Суздальцев распознал автора писем КГБ

Бывший депутат белорусского парламента генерал Валерий Павлов был одним из тех, кто на прошлой неделе обратился с официальным письмом к директору ФСБ по факту угроз со стороны КГБ Беларуси. Напомним, что официальный представитель белорусской спецслужбы гражданин Надточаев обвинил этих белорусов в фантазерстве и выдумывании от скуки «угроз и писем сотрудников КГБ». «Белорусский партизан» узнал реакцию Павлова на заявление КГБ Беларуси.  

Суздальцев распознал автора писем КГБ
- Валерий Владимирович, вы ознакомлены с официальным ответом белорусского КГБ?


- Да, я прочитал комментарий руководителя центра информации и общественных связей КГБ Валерия Надточаева. Другого ответа и не ждал. Если все это сравнить с их последним ноу-хау, водопроводной крысой, то, очевидно, и комментировать нет надобности. Однако если ему надо серьезно ответить, то насчет скуки, писем и серьезности, я  отвечу.

Во-первых, мой рабочий день начинается в 8 утра и заканчивается после 20-00. К тому же частые командировки. Потому скучать мне некогда.

Во-вторых, я уже неоднократно заявлял, что я не писатель, не поэт, не художник, не изобретатель. Ну, не дал бог такого дара. При этом говорю прямо, что хватает мужества поставить свою подпись под тем материалом, который сам написал. Что и было неоднократно. Поэтому предлагаю этого «писателя» поискать рядом с собой. Это наверняка один из ваших бывших, но очень обиженных сотрудников. Извините меня, но в этих письмах приводятся фамилии, данные, факты, которые в Москве в киосках печати не продаются.

А разве можно серьезно говорить о том, что некоторые наши граждане, живущие в Москве, активно лоббируют вопросы повышения цены на газ и нефть для Беларуси, сокращения их поставок в Беларусь? Ну, разве это серьезно?

Нефте-газовый бизнес, это бизнес самого высокого уровня и почти всюду подконтролен государству. С улицы туда не зайдешь. Да нам это и не надо. Мы и в своем-то бизнесе не учредители и не держатели акций. Потому лишних денег нет. А значит, и распространять слухи, что белорусская оппозиция кормится в Москве от окопавшихся там бывших и прочих, тоже, товарищ Надточаев, не серьезно.

Между тем  все эти перечисленные мною слухи, сплетни, а иногда и информация, активно внедряются в сознание наших граждан и московских чиновников. Приходится очень часто объясняться, что это несерьезно. Кем же тогда они запускаются и для чего? Почему с регулярной периодичностью некоторые известные и не очень деятели передают в Москву очередную порцию угроз и предупреждают о страшнейшей опасности, которая вот-вот начнется, потому что он, этот деятель, чуть ли не был там на инструктаже. Как расценивать такую несерьезность? И как ее оценивать вообще? Особенно на фоне постоянных арестов, задержаний, осуждений, разоблачений и прочее.

Никто из нас не работает против Беларуси. У нас в Беларуси родственники и друзья, разве можно желать им плохого?

Вложите этот мой ответ в материалы оперативной разработки по моей персоне. И не тратьте время на глупости. Не слушайте  пройдох, для которых собирание, извращение и распространение слухов стало уже не хобби, а хорошо оплачиваемой работой. Это им интересен хаос и постоянный напряг.

И если кто-то для своего карьерного роста или успешного доклада своему начальству выдумывает небылицы, сочиняет докладные, порочащие честь и достоинство добропорядочных людей, то таких надо гнать взашей с должностей.

Мне по-человечески жаль Суздальцева, пострадавшего по чей-то расхлябанности и непрофессионализма. Человек, имеющий семью, свой дом в Минске, вынужден скитаться и жить в одиночестве. Растут без отца сын и дочка.

Прошел год, как политолог Андрей Суздальцев был депортирован из Беларуси. В ближайшее время МИД России должен поставить вопрос перед белорусскими властями об аннулировании решения о депортации, поскольку это противоречит законам Союзного государства . «Белорусский партизан» обратился к Андрею Суздальцеву за разъяснением ситуации.

- Андрей, как получилось, что вы оказались в статусе единственного репрессированного в рамках Союзного Государства политолога?
   

- Меня депортировали в последние недели президентской кампании, когда спецслужбам просто позарез был нужен отчет перед президентом. В предвыборной кампании 2005 -2006 г.  я не участвовал, в штабах не работал. Сфера моих интересов оставалась стабильной – Союзное государство, тенденции  развития авторитарного режима в Беларуси, российско–белорусские отношения.
  
- Но ведь вам как-то объявили причину депортации?
  

- Лично мне не предъявлялось никаких претензий. Оформляли депортацию сотрудники милиции. Ни одного из сотрудников спецслужб я не видел в глаза. Меня ни разу никуда не вызвали даже для получения от меня хотя бы формальных разъяснений, если не считать мои походы в милицию в начале марта 2006 г. по поводу подбрасывания в мой офис конверта с патроном и угрозами (дело, между прочим, быстро закрыли, ответив мне в письме, что «пересылка при помощи почты боеприпасов в РБ не является уголовно наказуемым деянием»(!). 
    
На все мои вопросы в ОВИРЕ мне отвечали: «Сами знаете».  В последней бумаге, что мне показали и попросили подписать, было записано – «представляет угрозу национальной безопасности Республики Беларусь».  При этом ни одного документа мне не вручили. В итоге я  выехал из страны вообще без документов. 

Происходили поразительные вещи. Сотрудники милиции отмалчивались, ссылаясь на КГБ, а их начальники из МВД давали интервью в государственных СМИ, что я причастен к публикации в Интернете  так называемого письма «раскаявшихся сотрудников КГБ Беларуси».  В общем, «за глаза» меня объявили изготовителем фальшивок.  Абсурд стал буквально осязаемым, когда  в те же мартовские дни 2006 г.  в Интернете появилась фальшивая статья под моей подписью. Я немедленно обратился в прокуратуру и очень оперативно получил ответ: «Доказать или найти авторство указанного Вами материала, размещенного в Интернете, не представляется возможным».  Значит, доказать невозможно, а вот выгнать из собственного дома, разлучить с семьей, сделать бомжом, можно. 

-  За прошедший год обращались ли вы в МВД Республики Беларусь за разрешением на кратковременное посещение дома и детей в Минске?
 

- Обращался, но неизменно получал жесткий отказ. Может быть, они боятся, что я не премину нанести визит к некоторым клеветникам, писавшим доносы на меня,  или по-своему разберусь с автором этих пресловутых «писем» сотрудников КГБ.

- Так автор известен?
 

- Естественно.  Мой интерес был связан не только с тем, что, судя по всему, спецслужбы РБ продолжают подшивать эти «письма» к моей папке. Это их дело. В КГБ РБ вообще немало служит талантливых фантазеров.
«Письма» продолжают появляться в Интернете. Сейчас я располагаю шестью текстами.  В письмах регулярно перечисляются реальные  лица, состоящие на службе.  Но обратите внимание,  что в перечне лиц, вписанных в письма, почти не встречаются непосредственно сотрудники КГБ, хотя их в первую очередь должны были «высветить» сторонники оппозиции в рядах госбезопасности. В конце концов, а кто ведет дела оппозиционеров, какие отделы и структуры? А кто из оппозиционного актива является агентами КГБ? Есть и иные интересные вопросы, но вот ответа на них нет. Так что в высшей степени сомнительно, что автор «писем» являлся законспирированным Штирлицем. Автор «писем» находится в рядах оппозиции.
     
- Вы уверены, что автор является представителем белорусской оппозиции?


- Не только, буквально после второго-третьего письма стало ясно, что этот человек служил. И служил хорошо и долго. В общем, он знает службу. Кроме того, схема писем и метод изложения позволили предположить, что автор является  профессиональным юристом.  В общем, автор писем - реальный сторонник оппозиции. Простейший анализ текстов всех шести писем  позволяет это определить. Кроме того, первое письмо было опубликовано в очень интересный момент – в начале мартовского (2006 г.)йй обострения обстановки вокруг президентских выборов.  1 -2 марта  в Интернете  появился некий план белорусских властей по противостоянию оппозиции на выборах. Я, во всяком случае, получил этот план по электронной почте. Однако буквально к вечеру 3 марта  на сайтах оппозиции появилось первое «письмо» сотрудников КГБ, в котором оказался текст вышеозначенного плана, как говорится «слово в слово». 
  
-  Есть ли угроза для этого человека разоблачения стороны того же КГБ?


- Такая угроза есть. Он явно  втянулся и перестарался. Его «засекли».
  

09:09 21/03/2007




Loading...


загружаются комментарии