Почему он великий?

Первого президента России Бориса Ельцина хоронили с особыми почестями. На похороны пришли даже некоторые из его старых врагов. Демарш коммунистов в парламенте, отказавшихся встать с мест во время минуты молчания, общество осудило как недостойный. Борис Ельцин, который при жизни у многих вызывал раздражение, ненависть и насмешки, тем не менее, останется в  истории  как великий политик. Большинство из его критиков и политиков-популистов история сотрет из народной памяти. Разве это справедливо?

Почему он великий?
Борис Ельцин большую часть своей жизни был верным ленинцем и ортодоксальным коммунистом. Он правил в Свердловской области жестко и бескомпромиссно. Он перебрался в Москву и влет попытался сломать устоявшиеся там порядки. Московская мафия враз сожрала члена Политбюро. Личная обида могла стать причиной его политического перерождения и бунтарства. Его обвиняют в предательстве идеалов молодости и коммунизма, в развале Советского Союза.

Однако таких руководителей обкомов и крайкомов в СССР было около сотни. Никто не решился выступить против системы, но сейчас все плодами демократической революции активно пользуются. Из партийных бонз они превратились в местных царьков, царей и просто очень богатых людей. Посмотрите на президента Татарстана Минтемира Шаймиева, он едва ли сильно переживает о распаде СССР. Но у Ельцина хотя бы были убеждения и до последних дней он настойчиво повторял, что главное дело его жизни – необратимость коммунистического проигрыша.

Борис Ельцин был жестким человеком и со своими соперниками особо не церемонился.  Он продержал почти два года в тюрьме высших чиновников Советского Союза – трусливых заговорщиков из ГКЧП. Он расстрелял из танков мятежный парламент и судил тех, кто стоял с ним на баррикадах в августе 1991 года. Да, не миротворец. Но стоит представить, чтобы на его месте сделали его политические противники, сколько крови пролили бы они. Руцкой бы всех расстрелял вообще без суда и следствия.  Ельцин не уничтожил ни кого из своих врагов, не раздавил и, наконец, не убил. Это в мирной Беларуси лидеры оппозиции бесследно исчезают, в России Ельцина они активно выступали в парламенте.

Борис Ельцин дважды воевал в Чечне, десятки тысяч убитых принципиально ни к чему не привели. Чеченский узел разрубить не удалось. По всем признакам, узел затянулся при его преемнике еще туже. Никто реального и внятного альтернативного плана пока не предложил.

При Ельцине задешево распродали государственную собственность. Постепенно частный капитал стал управлять экономикой России. Нефть при первом президенте России стоила от 9 до 12 долларов. Сейчас нефть стоит 60 долларов, но жить обычным россиянам легче не стало. Оказалось, что диктат бизнеса эффективнее, чем диктат бюрократии, а коррупция без Ельцина выросла в несколько раз.

Борис Ельцин вел себя часто как царь. Он не сдерживал себя и страдал извечным российским пороком. Он много пил, как много пьют в России. Очень хочу пересказать парочку историй на этот счет. Мне рассказал их Борис Немцов. Я хочу их пересказать подробно, потому что эти истории мне нравятся, и нравится в них президент России.

Представьте, что говорит Немцов. «При Ельцине больше его самого мало кто пил. Помню, когда российские войска  уходили из Германии, Ельцин пил весь день и в алкогольном азарте даже дирижировал оркестром. Мы с Лужковым решили пойти к нему и сказать, что такое поведение – позор для России. Я пришел, Лужков -  нет. Начальник охраны президента Александр Коржаков встретил меня у номера Бориса Николаевича:
- Один пойдешь? Иди, иди, попробуй скажи, что хотел.
Я зашел в президентские апартаменты. Ельцин сидит на диване  не в очень хорошей форме  и злобно смотрит.
- Зачем Вы пришли?
- Борис Николаевич,  у всей нашей делегации сложилось мнение, что как-то нехорошо получилось с оркестром. Надо скорректировать программу, в том числе и выпивку, поскольку предстоит еще огромный прием в нашем посольстве от вашего имени. Коль придет, много других известных политиков, надо чтобы все было достойно.
- А что, я плохо поступил с оркестром?
- Плохо – не то слово.
- Откуда вы знаете?
- Все телеканалы показывают.
- Ну, включите телевизор.
Я включил телевизор. По всем телеканалам показывали картинку, как Ельцин дирижирует оркестром. Я переключаю кнопки пульта, а картинка не меняется: это было похоже на то, как в Советском Союзе по всем каналам показывали «Лебединое озеро», когда в стране объявляли траур.
- Это же ужас какой-то. Неужели я так выгляжу? – спросил Ельцин.
Договорились, что на сегодня с выпивкой  хватит. До приема оставалось не так много времени. Но вдруг Ельцин спросил:
- Сколько будет длиться прием?
Мне казалось, что это вопрос дежурный. Я не мог предположить, что вопрос окажется ключевым.
- С семи до половины девятого, - говорю я
- Всего-то полтора часа!  Ну, ладно. Сейчас я приведу себя в порядок.

В полседьмого мы заходим к президенту. Нас встречает  Ельцин -  трезвый, как огурец. Я даже сам про себя удивился: надо же, какой крепкий уральский организм!

Проходит прием. Ельцин замечательно произносит речь. Германский канцлер Гельмут Коль  доволен. Все хлопают. Все идет чинно и порядочно. Сели за столы. Наливают. Ельцин пьет только минеральную воду и мне подмигивает. Наина Иосифовна счастлива.  Я подумал: «Ну и слава Богу – встал на путь исправления». 

В половине девятого Гельмут Коль встал, Ельцин его провожает. Распрощались. Как только двери за Колем  закрылись, Ельцин даёт команду: «Наливайте! Всем наливайте!»

- Борис Николаевич… – лепечу я.
- Ну, что, Борис Николаевич? Что вам Борис Николаевич сделал?  Вы мне что сказали? Прием будет с семи до полдевятого. Говорили такое?
- Говорил.
- Сейчас у нас свободное время. Наливайте, - произнес президент куда-то в воздух».

Борис Ельцин только на первый взгляд казался неуклюжим и неадекватным. Его голова работала всегда удивительно точно. Я помню его поездку в Минск, по-моему, в 1997 году. Его повезли на Минский автомобильный завод. Туда всех высокопоставленных гостей возят. Журналистов к президенту России не подпускают, интервью он не дает. Я метался по маршруту движения и искал место, где встать таким образом, чтобы была возможность задать вопрос Ельцину. Вместе с оператором Димой Завадским мы устроили засаду перед книгой отзывов для почетных гостей. Справа стена, слева – колонна грузовиков, впереди Лукашенко  и Ельцин, позади – кортеж: отступать некуда. Все получилось. Ельцин расписался в книге, обстоятельно что-то там написал и двинулся на выход из цеха. Я на ходу задал ему 5 (!) вопросов. Главное было – громко спрашивать, чтобы он расслышал вопрос. Потом – пауза, и он отвечал. Он отвечал очень четко. Рядом Лукашенко как то глупо хихикал, что-то невпопад пытался вставить, а Ельцин говорил как рубил. Голова у него была светлая. Правда, не всегда был политкорректен.

Еще одна история от Бориса Немцова. За точность цитаты отвечаю!
«Однажды полетели в Швецию. Президент тогда не пил, но находился под воздействием сильнодействующих  лекарств. На подлете к Стокгольму истребители королевских ВВС сели нам на крылья, что предусмотрено шведским  протоколом. Истребители  летели так близко, что мы видели лица пилотов, и было даже немного страшновато.
- Какой шум. Уберите самолеты, - говорит Ельцин.
- А как я их уберу?
- Как хотите.

Слава Богу, быстро сели, но визит начался со скандала.
Самое смешное  произошло  на королевском приеме. Король Карл IV Густав вместе со своей красавицей женой Сильвией и принцессой Викторией, тоже красавицей и любимицей шведского народа,  организовали в честь президента России огромный прием. По протоколу Ельцин сидел рядом с королевской четой, я - рядом с принцессой. Часами носили какие-то блюда, все шло неспешно, размеренно.

Вдруг Ельцину надоело сидеть и он обратился к королю.
- Давайте сократим этот ритуал. Уже всем все ясно. 
- В принципе можно, но этому ритуалу  650 лет.
- Слушайте,  вы – король,  я – президент. Неужели мы не можем этот вопрос решить? – и Ельцин подозрительно смотрит в мою сторону, а король в это время пытается перейти на другие темы и уйти от ответа.
- Да, кстати, господин президент, у нас тут небольшая проблема, - говорит король. - Я живу во дворце, а рядом автобусная остановка. Все время дымят автобусы. Экология ужасная…
- А вы эти автобусы уберите вместе с остановкой, - переключается на другую тему и Ельцин.
- Я пытался решить этот вопрос, но у меня не получилось. Это решает городской парламент Стокгольма.

Тут Ельцин отворачивается от короля и, глядя на меня, произносит:
- Кто это? Вы куда меня привели? Он не может решить ни одного вопроса. Зачем мы тут сидим?» Это гениально, это совсем по-русски.

Ельцин совершил множество ошибок и устроил немало скандалов. Его правление было неровным и тяжелым. Но его запомнят как великого политика. В принципиальных вопросах он не позволял себе вольностей. Он не уничтожал своих противников. Он дал людям свободу и хотел, чтобы Россию в мире любили и уважали, а не боялись и презирали. Он никогда не унижал журналистов  и вел себя достойно.
Вспоминает Борис Немцов. «Однажды, в разгар скандала вокруг «Связьинвеста» президент Ельцин пригласил меня в Шуйскую Чупу (резиденция в Новгородской области). В девять часов вечера сели пить чай и включили информационную программу «Время».  С первой же секунды в программе начали чехвостить Ельцина в хвост и в гриву, с таким издевательством и презрением рассказывали о президенте, что я вжался в кресло. Мне настолько было неловко и неудобно находиться рядом с ним в этот момент, что готов был просто провалиться сквозь землю.  Я следил за Ельциным и ждал его реакции. Ожидал всего… Вот он досмотрит программу и прикажет разыскать Березовского и наказать его, или вообще разгонит Первый канал... А он посмотрел минут десять и говорит: «Выключи телевизор!»  Потом полчаса возмущался, каким подлым способом его критиковали. Я сидел и думал: почему он попросил выключить телевизор, а не выключил того же Березовского из бизнеса и политики, - он же советский партийный начальник, который не привык к сопротивлению. Но Ельцин не мог позволить себе показаться слабым и уязвимым.

Потом мы ужинали, и Наина Иосифовна возмущалась: «Боря, ты смотрел программу «Время»? Это же был настоящий кошмар». Но президент жену не поддержал и будто вообще не обратил внимания на ее слова. Он помнил, что пришел к власти на волне гласности, защищая свободу слова как фундаментальную ценность. Он из принципа не мог позволить себе затыкать рот журналистам, даже если они откровенно лгали, выполняя указания своих хозяев.  Он считал заказную ложь для страны меньшим злом, чем государственная цензура».

Мне нравился Ельцин. Я не стесняюсь признаться в своих симпатиях к нему. Его не надо любить, но уважения он достоин. Я часто вспоминаю, как он защитил меня во время первого ареста в Беларуси. «Пусть сначала Шеремета отпустит!», - я слышу его слова, обращенные к Лукашенко, и понимаю, чего стоил российскому президенту  этот поступок. Не верьте сплетням про спецзаказ Березовского, про тайные интриги Кремля против Лукашенко. Та история – личная месть белорусского президента двум журналистам. Ничего больше.  Лукашенко рассчитывал, что политические интересы России будут выше судьбы обычных журналистов, и он нас безболезненно уничтожит. Ельцин нас тогда спас. 

Первый президент России ушел красиво. В 1999 году он добровольно отдал власть и попросил у народа  прощения. Пусть каждый из нынешних президентов поступит также. Пусть хоть кто-то еще ради безопасности или конъюнктуры поступит также: Лукашенко, Назарбаев. Лужков или Шаймиев. Пусть депутаты добровольно сложат с себя полномочия или откажутся от персональной машины. Пусть любой российский губернатор добровольно и без принуждения станет обычным российским пенсионером. Да они все скорее застрелятся, чем откажутся от власти. До последнего будут цепляться, потому что – политические пигмеи. Широты не хватает. Кишка у всех тонка.

Борису Ельцину воздали достойные его почести. Но с каждым годом число тех, для кого он – великий политик, будет только расти, потому что качество его основных заслуг перевешивает огромное количество его ошибок. Это признак выдающегося политического деятеля.
 
 
13:23 26/04/2007




Loading...


загружаются комментарии