ситуацию на юго-западе бывшего СССР, свалив президентов в Киеве и Кишиневе.

При этом европейский вектор для оранжевого Ющенко – осознанный выбор, а Владимир Воронин в 2001–2003 годах считался в Кремле одним из наиболее пророссийских лидеров СНГ. Если исходить из стратегических интересов России, а не различных финансовых группировок, более пророссийской силы, чем коммунисты, сегодня в Молдавии нет. Воронин задействовал западный вектор для того, чтобы обрести определенную поддержку в приднестровском вопросе, и для того, чтобы не остаться один на один с теми в России, кто предлагает разделить бывшую советскую Молдавию: Правобережье Днестра помочь поглотить Румынии, а Левобережью – дать вольную.

Сближение Украины и Молдавии представлялось логичным. Но с начала 2007 года отработанную схему нарушила Белоруссия, внеся в происходящее элемент политической экзотики. Если в 2005–2006 годах в Кишиневе приходилось слышать о намерении заключить украинско-молдавский союз наподобие союза России и Белоруссии, то в 2007 году в СМИ вброшена идея союза Белоруссии и Украины.

Товарищи по несчастью



Российские СМИ вот уже несколько лет констатируют: де-факто Приднестровье потеряно для Молдавии, а приднестровцы практически стопроцентно выступают за вхождение ПМР в состав России, что и подтвердил референдум 17 сентября 2006 года. Те же СМИ ежедневно внушают, что Восток Украины и Крым больше тяготеют к Москве, чем к Киеву, и рано или поздно вполне возможен распад Украины. Наконец, с начала 2007 года некие российские комментаторы, в чью задачу входит нагонять страх на всяких супостатов, заговорили о том, что неплохо бы для охраны современной святыни – газовой трубы – ввести на территорию Белоруссии кадыровский батальон «Восток». Заговорили и о том, что истинная граница России проходит в районе Бреста.

Итак, в руки президентов трех стран вложили два аргумента в пользу их еще недавно крайне маловероятного сближения. Первый. Над шеей каждого из них висит газовый меч. Второй. В случае их «неправильного» поведения под угрозой может оказаться не только фактическая, но и юридическая целостность возглавляемых ими стран.

Неудивительно, что на этом фоне Лукашенко, встречаясь с Ющенко, демонстрирует готовность к союзным отношениям с Украиной. А сближение Киева и Кишинева получает дополнительный импульс из Минска. Даже если исходить из того, что президент Белоруссии ведет по обыкновению азартную игру, повышая свои акции в глазах Москвы, все равно перед нами аксиома: доверие между Москвой и Минском уже никогда не будет прежним. Значит, белорусское руководство, по крайней мере при Лукашенко, будет искать потенциальный противовес россиянам на просторах Содружества.

Принцип гамбургера



Впрочем, между Украиной и Молдавией, как между двумя булками в гамбургере, затаился разделительный кусок мяса в виде провозглашенной 2 сентября 1990 года ПМР. Поскольку аргумент в виде колоссального долга в более чем миллиард долларов перед Россией за газ заставил президента Приднестровья Игоря Смирнова позабыть о недавних высказываниях официальных лиц Тирасполя насчет желательности присоединения ПМР к Украине, сегодня в приднестровской столице модно демонстрировать свою пророссийскость. Правда, само Приднестровье здорово зависит от Украины. Зайдите в любой продовольственный магазин в ПМР и вы увидите кучу украинских продуктов. С Украиной связано множество больших и малых приднестровских коммерческих структур. Итак, в целом на фоне общего сближения между Киевом, Кишиневом и Минском свою игру ведет и Тирасполь. Но и тут действует «матрешечный» принцип: ПМР тоже входит в созданный на территории СНГ блок – Содружество за демократию и права народов. Туда, как известно, входят еще Абхазия и Южная Осетия.

Киев и Кишинев демонстрируют общие подходы ко многим проблемам. Повод для оптимизма есть. Торговля в 2006 году составила 850 млн. долл. Товарооборот вырос в 2,5 раза за последние годы. После российских винных санкций в отношении Молдавии за последний год поставки молдавского вина на Украину выросли в 2 раза. Уменьшилось количество всевозможных ограничений, лицензий и т.д.

Теплые отношения у Кишинева и с Минском. Белорусские трактора – желанный товар в Молдавии. В молдавском руководстве (как и в приднестровском, кстати) никогда не звучит антибелорусских заявлений. Минск сильно придает динамизм сближению новой тройки.

Однако есть и свои интересы. Наивно думать, что Киев ввел новый таможенный режим, дабы потрафить Кишиневу. Поставив под контроль экспорт излишне пророссийского Приднестровья, украинцы сделали все, чтобы с осени 2006 года восстановить железнодорожное сообщение с ПМР, прежде всего в сфере грузоперевозок. Дело в том, что гонять в порт Рени составы с железной рудой северным путем, минуя Приднестровье, значительно дороже. По некоторым данным, солидные люди теряли на этом до 100 тыс. долл. ежедневно.

Что же дальше?



Но дружба «против кого-либо» всегда краткосрочна. Стратегическая перспектива чаще всего зависит от экономического сотрудничества сближающихся государств. Тут, честно говоря, перспективы неясны.

Яснее с политикой. Влиятельные круги в Москве не видят «строптивых» Ющенко, Воронина и Лукашенко в качестве партнеров на будущее. И те, видимо, это осознают или после газовых и политических атак 2005–2007 годов смутно догадываются. Посему можно прогнозировать, что координация их политических шагов сохранится или даже усилится. Но Минск, Киев и Кишинев будут сохранять осторожность. Во-первых, в Евросоюз в обозримой перспективе не примут ни Украину, ни Молдавию. А вот российский газ по-прежнему актуален. Во-вторых, неясно, готов ли Запад решиться на поворот к Лукашенко, которого долгие годы клеймит как диктатора.

Как ни крути, поворот событий по всей дуге Белоруссия–Украина–Молдавия плюс Приднестровье будет зависеть от способности договариваться. Если игра пойдет на политическое уничтожение неугодных, дело может дойти до «тройственного союза». Если же в рамках СНГ возобладает умение находить компромиссы, то Украина и Молдавия просто получат экономическое подспорье от северо-западной промышленной Белоруссии. А от этого никто четвертый не проиграет.
09:02 19/03/2007




Loading...


загружаются комментарии