Синицын объяснился

"Минский манифест", обнародованный бывшим главой Администрации президента Леонидом Синицыным и бывшим депутатом, трехкратным  Олимпийским чемпионом Владимиром Парфеновичем наделал много шума. Самое  удивительное, что документ был написан месяц назад и разослан по...российским адресатам. Многие вообще посчитали, что подписи под текстом - провокация в отношении тех же Синицына и Парфеновича. Однако оба признали свое авторство и настаивают на своей правоте.

Синицын объяснился
- Предлагаю сразу же начать с сути «Манифеста», который в конце прошлой недели появился в некоторых российских СМИ.


- Она проста, как надпись «Выход». Союзнические отношения зашли в тупик, и на передний план выдвинулись любители хаять саму идею единения. Что неудивительно: пока интеграция строится на эмоциях, мы обречены раскачиваться между радужными надеждами и похмельными разочарованиями. «Манифест» призван разрешить накопившиеся проблемы и проложить конструктивное русло из болота сомнений.
Конечно, сила экономического и социального притяжения между Беларусью и Россией такова, что способна самостоятельно сокрушить все политические преграды. Энергия движения народов просто огромна. Однако разумный политик не ждет разгула стихий, а вовремя открывает нужные заслонки и подчиняет свою личную волю объективной неизбежности. Наш «Манифест» – призыв к разумной политике, позволяющей братским народам, в первую очередь белорусам, безболезненно получить стабильное и благополучное будущее для себя и своих потомков.

Основная идея «Манифеста» – вхождение Беларуси в качестве суверенного государства в состав Российской Федерации на правах ассоциированного субъекта. Конструкция сложновата для понимания: этакий зайчик в матрешке. Но именно такой подход позволяет обоим народам получить всё, чего они ожидают от союзного строительства, и при этом ничего не потерять. Так, Беларусь, войдя в состав Федерации, приобретет неограниченный доступ на российский рынок и к сырью по внутрироссийским ценам, однако останется суверенным государством и сохранит нынешний статус субъекта международных отношений, полноценное членство в ООН. Данный путь не только эффективен и выгоден, но и очень короток. Не придется тысячу раз переписывать Конституционный акт, не придется изменять ни белорусскую, ни российскую Конституции. Достаточно одного
международного договора и законов, регламентирующих его реализацию. Иными словами, мы прекратим нынешнее не имеющее конца бумаготворчество и займемся конкретным делом.

-  А как же быть с введением российского рубля, о котором говорится в вашем «Манифесте»?


- Во-первых, это наш долг, причем сильно просроченный. Ввести российский рубль Беларусь обязалась в 2005 году согласно «Договору о создании Союзного государства». Во-вторых, даже обычный единый рынок предполагает единую валюту, а после вхождения в состав Федерации, как это прописано в «Манифесте», никакой другой валюты у нас и быть не может. В-третьих, российский рубль силен и обеспечен огромным
количеством ресурсов…

- Многие серьезные экономисты отзываются о российском рубле менее комплиментарно. Даже наоборот.


- Видимо, они правы, если сравнивают реальный статус этого рубля с его громадным потенциалом. Безусловно, российский рубль может быть гораздо сильнее. И у белорусских экономистов будет реальная возможность не только своей критикой, но и плодотворным трудом способствовать укреплению российского рубля. В Российском Центробанке умеют прислушиваться к здравым замечаниям и предложениям.

Но если те же «серьезные экономисты» сравнят российскую валюту с белорусской, то будут вынуждены признать, в «Манифесте» предложен лучший вариант из двух возможных.

- Легко предположить, что противники этой идеи будут вас больно бить…


- Драчунам в серьезной политике не место: пусть попробуют реализовать себя в боксе или в боях без правил. Впрочем, и там дают сдачи, особенно любителям «бить больно»…

Да и стоит ли затевать драку?! Разобравшись, каждый поймет, что «Манифест» указывает путь приемлемый и выгодный даже для самых воинственных противников прежних моделей Союзного государства. В составе Федерации мы будем сильнее и богаче, а значит, у каждого из нас появится больше реальных возможностей для осуществления самых заветных желаний.

Кроме того, на нашей стороне закон. Открываем часть вторую статьи 8 Конституции Республики Беларусь и читаем: «Республика Беларусь в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования». Речь о любых «межгосударственных образованиях», в том числе таких как «федерация». Поэтому и «Договор о создании Союзного государства» никогда не считался антиконституционным, и за него никого не побили, хотя там закреплено
вхождение Республики Беларусь в состав государства, больше похожего на монолитно-унитарное, чем на федеративное.

Поэтому мы не видим ни правовых оснований для оспаривания «Манифеста», ни противников, способных нам помешать.

- Если позволите, вначале о сторонниках. «Мы» – это кто, вы и Парфенович?


- «Мы» бывают разные. Подписали «Манифест» два человека, чтобы не опоздать, отвлекаясь на длительный сбор подписей и дискуссии по мелочам. Здесь существенно качество мыслей, а не количество подписей.

Потребуется массовая поддержка – будет и она. Ведь социологи свидетельствуют: даже сегодня, в это трудное для интеграции время, объединиться с Россией желает половина наших соотечественников. А когда люди разберутся что к чему, сторонников белорусско-российской интеграции будет гораздо больше. Почти все. И надеюсь, «Манифест» этому поспособствует.

Основными нашими оппонентами являются те, кто хочет на Запад, в единую Европу. Но ведь нас туда не только не берут, но даже и не зовут.

Разумеется, мы должны активно сотрудничать с ЕС и распространять у себя ценности, проповедуемые объединенной Европой: права и свободы человека, демократические процедуры, развитие мировой и национальной культуры, охрана природы, рыночная экономика и др. Однако членство в Евросоюзе для нас сейчас вряд ли приемлемо. Слишком велики различия.

Нас обвиняют в том, что объединение с Россией обернется потерей государственного суверенитета. На что я всегда спрашиваю: а вступление в Евросоюз разве не потеря? Вот вам самый свежий пример – встреча Владимира Путина и Вацлава Клауса. Когда российский президент заговорил о размещении в Чехии американских систем ПРО, его собеседник сослался на неподведомственность этого вопроса чешскому руководству. Другими словами, мнение самих чехов никого не волнует, добрые дяди из НАТО решают за них. То же самое происходит и в Польше.

Поэтому не будем лукавить. Объединяясь с Россией, придется поступиться какой-то частью абсолютного суверенитета, пусть и гораздо меньшей, чем это сделали Чехия и Польша. Зато наш международный авторитет и наше влияние в мире вырастут.

А для того чтобы потерять как можно меньше, надо привлечь к интеграционным процессам как можно больше граждан Беларуси. Иначе всё решится в кулуарах, где какие-то люди всё еще пишут некий Конституционный акт и за последствия ни перед кем не отвечают.

Людям же, которые пугают нас гибелью белорусской национальной культуры, я бы посоветовал съездить, к примеру, в Казань и посмотреть, как развивают свою культуру татары. Там даже русскоязычные бизнесмены предпочитают вести делопроизводство на татарском языке, чтобы заслужить уважение окружающих или хотя бы получить соответствующие льготы и преференции.

И мы бы смогли не хуже: при тех же ресурсах, в рамках той же Федерации. Причем быстро и успешно, поставив министром культуры человека типа Зенона Позняка. Тогда не пришлось бы краснеть за то, что титульная нация не говорит на родном языке.

Безусловно, проблем у Российской Федерации еще много, но она их успешно решает и очень динамично развивается. Например, военные конфликты, которые так пугали белорусских матерей, были преодолены в кратчайшие сроки. Да и белорусам грех жаловаться: экономическая поддержка со стороны России превышает пять миллиардов долларов и дает мощный толчок нашему социально-экономическому развитию.

- Это всё касается оппозиции, но вас ведь будет бить и власть?


-  А за что?

- Тоже за «сдачу суверенитета».


- Разве что по недоразумению, пока не осмыслит наши предложения. Ведь мы предлагаем лишь то, к чему наша власть всегда стремилась и без чего нормальное функционирование созданной у нас экономической системы попросту невозможно.

Мы действуем строго в рамках Конституции, решений референдума 1995 года, законов и международных договоров Республики Беларусь. Поэтому считаем власть нашим главным союзником и надежным партнером во всех начинаниях.

- Почему эта идея появилась именно сейчас, когда в отношениях с Россией возникли экономические трудности, а многие в очередной раз заметили, что Россия идет белорусским путем, только с опозданием в 10 лет?


- Именно поэтому и еще по целому ряду причин. Беларусь и Россия как никогда нужны друг другу и страдают от любого охлаждения отношений.

Вот только в вашем вопросе есть некий негативный подтекст, неприятный для меня. Наши народы действительно похожи и сталкиваются с аналогичными проблемами роста. Однако нас связывает не примитивная корысть, и движемся мы не вспять, а вверх по спирали.

Демократия – прекрасное лекарство, но его нельзя глотать бочками. Передозировка опаснее самой болезни, как убедились россияне. Но и мизерные дозы оздоровлению не способствуют, как видно на нашем собственном примере. Поэтому будем искать золотую середину вместе с россиянами.

-  Лично вы не боитесь, когда столь откровенно претендуете на политическое поле власти?


- Боюсь! Но того, что, сражаясь за поле, мы вытопчем весь урожай. Лично я готов уступить всякому, кто будет строить Союзное государство вместо меня. Никаких лидерско-собственнических амбиций у меня нет, и свои «ноу-хау» я ни от кого не прячу. «Манифест» подготовлен в интересах дела, а не лиц его подписавших. Наши подписи вообще можно убрать или заменить любыми другими.

12:48 04/05/2007




Loading...


загружаются комментарии