Закон, который не нужен

В начале апреля с.г. в общественное объединение «Белорусская ассоциация журналистов» из Палаты представителей поступил проект Закона «Об информации, информатизации и защите информации». Председатель Комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству А.В.Павлович, направляя этот законопроект, предложил его рассмотреть и высказать по нему наши соображения.


Закон, который не нужен
Группа юристов ОО «БАЖ» изучила представленный документ и подготовила на восьми страницах обстоятельные замечания и предложения, которые направлены в вышеупомянутую Комиссию Палаты представителей.

Не вдаваясь в юридические нюансы законопроекта, попробуем разобраться, для чего вдруг понадобилось принятие еще одного законодательного акта в сфере информации. Дело в том, что на сегодняшний день в нашей стране действует немало законов и подзаконных актов (указов, постановлений, инструкций и т.д.), подробно регулирующих эту сферу отношений.

По нашему мнению, появление проекта нового «информационного» закона нельзя рассматривать в отрыве от общей тенденции, которая все более определенно складывается в информационном пространстве Республики Беларусь. Ряд последних событий говорит о том, что власти все более озабочены состоянием информационных потоков. Речь идет как о «внутренней» информации (о хозяйственной, политической, социальной, культурной жизни), так и о «внешней» (выходящей за пределы страны). Не остается без внимания и информация, которая приходит к нам извне. Даже поступление российских печатных СМИ у нас крайне ограничено и селективно. Что же касается телевизионных каналов, то практически все они сегодня находятся под «колпаком» у государственных цензоров, а сами передачи под брендом российских каналов стали фактически белорусскими.

Последним относительно свободным и независимым от государства источником информации остается Интернет. Но и здесь уже наметились некоторые тенденции: владельцы интернет-клубов (кафе) обязаны бдительно отслеживать пользователей Интернетом и их виртуальные интересы.
В официальных кругах давно ходят разговоры о необходимости взятия под полный контроль всех интернет-потоков. Приснопамятный проект закона об информационной безопасности был призван «навести порядок» в этой области. К счастью, у депутатов того состава белорусского парламента хватило здравого смысла «зарубить» этот законопроект еще на стадии решения вопроса о включении его в повестку дня сессии.

Справедливости ради отметим, что нынешний законопроект не идет ни в какое сравнение с упомянутым законопроектом. Он значительно мягче и не изобилует военной терминологией типа «информационные войны», «информационные угрозы» и т.п. Однако и в нем есть ряд положений, вызывающих тревожные опасения.

Группа юристов ОО «БАЖ» изучила представленный документ и подготовила на восьми страницах обстоятельные замечания и предложения, которые направлены в вышеупомянутую Комиссию Палаты представителей.

Не вдаваясь в юридические нюансы законопроекта, попробуем разобраться, для чего вдруг понадобилось принятие еще одного законодательного акта в сфере информации. Дело в том, что на сегодняшний день в нашей стране действует немало законов и подзаконных актов (указов, постановлений, инструкций и т.д.), подробно регулирующих эту сферу отношений.

По нашему мнению, появление проекта нового «информационного» закона нельзя рассматривать в отрыве от общей тенденции, которая все более определенно складывается в информационном пространстве Республики Беларусь. Ряд последних событий говорит о том, что власти все более озабочены состоянием информационных потоков. Речь идет как о «внутренней» информации (о хозяйственной, политической, социальной, культурной жизни), так и о «внешней» (выходящей за пределы страны). Не остается без внимания и информация, которая приходит к нам извне. Даже поступление российских печатных СМИ у нас крайне ограничено и селективно. Что же касается телевизионных каналов, то практически все они сегодня находятся под «колпаком» у государственных цензоров, а сами передачи под брендом российских каналов стали фактически белорусскими.

Последним относительно свободным и независимым от государства источником информации остается Интернет. Но и здесь уже наметились некоторые тенденции: владельцы интернет-клубов (кафе) обязаны бдительно отслеживать пользователей Интернетом и их виртуальные интересы.
В официальных кругах давно ходят разговоры о необходимости взятия под полный контроль всех интернет-потоков. Приснопамятный проект закона об информационной безопасности был призван «навести порядок» в этой области. К счастью, у депутатов того состава белорусского парламента хватило здравого смысла «зарубить» этот законопроект еще на стадии решения вопроса о включении его в повестку дня сессии.

Справедливости ради отметим, что нынешний законопроект не идет ни в какое сравнение с упомянутым законопроектом. Он значительно мягче и не изобилует военной терминологией типа «информационные войны», «информационные угрозы» и т.п. Однако и в нем есть ряд положений, вызывающих тревожные опасения.


Кто «хозяин» информации?



В статье 8 законопроекта выстроена четкая иерархическая лестница государственных органов, которые должны осуществлять регулирование и управление в сфере информации. Как у нас заведено, на вершине этой «лестницы» находится первое лицо государства. Далее следует правительство – Совет Министров. На третьей почетной ступеньке сверху пристроился еще не засветившийся орган – Государственный центр безопасности информации при Президенте Республики Беларусь. Дальше вниз – Министерство связи и информатизации, Национальная академия наук и «иные государственные органы», знать о которых широкой общественности, по мнению разработчиков, вовсе не обязательно.

Примечательно, что общественные организации не получат доступа не то что к управлению или контролю за сферой информации, но и не смогут каким-либо образом влиять на эти процессы. Об отдельных гражданах говорить не приходится, хотя именно они являются основным получателем и распространителем информации (см. статью 34 Конституции Республики Беларусь).

Впрочем, разработчики законопроекта не забыли о гражданах и их праве на информацию. В частности, в статье 15 гражданам предоставляется право на получение от государственных органов информации ... но только о себе. Между тем, в упомянутой уже статье 34 Конституции говорится о праве граждан на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов и иной интересующей их информации о жизни страны. То есть, гражданин Республики Беларусь имеет гарантированное Конституцией право знать все!
В разрез с этим конституционным положением в проект закона включена прямо-таки удивительная статья 16 «Недопустимость злоупотребления правом на информацию». В соответствии с ней гражданин не может использовать информацию для насильственного изменения конституционного строя и других не менее страшных преступлений. Но если он имеет право получать от государственных органов информацию только о себе, то как он может ее использовать для изничтожения государства? Налицо типичный юридический абсурд. Но, как известно, у страха глаза велики …

Разработчики законопроекта подразделили информацию на два основные вида: общедоступную и распространение (предоставление) которой ограничено. И здесь наблюдается все та же ограничительная тенденция, которая все прочнее укореняется в информационной практике. Если общедоступная информация – это информация, опубликованная через СМИ, размещенная в информационных сетях, опубликованная в справочных и иных изданиях, то информация, распространение (предоставление) которой ограничено, практически не имеет пределов. По смыслу законопроекта, любой государственный орган может отнести информацию о своей деятельности к категории «ограниченной для распространения» и, тем самым, исключить ее из общедоступной информации.

Правда, в этой связи разработчикам законопроекта уместно задать вопрос: а как же быть с Конституцией – Основным законом страны? Ведь по юридическим канонам ни один законодательный акт не должен противоречить Конституции. Особенно это относится к правам и свободам граждан.

Как это ни печально констатировать, анализируемый законопроект является свидетельством возврата к порочной практике периода «социалистической законности», когда любой противоречивый подзаконный акт объявлялся обязательным для исполнения. В пользу этого предположения говорят и многочисленные отсылочные нормы в статьях законопроекта типа «в соответствии с законодательными актами». По нашим подсчетам, в 58 статьях проекта содержится 109 (!) таких отсылок.

Подобная практика чревата рядом негативных последствий, не говоря уже о том, что сама по себе создает излишнюю путаницу в применении закона. Самое опасное, что она открывает неограниченные возможности для чиновников, которые могут «в соответствии с законом» отказывать в предоставлении интересующей граждан, в первую очередь журналистов, информации, сославшись на «иные законодательные акты».

Исходя из анализа этой части законопроекта, можно определенно назвать «хозяина» информации в стране – это государственный чиновник, на охрану интересов которого и должен быть направлен очередной информационный закон.


Разрешить или уведомить?



В законопроекте содержится странное на первый взгляд положение о порядке регистрации информационных ресурсов (статья 32). С одной стороны, регистрация обязательна для государственных и некоторых иных информационных ресурсов, а с другой стороны, эти ресурсы могут регистрироваться на добровольной основе. Надо полагать, это относится к частным и иным негосударственным инфоресурсам.

Странным является и субъект, на который возлагается функция регистрации инфоресурсов. Это – Национальная академия наук (!?) Насколько это сочетается с целями и задачами этого научного учреждения? Неужели регистрация информационных ресурсов станет одним из видов научной работы? И еще вопрос: каким образом будет производиться подобная регистрация: в уведомительном или разрешительном порядке?

Изучение текста законопроекта не позволяет однозначно ответить на последний вопрос. Если речь идет о государственных информационных ресурсах, то очевидно, что они должны подлежать разрешительной регистрации с прохождением множества формальных процедур. В то же время если говорить о частных или иных негосударственных информационных ресурсах (например, общественных организаций), то регистрация их на добровольной основе предполагает уведомительный характер. Но тогда нарушается принцип равенства, поскольку в более сложном положении оказываются обладатели государственных информационных ресурсов. Возможно ли нечто подобное в нашей насквозь огосударствленной юридической практике? Конечно, это невозможно. Это значит, что в законопроекте имеется еще одна юридическая несуразность. А может быть это хорошо замаскированная юридическая ловушка для простаков-добровольцев?

Относительно успокаивает то, что в законопроекте не предусматривается жестких требований об обязательной регистрации всех информационных ресурсов. Но надолго ли сохранится такое положение?
                                           *    *     *

Анализ законопроекта позволяет сделать неутешительный вывод о том, что он по своей направленности относится к актам ограничительного законодательства, а отдельные его положения входят в прямое противоречие с Конституцией, международными обязательствами Республики Беларусь и действующим Законом «О печати и других средствах массовой информации». Об этих положениях мы можем говорить как о правонарушающих нормах, а поэтому не подлежащих принятию, а в последующем – исполнению.

Хочется надеяться, что депутаты нынешнего состава парламента по примеру своих предшественников не согласятся с редакцией предложенного им для обсуждения законопроекта и отправят его на доработку, а лучше – в архив.

Михаил ПАСТУХОВ, Юрий ТОПОРАШЕВ, юристы общественного объединения «Белорусская ассоциация журналистов»


10:11 20/04/2007




Loading...


загружаются комментарии