Белорусская ломка

Визит в начале недели в Минск губернатора Красноярского края Александра  Хлопонина оказался для белорусского руководства знаковым. С января текущего года  Лукашенко не встречался с российскими должностными лицами столь высокого ранга.

Стоит напомнить, что в марте премьер российского правительства М. Фрадков, руководивший в белорусской столице вместе с белорусским премьером С. Сидорским работой союзного Совмина, не удостоился аудиенции у белорусского президента. В итоге, можно констатировать, что с завершением энергетического этапа российско-белорусского кризиса (12 января 2007 г.) завершился и политический диалог высокого уровня между руководством стран - партнеров по созданию Союзного государства.

А. Лукашенко, столь яростно боровшийся последние пару лет за белорусский суверенитет, наконец остался один на один со стремительно нарастающими внутренними и внешними проблемами белорусского государства. Вступив на путь демонстрации Москве своего внешнеполитического потенциала, А. Лукашенко попутно завершил эволюционный переход к статусу реликта европейской политики 70-х гг. прошлого столетия. Разрыв между реальным состоянием дел в экономике и их пропагандистским освещением в белорусских государственных СМИ достиг уровня пропаганды Пхеньяна.

Лукашенко 'выживает'

Белорусское руководство приступило к выполнению комплекса экономических и политических решений, которые должны помочь сохранить в Белоруссии в период российских парламентских и президентских выборов социально - экономическую стабильность, создать благоприятные условия для удержания власти правящей группировкой. Составной частью стратегии 'выживания' является шантаж руководства России демонстративно обозначенными перспективами развития политических контактов с Брюсселем и Вашингтоном, создания совместно с Украиной антироссийского 'энерготранзитного' 'санитарного кордона', получения 'собственных' энергоносителей в Иране, Венесуэле, Азербайджане.

Учитывая, что основным условием удержания власти в Белоруссии - страны, чья экономика не может существовать без полномасштабной дотационной поддержки в 7 - 8 млрд. долларов США в год со стороны России - остается переговорный потенциал главы белорусского государства в Москве, А. Лукашенко постарался создать в белорусском политическом классе уверенность в урегулировании двусторонних проблем на условиях Минска, возврате российского руководства к принципам полномасштабного дотирования белорусской экономики в формате декабря 2006 г., восстановлении доверия Кремля к А. Лукашенко и неотвратимости скорейшей встречи двух президентов для принятия жестких адекватных мер по противодействию размещению третьего района ПРО США в Центральной Европе.

Однако все попытки белорусского президента обратить на себя внимание Кремля завершились провалом. Российская сторона не поддалась шантажу со стороны белорусского руководства и продолжила неукоснительное выполнение комплекса экономических мер по упорядочиванию экономических отношений с РБ, утвержденных в январе 2007 г. А. Лукашенко осознал, что российский политический класс навсегда утратил к нему, как главе белорусского государства, полноценное доверие.

Стоит напомнить, что окончательно остатки доверия к Минску были подорваны в результате беспрецедентной на постсоветском пространстве антироссийской информационной войной, развязанной белорусским руководством в январе - феврале 2007 года.

Но и на Западе белорусский президент не вызывает никаких позитивных ассоциаций. При всей непритязательности ЕС и Вашингтона в выборе и использовании дополнительных политических 'инструментов' в качестве мер давления на российское руководство, А. Лукашенко по причине безвозвратного исчезновения собственного политического авторитета не смог 'продать' Западу смену геополитического вектора. Белорусский президент оказался не нужен ни Москве, ни Вашингтону.

Перепутье

В итоге к началу мая 2007 года А. Лукашенко оказался на политическом 'распутье'. С одной стороны, белорусский президент не в силах вернуть привилегированный статус 'союзной метрополии', получающей полномасштабную экономическую, ресурсную, военно-стратегическую и политическую поддержку России.

С другой стороны, белорусский президент не имеет политических и экономических ресурсов для выстраивания собственного, по примеру Венесуэлы и Ирана, 'третьего пути' развития Белоруссии, обеспечивающего консервацию существующего в стране строя. В результате А. Лукашенко увяз в сомнительных, большей частью антироссийских экономических схемах и политических авантюрах, рассчитанных на сохранение его власти.

Чтобы досидеть до смены власти в Кремле, Минску нужна передышка. Ее может обеспечить только Москва.

Сейчас Минск применяет старую и хорошо известную тактику. После каждого очередного российско-белорусского кризиса в Минск начинают зазывать видных российских политических деятелей, федеральных чиновников, губернаторов, которых помимо хорошего приема ждет длинный монолог А.Лукашенко. Ритуальное повторение белорусским президентом обид поражает своей неизменностью и полной бесперспективностью их решения.

Эффектные стенания о невинных страданиях белорусского руководства: 'От нас не зависят направления сотрудничества с Россией, мы будем четко придерживаться ранее очерченных договоренностей, мы никогда не подводили Россию даже в мелочах. Но, извините, если наши друзья и партнеры в течение одного месяца увеличивают цену на газ примерно в три раза, перечеркивают договоренности и вводят пошлины на нефть, то это разрушает все наши договоренности. Кто же выдержит такой удар по нефти и газу, если мы это покупаем только у вас? Но даже в этой ситуации мы все терпим'. Все это маскирует тот факт, что А. Лукашенко сознательно путает причину со следствием, утверждая, что перевод двусторонних экономических отношений на рыночные принципы является местью Москвы белорусскому руководству, отстаивающему суверенитет Белоруссии. А. Лукашенко, тем не менее, уверен, что к Белоруссии не имеют никакого отношения стандартные экономические законы существования любого независимого и суверенного государства: 'за суверенитет положено платить' и 'суверенитет означает мировые цены'.

Если белорусский суверенитет обеспечивается льготами и преференциями других стран, то Белоруссия не является суверенным и независимым субъектом на мировой арене. Фактически, российское руководство, постепенно выводя Минск на мировые цены, реально подвигает Белоруссию к статусу подлинно суверенной державы.

Предложить РФ адекватные 'встречные шаги', способные реально затормозить разрушение Союзного государства и вывести отношения двух стран из вялотекущего кризиса, А. Лукашенко не в силах. Причина в разнице целей. СГ в формате декабря 2006 г. нужно белорусскому президенту для обеспечения пожизненного президентства. Любые изменения в союзных договоренностях обещают А. Лукашенко потерю власти. Ему ничего не остается, как жаловаться и обижаться.


 

14:25 04/06/2007




Loading...


загружаются комментарии