Журналистов ожидают новые репрессии

В свое время некоторые чиновники, курирующие в государстве деятельность средств массовой Информации, стали говорить о том, что пора, мол, переходить от уговоров нарушителей законодательства о СМИ к более действенным мерам. То есть, кроме всего прочего, наказывать еще и рублем.

Поскольку в огромном массиве так называемых государственных СМИ не отмечалось таких нарушителей, то изначально финансовые санкции предназначались для независимых изданий демократической направленности и, не исключено, некоторых коммерческих СМИ... И вот 1 марта 2007 года мечты сторонников фискальных методов воспитания сбылись: в новом Кодексе об административных правонарушениях (далее — КоАП) появилась статья 22.9 “Нарушение законодательства о печати и других средствах массовой информации”.


Сразу оговоримся, что в лучших традициях белорусского правотворчества последних 10—12 лет, статья эта открывает широчайший простор для расширительного толкования и соответствующего правоприменения. В части 1 этой статьи нарушение законодательства о СМИ определяется как злоупотребление свободой средств массовой информации. Санкция: штраф в размере от 20 до 50 базовых величин (от 620 тысяч до 1 млн 550 тысяч рублей). Наказать можно за что угодно, поскольку ассортимент нарушений законодательства о СМИ огромен.

Перед тем как дать правовую оценку этой статье КоАП, заглянем в Закон о печати, где имеется статья 49 “Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации”. В ней идет речь о разных видах злоупотребления свободой массовой информации. Между тем в статье 22.9 КоАП говорится о “злоупотреблении свободой средств массовой информации”.

На практике это может привести к тому, что формулировка в протоколе об административном правонарушении по статье 22.9 будет расходиться с положениями Закона о печати. Как будут выпутываться из этой юридической ловушки инициаторы административного производства и судьи?

Скорее всего появятся соответствующие комментарии высших судебных инстанций. Но не исключено, что судьи и сами найдут нужные формы применения законов, негласно присваивая себе функции толкования права.

Впрочем, поживем — увидим. А пока возвратимся к статье 49 Закона о печати, поскольку именно в ней определены, хотя и путем отсылочных норм, случаи злоупотребления свободой массовой информации.

Первыми под финансовые молотки могут угодить те, кто нарушил требования злополучной статьи 5 Закона о печати. Напомним, что в ней представлен полный список самых грубых нарушений законодательства о печати, начиная от совершения действий, наказываемых в уголовном порядке, и завершая распространением информации от имени политических партий, профессиональных союзов или иных общественных объединений, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию (перерегистрацию).

Далее идут журналисты, как злоупотребляющие своими правами (статья 39 Закона), так и не выполняющие своих обязанностей (статья 40).

Не будем забывать, что есть еще и статья 50 Закона о печати, в которой говорится об ответственности журналистов “за другие нарушения”.

Что же касается статьи 22.9 КоАП, то в ней имеется часть 2, где говорится о нарушении установленного порядка рассылки обязательных бесплатных экземпляров периодических изданий, о несоблюдении порядка опубликования опровержения, а равно о распространении изданий без выходных данных. За эти, казалось бы, мелкие нарушения грозит штраф от 20 до 50 базовых величин.

Наиболее разорительные штрафы предусмотрены в части 3 статьи 22.9. Если средством массовой информации допущено повторное в течение одного года нарушение законодательства о СМИ (аналогичное или любое другое, не ясно), то индивидуальный предприниматель может быть оштрафован на сумму от 20 до 100 базовых величин, а юридическое лицо — от 100 до 500 базовых величин. Поскольку в скором времени всех будут переводить в юрлица, то следует иметь в виду именно последние санкции.


А судьи кто?



Кто же будет рассматривать дела об административных правонарушениях в сфере деятельности СМИ и облагать провинившихся разорительными штрафами? В соответствии со статьей 3.2 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях дела по частям 1 и 2 статьи 22.9 КоАП подведомственны районным (городским) судам общей юрисдикции, а по части 3 — будут рассматриваться судьями хозяйственных судов.

Правом составлять протоколы по делам указанной категории наделяются должностные лица “органов, осуществляющих государственное регулирование в области распространения информации” (пункт 54 статьи 3.30 Процессуально-исполнительного кодекса).

Надо полагать, в первую очередь имеется в виду Министерство информации. С учетом того, что к процессу распространения информации причастны и другие ведомства, список “органов” можно расширять до бесконечности. При этом нельзя забыть и прокуроров: по расплывчатому смыслу пункта 68 части 7 статьи 3.30 Процессуально-исполнительного кодекса они могут составлять протоколы по всему перечню составов административных правонарушений.

Кроме того, имеется информация, что при исполкомах создаются специальные подразделения по контролю за соблюдением законодательства в печатных и электронных СМИ, которым дано право на оперативное реагирование ...

Новый КоАП в отношении СМИ не ограничивается лишь статьей 22.9. В арсенале правовых средств имеется традиционные “Клевета” (ст.9.2) и “Оскорбление” (ст.9.3). Разработчики Кодекса не прошли мимо такого правонарушения, как “Распространение средствами массовой информации заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство Президента Республики Беларусь” (ст.23.33). Санкции здесь внушительные: для физического лица — от 20 до 50 базовых величин, для индивидуального предпринимателя (то есть, хозяина СМИ) — от 20 до 100, а для юридического лица — до 500 базовых величин.


Что опаснее?



По степени опасности положений нового КоАП для журналистов и СМИ их можно условно подразделить на “прямые” и “косвенные”. К первой категории относится “ударная” статья 22.9 и еще несколько ей подобных. Часть из них уже упоминалась. Но не менее опасными являются и так называемые косвенные статьи. Это как раз те самые “банановые корки”, на которые меньше всего обращают внимание. Наступить на такую “корку” и, образно говоря, свернуть шею — секундное дело.

Остановимся лишь на некоторых из этих статей. Их на всякий случай надо “примерить” к своей деятельности, чтобы не стать несчастной жертвой применения нового административного законодательства.

В главе 23 “Административные правонарушения против порядка управления” имеется несколько статей, которые могут неожиданным образом задеть журналистов.

Статья 23.3 “Вмешательство в разрешение дела об административном правонарушении”. В ней говорится о недопустимости воздействия “в какой бы то ни было форме на должностное лицо, ведущее административный процесс”. Санкция: штраф от 20 до 50 базовых величин или административный арест.

Кто-то может спросить: как журналист (СМИ) может воздействовать? Да очень просто: напишет и опубликует острую “разоблачительную” статью о том, кто и как затеял административное дело, как его ведет, какие усматриваются нарушения законов и т.п.

Как вмешательство в разрешение дела могут расценить публикацию с целью создать соответствующее общественное мнение и предварить судебное решение в выгодном для нарушителя направлении.

Так что при подготовке публикаций, в которых анализируются те или иные события, ставшие предметом административного производства, необходимо проявлять осторожность, избегая оценочных суждений и категорических выводов. Лучше дать развернутую информацию “по горячим следам”, оставив на потом написание аналитической статьи.

Статья 23.4 “Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий”. Здесь возникает главный вопрос: какое распоряжение или требование должностного лица, скажем, работника милиции, считать законным? Прямой или хотя бы внятный ответ на этот вопрос едва ли удастся получить. На практике почти все распоряжения или требования должностных лиц, кроме очевидно абсурдных, будут считаться законными. Если вы с ними не согласны, жалуйтесь вышестоящему начальству ...

Указанный состав административного правонарушения наиболее часто встречается при проведении различных общественных (в законе их называют массовыми) мероприятий. Теперь после выхода нового КоАП он, без сомнения, будет применяться еще чаще. Может не спасти даже свидетельство о принадлежности к журналистскому сообществу. Уж больно соблазнительна для должностного лица государственного органа возможность пополнить, как говорится, “на пустом месте” госказну штрафом в размере от 20 до 50 базовых величин.

Статья 23.5 “Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий” (читай предыдущие положения. Санкция та же).

Статья 23.19 “Непредоставление информации об изменении юридического адреса”. Раньше редакторы некоторых независимых изданий уже сталкивались с неприятностями, своевременно не сообщив регистрирующему органу (Министерству информации) об изменении их юрадресов. Пока что они отделывались предупреждениями и другими нематериальными взысканиями. Теперь же, кроме всего прочего, такого правонарушителя ждет штраф в размере от 10 до 20 базовых величин. Конечно, не так и много при условии, что есть лишние деньги...

Статья 23.64 “Нарушение порядка регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”. Здесь речь может идти о невнесении изменений и дополнений в учредительные документы, о непредоставлении учредительных документов для государственной регистрации в случаях и сроки, установленные законодательством... Санкция: наложение штрафа в размере от 10 до 50 базовых величин.

В преддверии очередной перерегистрации субъектов хозяйствования, вызванной принятием Закона “О хозяйственных обществах”, настоятельно рекомендуем ознакомиться с этой нормой КоАП и другими нормативными документами, регулирующими процесс регистрации и перерегистрации.


Журналист и суд



Как уже отмечалось, делами по административным правонарушениям в отношении СМИ (журналистов) будут заниматься суды. В этой связи необходимо знать хотя бы несколько статей КоАП, регулирующих отношения гражданина и суда.

Правонарушения в этой сфере определяются в главе 24 КоАП “Административные правонарушения против правосудия и деятельности органов уголовной и административной юрисдикции”.

Статья 24.1 “Неуважение к суду”. Санкция: от 8 до 50 базовых величин или административный арест. Наказание может последовать за неявку в суд без уважительных причин, за неподчинение распоряжению председательствующего, нарушение порядка во время судебного заседания, а также за “совершение иных действий, свидетельствующих о явном пренебрежении к суду”.

Наиболее явные проявления неуважения к суду даны в начале этой статьи. Но следует также иметь в виду, что гнев судьи может вызвать неправильное или даже слишком демонстративное использование журналистом вспомогательной техники — фотоаппарата, телекамеры, звукозаписывающего устройства. Категорически исключены какие-либо комментарии действий судьи или представителей сторон, разговоры (даже шепотом) с соседями, излишняя мимика и жесты, визуально выражающие отношение к действиям судьи. Все это может попасть в разряд “иных действий” и стоить кругленькой суммы.

Статья 24.4 “Заведомо ложные объяснения либо заявления”. Санкция: штраф в размере от 10 до 50 базовых величин или административный арест.

Под действие этой статьи могут попасть свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики. Словом, практически все лица, так или иначе вовлеченные в административный процесс. При этом для наступления ответственности суд должен установить, что указанными лицами дано ложное объяснение или сделано ложное заявление, заключение, перевод.

Журналистам, редакторам и иным сотрудникам редакции, причастным к изданию газеты, необходимо ознакомиться и с другими статьями главы 24. Так, статья 24.3 предусматривает санкции (штраф в размере от 6 до 10 базовых величин) за “оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения (постановления) суда или представления судьи, органа дознания, следователя или прокурора”.

Статья 24.5 “Отказ либо уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи объяснений либо эксперта или переводчика от исполнения возложенных на них обязанностей”. Санкция: штраф в размере от 8 до 30 базовых величин.

В этой статье имеется примечание, согласно которому административная ответственность не наступает за отказ или уклонение от дачи объяснений против себя, членов своей семьи, близких родственников.

Статья 24.6 “Уклонение от явки в орган, ведущий административный процесс”. Санкция: штраф в размере от 6 до 30 базовых величин или административный арест.

В данном случае необходимо наличие такого признака, как “уклонение без уважительных причин”. Скажем, о необходимости явиться в “орган” вы узнаете от соседа (он об этом говорит вам или “вручает” повестку), вы находите повестку в своем почтовом ящике, вам звонят по телефону из “органа” с приглашением о явке. Подобные случаи подпадают под понятие “уважительной причины” неявки. Впрочем, и здесь необходимо проявлять осторожность.


Право на молчание



Не лишним будет обратить внимание и на некоторые положения Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях.

В главе 2 “Задачи и принципы административного процесса” имеется ряд статей, которые могут пригодиться при отстаивании и защите своих прав. Так, в части 4 статьи 2.3 (“Обеспечение защиты прав и свобод”) приводится уже знакомое нам положение о том, что никто не должен принуждаться к даче объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников.

Еще дальше в этом направлении идет статья 2.7 “Презумпция невиновности”. В части 2 этой статьи содержится норма о том, что лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не обязано доказывать свою невиновность. Это — обязанность тех, кто начал административный процесс. Они не могут делать свои заключения на основе предположений (часть 3). Любые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (часть 4).

Следует обратить внимание на статьи 2.8 и 4.1, где говорится о праве на защиту. При умелом использовании части 5 статьи 4.1 можно построить эффективную защиту лица, привлеченного к административной ответственности. Так, оно вправе “иметь защитника с начала административного процесса, а в случае административного задержания — с момента объявления ему об административном задержании”. Важно также знать, что задержанное лицо имеет право “беспрепятственно общаться со своим защитником” (часть 6 статьи 4.1).

То есть ссылка на то, что дача объяснений возможна только в присутствии адвоката, вполне законна. До вступления в процесс адвоката задержанный может хранить молчание, и это, на наш взгляд, будет лучшим средством защиты.
* * *

История уже не раз подтверждала, что ужесточение ответственности не давало тех результатов, на которые надеялись разработчики жестоких законов. К примеру, в Китае до сих пор устраивают публичные казни чиновников-мздоимцев. Но почему-то их меньше не становится. В странах азиатского региона применяется смертная казнь за производство и сбыт наркотиков. Но почему-то эта “зараза” получает все большее распространение.

Не так давно в ток-шоу на белорусском телевидении с участием Егора Хрусталева зрителям предлагалось ответить на вопрос: помогут ли огромные штрафы навести порядок на дорогах? В итоге опроса с троекратным перевесом “победили” те, кто ответил: нет, не помогут.

Кроме того, очевидно, что такие большие штрафы очень больно ударят по семейным бюджетам. Тем более что коснутся они буквально всех категорий граждан.

Кое-кто из официальных пропагандистов нового КоАП пытается представить его как “воспитательный кнут”, необходимый для наведения образцового порядка в белорусском обществе. Нам же представляется, что принятие этого Кодекса преследует вполне прагматическую цель — пополнение государственной казны за счет не очень богатых доходов “административных правонарушителей”. И еще, зная нашу правоприменительную практику, подспудно просматривается стремление нанести очередной удар по инакомыслию. Ведь самые суровые штрафы предполагается взимать с активистов оппозиции и независимых средств массовой информации. Так что есть основания считать новый КоАП фискальным законодательным актом эпохи авторитарного государства.

P.S. Как и следовало ожидать, компетентные органы не заставили себя ждать с применением нового административного кодекса. 26 марта с.г. суд Центрального района г.Гомеля рассмотрел административное дело в отношении известного журналиста Анатолия Готовчица. Его обвинили в якобы недобросовестном исполнении журналистских обязанностей, которые перечислены в ст.40 Закона “О печати и других средствах массовой информации”. Результат судебного разбирательства — штраф в размере двух базовых величин (62 тысячи рублей).

Беседы с А.Готовчицем, изучение некоторых материалов, связанных с данным административным делом, дают основания сомневаться в законности и обоснованности судебного решения.

Михаил ПАСТУХОВ, Юрий ТОПОРАШЕВ,
юристы Центра правовой защиты СМИ при ОО “Белорусская ассоциация журналистов”, специально для «Народной воли»
13:08 06/04/2007




Loading...


загружаются комментарии