Заявка на грант, а не на победу

Если бы «Минский манифест» Синицина и Парфеновича не появился, белорусским спецслужбам стоило бы его придумать. Потому что Европа никак не может смириться с  идеей всепрощения белорусского режима, к переговорам с официальным Минском движется медленно, выдвигая конкретные условия, и чтобы ускорить процесс - нужен веский аргумент, козырь.

Заявка на грант, а не на победу

Россия как пугало – это веский аргумент; Россия как угроза независимости Беларуси – это козырь. Потому что проще смириться с существованием Лукашенко, чем с перспективой расширения российской территории до границ НАТО. Причем проще смириться как европейцам, так и белорусам.

 

Европейские политики сегодня вдохновлены идеей перевоспитания последнего диктатора Европы, вдохновлены настолько, что спустя многие годы бойкота Минск посетил глава ПАСЕ Рене ван дер Линден, приехал без каких-либо условий, хотя и с одной оговоркой: его встреча лично с Лукашенко состояться не может. Минск готовит ответный шаг. По абсолютно достоверной информации, в Администрации президента обсуждается возможность освобождения политзаключенных. Пока сошлись на том, что Лукашенко может их помиловать, если, конечно, будут соответствующие личные ходатайства в комиссию по помилованию, которую возглавляет Наталья Петкевич. Правда, я не могу представить, что, например, Александр Козулин согласится писать Лукашенко нечто типа: «Прости меня, Саша…» И сомневаюсь, что подобную челобитную подпишет Дмитрий Дашкевич.  Но в любом случае какую-то приемлемую форму для освобождения политзаключенных в Минске придумают. Потому что с Европой есть договоренность о так называемой «пошаговой стратегии»: вы – шаг, мы – ответный…

 

На фоне европейских устремлений официальной власти появились и соответствующие общественные инициативы: я имею в виду «Беларусь – в Совет Европы». Среди первых тысяч подписей граждан Беларуси, переданных в ПАСЕ, где-то есть и моя. Бывший глава миссии ОБСЕ в Минске, ныне ведущий европейский эксперт по Беларуси посол Вик назвал инициативу «каплей, с которой начинается лавина». А я поставила свою подпись и только потом поняла, что – валенок, подписалась под воззванием о всепрощении режима. Вот прислушаются к моему мнению, вспомнят о большой российской угрозе, закроют на все глаза и примут Беларусь в Совет Европы. И если сегодня в Страсбурге у белорусского представительства небольшая комната возле туалетов, то после этого Лукашенко станет равным среди равных, будто и в нашей стране есть выборы, независимый суд, права человека.

 

«Изоляция Беларуси выгодна только России, - втолковывал мне один европейский дипломат. – Потому что в этом случае мы не оставляем Лукашенко иного выхода, кроме как идти под юрисдикцию Москвы». Я парировала: «Пойдет или не пойдет Беларусь в объятия Москвы от Европы не зависит, это зависит только от того предложения, которое Лукашенко сделает Кремль. Поэтому не с Лукашенко надо вести переговоры, а с Кремлем. Сегодня вы фактически легализуете режим и продлеваете его существование».   

Моя точка зрения крамольная. На всех встречах лидеры белорусской оппозиции просто умоляют европейцев не вести переговоры с Москвой через голову Беларуси. А как по мне, так пусть при любом удобном случае однозначно заявляют, что пока в Беларуси нет свободной избирательной системы, никакого референдума по Союзу Беларуси и России быть не может, результаты его никогда и никем не будут признаны, Россия окажется в той же ситуации политической изоляции, что и сегодняшняя Беларусь.

 

Несмотря на воззвания лидеров оппозиции, переговоры через голову Беларуси все-таки идут. И соответствующая «промосковская» общественная инициатива тоже появилась. В своем манифесте от имени анонимных многих Синицин и Парфенович выдвинули железобетонный аргумент: никакой референдум о вхождении Беларуси в состав России и не нужен, он-де уже проходил, большинство проголосовало «за», незачем народ по сто раз об одном и том же пытать. Если с этих позиций исходить, то действительно страшно: и мяукнуть не успеем, как проснемся в чужой стране. И уж действительно, чем такая перспектива, то лучше Лукашенко…

 

И что теперь? Все простить, признать равным, поддержать деньгами, только бы он не ринулся в объятия Москвы?  Но давайте задумаемся и над другим вопросом: зачем Лукашенко вообще понадобились сложные переговоры с Европой, ведь в конечном итоге они несут угрозу его личной политической перспективе? Жил он десять лет в изоляции и вдруг прозрел, понял, что в стране надо провести честные выборы? Бред это всё, восторженные фантазии. Личная политическая перспектива для Лукашенко просматривается только в одном направлении – в восточном. Но сегодня в Москве Лукашенко не находит достаточной поддержки для того, чтобы идти штурмом на Кремль, продолжать тот самый проект, который начинался в бытность Леонида Синицына главой Администрации президента. Более того, тенденция развития отношений между Беларусью и Россией такова, что Лукашенко вообще может политически не пережить Владимира Путина: только одна угроза перехода экономики на рыночные цены стала для Беларуси мощнейшим потрясением, на сглаживание которого уже понадобилось более трети золотовалютных запасов, существенный рост цен, отмена социальных льгот, замораживание пенсий и других социальных выплат.  И это при том, что мы до сих пор платим за газ только 60% того, что должны! И это при том, что страна живет на прошлых запасах! По всем прогнозам, нынешний год не должен был стать катастрофическим, потому что у Беларуси еще остаются резервы,  «выстрелить» ситуация должна в следующем году. Но уже сейчас власть в состоянии удерживать должный уровень социального обеспечения только для себя (чиновников) и для крупных столичных предприятий, уже сейчас богатейшие НПЗ вынуждены распродавать служебные автомобили и социальные объекты, потому что не могут их содержать – все деньги изымаются в бюджет, в резервный фонд – страховку для еще более сложных времен. Минск настойчиво просит Москву передумать, не отталкивать последнего союзника, Минск угрожает и шантажирует. Как последний аргумент, перечеркивающий всю предыдущую риторику Лукашенко, используется европейская карта. Но и Москва не испугалась, и Европа не оценила, не торопится принять в свои объятия. «Минский манифест» в этом смысле появился вовремя. Как добротная провокация, после которой как-то забывается, что еще пару месяцев назад Зюганов в гостях у Лукашенко говорил о том, какой суверенной была Беларусь в составе Советского Союза и такой же суверенной она будет в составе России. Про такой же суверенитет говорит и Лукашенко, когда клянется, что никогда его не сдаст. Но после Синицына и Парфеновича он кому-то покажется патриотом, которого надо поддержать и защитить. В общем, напугали и Европу, и белорусов, и Москву. И все-таки главное не пугаться. Ни за Синицыным, ни за Парфеновичем не стоят никакие серьезные силы, даже если они искренне писали свой манифест. Это в крайнем случае – заявка на грант, а не на победу.

Лукашенко, его режим, система, которая им выстроена  – главная угроза независимости страны. И не будем отвлекаться на мелочи. 

 

09:29 07/05/2007




Loading...


загружаются комментарии