Синдром преступного иммунодефицита в МВД

22 мая 2007 года Верховный Суд РБ вынес смертельный приговор убийце и насильнику, бывшему сотруднику  одного из подразделений гродненской милиции, капитану милиции  Александру Сергейчику. На счету этого оборотня двадцать два тяжких преступления, двенадцать из которых – убийства, сопряженные с изнасилованием.

Синдром преступного иммунодефицита в МВД

Приговор объявлен окончательным и обжалованию не подлежит. Президент, скорее всего, его так же не помилует, поэтому вполне реально предполагать, что ещё в этом году пуля исполнителя поставит последнюю точку в похождениях  гродненского "потрошителя". Ещё реальнее предполагать также и то, что к тому времени на фоне скоротечно меняющихся событий и переизбытка различной информации всю эту трагическую историю люди станут  забывать. Разумеется, за исключением несчастных родственников и близких друзей преждевременно лишившихся жизни молодых людей.

Я не собираюсь делать психоанализ поступкам  этого подонка, окрещенного в средствах массовой информации популярным ныне словом, "маньяк".  Это задача психиатров и криминалистов и они, судя по приговору, с нею успешно справились. Я хочу  уяснить для себя другое: явились ли все эти преступления следствием рокового стечения обстоятельств или отражают какую-то злую закономерность? Если да, то в чем она (закономерность) выражается и в чем проявляются образующие её элементы? Проще говоря, если отбросить в сторону все заумные и мистические доводы о влиянии приливов и отливов, новолуния и пасмурной погоды на психику маньяков, то должны остаться вполне осязаемые, реальные факторы, сформировавшие из добропорядочного гражданина кровавого злодея.

В период моей службы в учреждениях исполнения наказания мне доводилось видеть сотни лиц, совершивших убийства других людей.  Встречались среди них  и серийные, то есть совершившие два и более преступлений. Естественно, я спрашивал у многих из них о побудительных причинах совершения ими тяжких преступлений. Также естественно и то, что я, практически никогда не получал правдивых ответов.  Все это было понятно. Трудно рассчитывать на откровения человека,  для которого эти самые откровения открывают прямой путь на эшафот.
Желание убедить окружающих в своей невиновности лицами, осужденными к смертной казни, всегда настолько велико, что неискушенный человек вполне бы поверил в правдоподобность излагаемых ими защитных версий. При этом в ход идут любые фантазии -  от инопланетного происхождения,  до прадедушки вампира передавшего свои гены.
Но приговор, и другие документы, как правило, всегда  свидетельствуют об обратном,  лишний раз подтверждая способность человека к перевоплощению в соответствии со сложившейся ситуацией.
И все же, несмотря на разность мотивов совершения преступлений  и другие отличительные признаки, одно обстоятельство, являющееся, на мой взгляд, самым главным стимулятором совершения повторного преступления, мною было установлено абсолютно точно. Имя этому обстоятельству - безнаказанность.

Сколько крутых бандюганов в последствии в разговоре со мной искренне сожалели о том, что никто не остановил их в самом начале их "романтического" криминального пути.
Сколько человеческих жизней было загублено только из-за того, что, какой-то милиционер где-то, когда-то,  чего-то недосмотрел, не учел, не сделал или просто халатно отнесся к своим обязанностям.  Поэтому любой гражданин, любой налогоплательщик вправе сказать, что даже неумышленный "недосмотр" сотрудника милиции за объектом своего оперативного обслуживания  уже есть преступление, ибо этот "недосмотр", как и врачебный,  очень дорого обходится людям.

А если происходит не только "недосмотр", а ещё и умышленное поощрение преступности в рядах сотрудников МВД, к тому же на уровне руководства страны, как тогда назвать такую деятельность? Каким термином обозначить?  Я понимаю, что опять замахиваюсь на "дискредитацию" так  горячо любимых в народе органов внутренних дел, но пройти мимо фактов не могу. А потом, ведь это же не я тянул за язык министра МВД В.Наумова и его подчиненных во время их интервью, а также  публиковал в интернете статистические данные о состоянии преступности в стране. Я только, как и любой гражданин, делаю из этого свои выводы, на что также, как и любой гражданин, имею своё конституционное право.

Я был бы рад ошибиться в своих выводах, но давайте обратимся к фактам.
Если верить средствам массовой информации и материалам уголовного дела, то расцвет кровавой деятельность Сергейчика пришелся на период с 2000 по 2005 годы. Естественно возникает вопрос: почему не раньше? Или раньше у Сергейчика потребности были другие? Да нет, с потребностями, особенно с сексуальными, я думаю, как раз все наоборот. Здесь природу не обманешь. Причина была в другом: в страхе перед ответственностью. Все-таки убийство это не кража и даже не грабеж. Здесь можно было легко получить билет в один конец.  

И вдруг Сергейчик решился на убийство. Да ещё с таким садистским размахом. Что же произошло? Что повлияло на психику этого нелюдя? Какое событие сорвало его с тормозов? Что заставило его поверить в собственную исключительность и ничтожество других?  Что предоставило ему право распоряжаться чужими жизнями?

Я знаю, что следствие также всегда ищет ответы на эти вопросы. Но следствие в основном исследует субъективную сторону состава преступления, определяющую степень виновности лица, совершившего преступления, и его вменяемость. Я же, наоборот, хочу найти и представить на суд общественности те объективные факторы, которые реально могли повлиять на сознание этого монстра и спровоцировать его на серию тягчайших преступлений.  

Начиная с 1999 года с экранов белорусского телевидения практически не сходят образы "рыцарей краповых беретов" министра внутренних дел Беларуси Юрия Сивакова и командира СОБРа Дмитрия Павличенко. И не беда, что  в 2000 году Павличенко был арестован председателем КГБ В.Мацкевичем по подозрению в убийстве и освобожден по личному указанию президента. Это только добавило ему популярности в определенной среде и внесло в его имидж, так необходимый для настоящего героя, ореол таинственности.

Возникает вполне естественный вопрос: какие выводы должны сделать для себя остальные сотрудники МВД, которых пропагандистской "лапшой" об ошибке следствия не обманешь, и которые прекрасно знают все обстоятельства и ареста и освобождения "народного героя"?
А вывод был сделан очень простой. Все однозначно поняли, что Закона в стране больше нет. Закон подменен правом одного человека, который называет себя президентом. Поэтому ориентироваться теперь нужно на его мнение, на его желание, на его настроение, на его милость. А Закон превращен в подсобный инструмент, вроде как стамеска для столяра или топор для лесоруба. Но, если у нормальных людей от таких выводов прошла дрожь по телу, то те, у кого звериная натура была спрятана не очень глубоко, инстинктивно почувствовали своим недалеким умом, что пришел их звездный час.

Вот и выползли из нор до поры до времени затаившиеся белорусские "чикатилы",  вполне резонно полагая, что если дозволено безнаказанно убивать людей, таким  как Павличенко, то почему же нельзя им? Стоит только "правильно" обосновать свои мотивы и дело в шляпе. Мол, не для себя старался, а для государства. А ещё лучше -  лично для президента. Защищал,  к примеру, его честь и достоинство от оскорблений и буржуйских нападок и даже заговора. Говорить можно что угодно. В сочетании с именем президента зачтутся любые бредни. При таких обстоятельствах Сергейчик и ему подобные не могли не стать теми, кем они стали.

Как ни цинично будет звучать моя версия, но  если бы Сергейчик догадался попутно отправить на тот свет двух-трех оппозиционных лидеров, то никакого суда над ним никогда бы не было. Мало того, если опять же, следовать логике предшествующих событий или прецеденту, созданному историй с Павличенко, то его ожидала высочайшая "монаршая" милость, куча наград и продвижение по службе.

Сегодня даже трудно представить, сколько зверенышей разбужено в душах и так не блиставших особым интеллектом бойцов, ломающих головой кирпичи. А количество последователей жаждущих повторить "звездный" путь своего кровавого кумира уже давно вышло за пределы возглавляемого им подразделения да и МВД в целом. "Вирус" Павличенко, разнесен по всей стране. Им поражены практически все силовые структуры. Его лавры не дают покоя уже тысячам зараженных. От повторения его кровавых подвигов их удерживает только одно - отсутствие команды. Ибо всем известно, что Павличенко  убивал не сам по себе, а по команде. А инициатива в таких делах, наказуема.

Впрочем, Павличенко, обречен. И он сам об этом прекрасно знает. Лукашенко далеко не дурак, и перед тем как отдать власть он произведет "генеральную зачистку" в своем окружении. В итоге "исчезнут" все ключевые фигуры, которые хоть каким-то образом были причастны к делам об исчезнувших политиках, а Павличенко - в первую очередь. Сбежать он также никому не позволит. "Мемуаристы" батьке не нужны.

Однако это тема весьма отдаленной перспективы, а пока имидж супермена с "правом на убийство", продолжает делать своё черное дело. Заразное заболевание предполагает системность его проявления. Возникает справедливый вопрос:  существует ли она вообще эта системность, или это только фантазия автора?

Сергейчик далеко не пионер в страшной череде кровавых дел, он лишь повторил шакалистый путь ещё одного сторонника и коллеги Павличенко - бывшего сотрудника спецподразделения "Алмаз" Валерия Игнатовича, также совершившего серию убийств  в  период расцвета кровавой деятельности Павличенко. То есть с 1999 по 2000 годы. Разница была лишь в том, что Игнатович не топил свои жертвы в реке. Он вообще особо не стремился скрывать следы своих преступлений. Он рассчитывал, что  все сойдет ему с рук. Правда, он немного ошибся. Сошло, но не все. А чтобы больше не выходил из-под контроля и не занимался самодеятельностью, его  для восстановления утраченных дисциплинарных навыков и назидания другим определили в тюрьму на двадцать пять лет. Но жизни не лишили. Пока.

Я привел лишь два примера, причем только из преступной деятельности сотрудников органов внутренних дел и только тех, которые совершили тягчайшие преступления. На двоих у Игнатовича и Сергейчика выходит двадцать загубленных человеческих душ. Много это или мало - решать не мне. Но я могу авторитетно заявить, что со времен печально знаменитого витебского маньяка Михасевича,  убившего тридцать шесть женщин и расстрелянного в Минске в 1987 году, и до 1999 года в Беларуси не было такого всплеска серийных убийств и средневековой жестокости. Даже в самые "лихие", первые годы перестройки, когда  финансовые вопросы решались уже с помощью оружия, такой маньячной "эпидемии" не было даже среди уголовников, не говоря уже о работниках МВД. 
Я даже не веду речь об одиночных убийствах. И не поднимаю вопрос о трех тысячах  людей,  находящихся в розыске за совершение преступления и свыше тысячи "пропавших без вести". Мне прекрасно известно, что большая половина из числа этих  разыскиваемых уже никогда не вернется домой. Даже тела их никогда не будут найдены. А где гарантия, что они пропали не без помощи вот таких же крутых парней из числа поклонников криминального таланта Д.Павличенко? Да и вообще, где в маленькой Беларуси можно затеряться, если только не в земле или под водой? 

Я конечно не владею милицейской статистикой в полном объеме, но если верить данным приведенным в газете "На страже" за 22 сентября 2006 года, начальником УУР МВД полковником милиции Анатолием Савицким, в стране ежегодно приостанавливается за неустановлением и необнаружением виновных пятьдесят тысяч уголовных дел. А с учетом накопительных данных, в МВД на тот период (а следовательно и по сей день) числятся нераскрытыми уже пятьсот тысяч таких дел. Это говорит о том, что в стране безнаказанными разгуливают как минимум сто тысяч преступников (эта цифра условна).

Низкая раскрываемость говорит только об одном: криминал стал бизнесом для всех. И в первую очередь для милиции. Все имеет цену, все продается. Да, периодически страну будоражат известия о громких процессах над разоблаченными бандами.Кстати, расцвет бандитизма также приходится на сиваковско-павличенковский период. Но ведь не они определяют криминогенную обстановку в стране. Определяют её именно те ежегодные пятьдесят тысяч маленьких, неразысканых милицией уголовничков, из  которых потом по мере повышения ими уголовной квалификации и создаются банды. Так что все ещё впереди, ибо Павличенко, Сиваков и Шейман заложили в развитие белорусского криминала такие резервы, которые не могла бы создать ни одна "коза ностра". Вот таким вот образом  сработала мина замедленного действия, заложенная под МВД Сиваковым и Шейманом. Вот к чему привела ориентация личного состава МВД на "национального героя" страны Павличенко и его краповых "орлов". 


 

12:01 01/06/2007




Loading...


загружаются комментарии