Острые углы круглых столов

Мнения разделились. Очередная попытка ОБСЕ наладить диалог между властью и оппозицией одними воспринимается как уступка официальному Минску и отход от много раз утвержденных и одобренных принципов взаимодействия с последней диктатурой Европы, другими – как целесообразный и вселяющий надежду шаг. Даже партия БНФ приняла резолюцию о необходимости переговоров с властью, правда, в ответ председателя партии Винцука Вечерко банально арестовали. И на этой неделе Вечерко будет вести диалоги в суде. ОМОНовцы дадут показания, что он ругался матом, а лидер БНФ в ответ расскажет, что разговаривает только по-белорусски, а в белорусском языке нецензурной брани просто нет… И ведь все равно посадят,  аргументы в подобных диалогах бессмысленны.

Острые углы круглых столов

В этой связи у меня вопрос:  почему первая конференция, на которой присутствовали и второстепенные представители власти, и не первые лица оппозиции, вселила и в обе стороны, и в посредника (ОБСЕ) такой оптимизм? Как по мне, так лейтмотив всех комментарив – «они увидели, что с нами можно разговаривать» - просто оскорбителен. Это некая разновидность так называемого стокгольмского синдрома, когда заложники начинают сочувствовать террористам и помогают им избежать наказания за совершенное преступление.

 

Председатель БХК Татьяна Протько, например, очень вдохновилась последним мероприятием, а накануне она посетила председателя Конституционного суда Григория Василевича и тоже вдохновилась. Да, Василевич не пообещал отменить статью УК, по которой отбывает наказание Дмитрий Дашкевич, сидит в СИЗО Денис Денисов и по всей стране ведутся допросы «молодофронтовцев», зато не выгнал Протько и даже впустил ее в свой кабинет. Да, ничего не пообещали депутаты парламента, зато, по признанию главного переговорщика от ОБСЕ Уты Цапф, они не увидели в представителях оппозиции чертей. Очень мило! Они устроили из страны колонию-поселение, а мы обеспокоены тем, какое на них произвели впечатление… Кажется, что-то сместилось в системе координат и системе оценок.     

 

Можно ли разговаривать с ними?

 

Нужно ли разговаривать с ними?

 

О чем? С каких позиций?

 

В стратегии действий демократических сил, которая выносится на обсуждение Конгресса, как мне кажется, должен быть отдельный раздел, посвященный переговорам и условиям их проведения. Чтобы не бегали в панике приглашенные на подобные мероприятия, мучаясь вопросами: идти - не идти, как себя вести, и где та степень уступок, на которые можно согласиться?  Чтобы на Западе ни у кого не было иллюзии, что имитация переговоров – это уже само по себе великое дипломатическое достижение, чтобы в Минске никому не повадно было играть втемную.

 

Обязательное, на мой взгляд, условие – мораторий на политически мотивированные аресты и освобождение политзаключенных.  Сегодня такое ощущение, что официальный Минск просто издевается и над внутренней оппозицией, и над Европой. Очередной виток допросов и обвинений в деле «Молодого фронта» и даже аресты Сивчика и Вечерко не стали препятствием ни для представителей ОБСЕ, ни для отобранных для участия в первом диалоговом мероприятии демократов. Хорошенькое начало! А может, все-таки стоило в знак солидарности с арестованными отказаться от участия во встрече? Может, надо было делегировать одну Татьяну Протько, чтобы она как известный правозащитник объяснила,  почему диалог в таких условиях не может считаться конструктивным?

 

Второй важный момент: с кем разговаривать? Что решает вице-спикер Сергей Заболотец? Даже по банальным бытовым проблемам депутаты ходят не к нему, а к Владимиру Коноплеву, потому что Заболотец не решает ни-че-го! Даже внутри парламента. А мы говорим о серьезных политических проблемах. Так какой смысл тратить время?

 

Идем дальше - о чем говорить? Евросоюз сформулировал четкие условия официальному Минску. Ну так и давайте обсуждать, какие условия,  когда и в каком объеме белорусские власти готовы выполнить. Уже в следующем году в стране парламентские выборы. Вот и начнем с белорусского избирательного законодательства, по которому есть все необходимые международные экспертизы.

 

Наконец, кто от демократов должен участвовать в переговорах. Уверена, что это никак не должен определять Совет безопасности.

 

Диалог и переговоры сегодня нужны официальному Минску, так давайте не будем об этом забывать, и давайте не будем подыгрывать Лукашенко. Ему надо – пусть и постарается. И пусть его чиновники думают, какое они произвели впечатление. Это они в «черных списках» невъездных и со штампом нелегитимности. А нам терять нечего, кроме, конечно, доброго имени. 

 

09:30 19/03/2007




Loading...


загружаются комментарии