Брайан Беннетт: Неправда, что Европа заключила договор с Лукашенко и белорусским правительством

Поводов для беседы с Чрезвычайным и Полномочным послом Великобритании г-ном Брайаном Беннеттом было несколько. Сегодня,14 июня, Англия отмечает национальный праздник — День рождения Королевы Елизаветы II. 26 июня Брайан Беннетт, отработав в нашей стране в качестве посла 4 года, уезжает на родину. Но неожиданно появился еще один повод. В Беларуси вспыхнул очередной дипломатический скандал.

Брайан Беннетт: Неправда, что Европа заключила договор с Лукашенко и белорусским правительством

Белорусское телевидение, используя вырванные из контекста фразы из официальной переписки г-на Брайана Беннетта с депутатом Палаты представителей Ольгой Абрамовой, позволило себе резкие замечания в его адрес и даже обвинило в шпионаже. Чуть позже в президентской газете “Советская Белоруссия” появилась статья такой же тональности... А поводом для резких высказываний стало письмо Брайана Беннетта, в котором он высказывал свое мнение о событиях в Эстонии, связанных с переносом памятника советским воинам.

«Нам платят дополнительную зарплату за то, что мы работаем в трудных странах»

— Господин посол, в одном из своих интервью Вы признались, что сами подали заявку на работу в Беларуси. “Здесь люди добрее и дружелюбнее”, — сказали Вы. Не изменилось ли Ваше мнение после таких сюжетов в белорусской прессе?

— Меня не сильно беспокоит то, что я видел по телевизору. Белорусское телевидение — не орган информации, а орган правительства. Оно представляет интересы власти, а не народа. Я считаю, что это был низкокачественный сюжет. Журналисты в своих интересах использовали отрывки из моего письма г-же Абрамовой, изменив тем самым его смысл. Я
уверен, что серьезные люди не приняли близко к сердцу эту информацию.

— В Беларуси нередко возникают дипломатические скандалы. Случалось, что против дипломатов стран ЕС белорусские правоохранительные органы возбуждали уголовные дела. Как, по-Вашему, почему дипломаты никогда не пытались защитить свои честь и достоинство через суд? После той передачи Вам не хотелось получить сатисфакцию?

— Дипломаты защищены Венской конвенцией, у нас есть иммунитет от судебных преследований. И в тех случаях, о которых вы упомянули, дипломаты просто уезжали из вашей страны. То, что дипломаты не обращаются в суды, — нормальная международная практика. Я считаю, что сюжет по телевидению или публикация в газете — это не тот случай, когда надо обращаться в суд. Я сообщил в Лондон о том, что случилось, и, судя
по всему, никакой официальной реакции с нашей стороны не будет.

— И ноты протеста в том числе?

— Я не собираюсь отправлять ноту протеста.

— Меня всегда интересовало, каково представлять интересы своей страны в государстве, с которым отношения на высшем государственном уровне, мягко говоря, прохладные...

— Я провел в Беларуси 4 года, и мне здесь очень понравилось. Минск — красивый город, удобный для жизни. В вашей стране живет много красивых и дружелюбных людей.

То, что политические отношения между нашими странами являются своего рода вызовом, в некоторой степени для дипломата хорошо. Это делает нашу работу более интересной. Но я хотел бы отметить, что люди, с которыми мне доводилось общаться в белорусском правительстве и Министерстве иностранных дел, также очень приятные и дружелюбные.

— Но тот факт, что иностранные дипломаты в Беларуси так часто оказываются в центре каких-либо скандалов, Вас не настораживал, не заставлял быть более осторожным?

— В какой-то мере это все, конечно, сложно... Нам даже платят дополнительную зарплату за то, что мы работаем в трудных странах. В МИД Англии есть список этих стран. Беларусь попала в него частично из-за политической ситуации в стране, частично из-за чернобыльской катастрофы.

— А какие еще страны занесены в этот список?

— Их достаточно много. Северная Корея, Китай, Иран и так далее... Страны разделены на четыре группы. Беларусь оказалась в последней, четвертой, куда внесены наименее трудные из всех проблемных стран. Но есть также очень много стран, которые вообще не внесены в этот список. В мире существует более 230 представительств Великобритании.

— Для Вас Беларусь стала первой страной, в которую Вы приехали в качестве Чрезвычайного и Полномочного посла. Как Вы оцениваете: первый опыт удачный?

— А как измерять уровень успеха? Можно говорить о том, что цель дипломата — улучшить отношения между странами. Но это не во всех случаях является оправданным. А вот улучшить отношения между людьми, не обязательно между правительствами, — это, на мой взгляд, успех. Я надеюсь, что мы достигли успеха в общении с людьми. Хотя это было непросто. Белорусское правительство не способствует тому, чтобы люди
больше общались. Невозможно скрывать и тот факт, что пресса в Беларуси несвободна, выборы не являются свободными, и нет свидетельств того, что правительство ведет страну в правильном направлении. Фактически направление является обратным демократии. За 4 года, которые я провел в Беларуси, политическая ситуация в вашей стране ухудшилась.

— А как бы Вы прокомментировали заявления некоторых белорусских политиков, что Европа пошла на сделку с А.Лукашенко и, например, досрочное освобождение политзаключенных можно рассматривать не иначе как обмен на торговые преференции?

— Неправда то, что мы заключили договор с Лукашенко и белорусским правительством. В декабре прошлого года в ЕС был разработан документ, указывающий на то, что теряет Беларусь, не идя по демократическому пути развития. Мы не собираемся идти на компромиссы. Демократические ценности очень важны для нас. Я думаю, эти ценности разделяет и народ Беларуси.

Статкевич, Северинец и другие политзаключенные не должны были быть посажены в тюрьму изначально. Белорусские власти должны освободить всех политических узников как гарантию того, что они не будут сажать людей по политическим взглядам и далее. И пока это не произойдет, до той поры мы не будем воспринимать всерьез заявления белорусских властей об улучшении отношений с ЕС. И здесь нет никаких связей с общей системой преференций. Общая система преференций — это система льгот для стран, которые ведут себя добропорядочно. Белорусское правительство не ведет себя порядочно по отношению к независимым профсоюзам, оно пытается ввести все профсоюзы в стране в состав одной организации, которая, по сути, является правительственной. Преследование независимых профсоюзов и является причиной того, что торговые преференции отменяются. Единственная возможность избежать этого — изменить свою политику в отношении независимых профсоюзов. А это зависит только от белорусского
правительства.

— На Ваш взгляд, сможет ли Беларусь в ближайшее время войти в состав ЕС?

— Вы имеете в виду при президенте Лукашенко?..

Европейский Союз — это клуб, который имеет правила, основанные на демократических ценностях. Эти правила должны выполнять страны, которые хотят вступить в этот клуб. Беларусь при нынешнем правительстве находится слишком далеко от того, чтобы соответствовать этим критериям. С другой стороны, Беларусь — европейское государство, и естественно, что ее место в кругу стран Европы. Я уверен, что народ Беларуси был бы более богатым и счастливым, если бы страна вошла в клуб европейских стран.

«Англия всегда готова дать людям убежище»

— Посольство Великобритании в Беларуси ежегодно выдает не более 11 тысяч виз, треть из которых — детям, которые едут на оздоровление по чернобыльским программам. На Ваш взгляд, почему так мало белорусов ездит в вашу страну?

— Причины, на мой взгляд, просты. Во-первых, надо получить визу, а она достаточно дорогая. Перелет в Великобританию — тоже достаточно дорогое удовольствие. К тому же Великобритания является одной из самых дорогих стран мира для жизни и покупок.

— А может быть, причина в том, что Англия серьезно обеспокоена количеством иммигрантов в стране и опасается, что белорусы, выезжающие в вашу страну, будут просить там политического убежища?

— Я не думаю, что это так. Есть ведь и другая статистика. Процент отказов в получении визы белорусам очень маленький.

Что касается иммиграции, сегодня этот вопрос беспокоит не только Великобританию, но и другие страны ЕС. Поэтому визовый режим стал более строгим. Он становится определенным препятствием международному терроризму и торговле людьми, это один из вариантов борьбы с международной преступностью. Кроме того, визовый режим помогает оградить нас от тех, кто незаконно приезжает и остается в нашей стране, становясь тем самым бременем для бюджета Великобритании.

Тем не менее англичане хотят, чтобы все больше туристов посещало нашу страну. Не настораживает нас и тот факт, что беженцы из неблагополучных стран будут просить в Англии политического убежища. Мы всегда готовы дать людям убежище. Мы намного больше опасаемся международного терроризма.

— Господин Беннетт, а что чаще всего обсуждают англичане на своих кухнях и в общественном транспорте?

— Думаю, что не проблемы иммиграции. Скорее, цены на недвижимость. Они растут вне всякого разумного объяснения и, как нам кажется, вне всякой логики. Например, дом, в котором живет моя семья, сегодня я бы уже не смог купить из-за его высокой стоимости.

— Овсянка на завтрак, чай “five o'clock” — таковы англичане в нашем представлении. Живы ли эти традиции в современной Англии?

— Конечно, мы изменились. Современные британцы более демократичны и менее консервативны, чем были раньше. Большинство людей очень заняты, британцы очень много работают. Если сравнить Англию и Беларусь, то, на мой взгляд, Британия более современная, более живая, более активная. Англичане менее терпимы к своему правительству, чем белорусы. Наше правительство более чутко к запросам своего народа. Хотя большой разницы между обычными британцами и белорусами нет. Оба народа европейские, с европейской культурой. Правда, история отличается. К белорусам она не была слишком добра. Меня, например, поразило, насколько толерантны белорусы и насколько они учитывают мнение других. Наверное, это связано с тем, сколько пришлось пережить и вынести белорусскому народу. Огромные потери во Второй мировой войне, ужасные чистки в сталинские времена, чернобыльская трагедия... Белорусы, безусловно, заслуживают лучшего...

А что касается традиций... Чай до сих пор самый популярный напиток на моей родине. И чай в пять часов — эта традиция сохранилась. Только свою чашку чая англичанин может выпить и в четыре часа, и в полпятого, по пути из одного офиса в другой.

— К слову, какой чай пьют англичане? У нас все время рекламируют чай “Lipton”...

— На самом деле выбор сортов чая очень большой. Традиционно британцы предпочитают крепкий черный чай с молоком и сахаром.

— Недавно были обнародованы зарплаты первых лиц европейских государств. Лидирует в этом списке премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Любопытно, а сколько зарабатывают английские госслужащие? Как часто в вашей стране судят чиновников за воровство и коррупцию? В Беларуси, например, это происходит регулярно.

— Никто не делает секрета из зарплаты чиновника, и любой человек может узнать, сколько получает министр или член правительства. Зарплаты чиновников в нашей стране невысокие, значительно меньше, чем у служащих частных компаний. Любой недовольный госслужащий может уволиться и уйти работать в какую-либо компанию. У Тони Блэра высокая зарплата потому, что он одновременно член парламента и премьер-министр страны. Но Тони Блэр очень далек от тех, кто считается самыми высокооплачиваемыми людьми Великобритании.

Что касается коррупции... Это крайне редкое явление на госслужбе. Частично это основывается на сложившейся традиции, частично на том, что чиновника, уличенного в нечестном поступке, тут же уволят со службы.

— Могли ли бы вспомнить последний пример?

— Сложно сказать... Хотя. Я помню такой случай. Министр получил слишком большой кредит на покупку дома, не соответствующий его зарплате. Это было лет десять назад...

«Дипломаты хотят служить своей стране»

— Г-н Беннетт, быть дипломатом в Англии престижно? Например, в Беларуси один из самых востребованных факультетов — факультет международных отношений БГУ.

— Я думаю, что в Британии это тоже престижная профессия. Со стороны кажется, что профессия дипломата — это частые коктейльные вечеринки, перелеты по всему миру. Но вместе с тем люди хотят служить своей стране.

— А что для Вас стало решающим в выборе профессии?

— В школе я интересовался иностранными языками, а когда повзрослел, увлекся политикой и путешествиями. Мне казалось, что профессия дипломата сочетает эти три качества...

— В структуре МИД много сотрудников, но послами становятся единицы. Что для этого нужно — везение, талант или что-то другое? Как происходило Ваше продвижение по карьерной лестнице?

— Я был очень доволен своим назначением в Беларусь. В школе и в университете я учил русский язык, читал Пушкина. Достоевского и... Ленина. Но британский МИД направлял меня работать в другие страны, я никогда не работал в Москве... Советский Союз распался, и я смог работать в стране, где русский язык также является государственным. Я
даже стал немножко понимать белорусский.

— Может быть, следующим местом Вашей работы станет Москва? Вы можете возглавить дипмиссию в России?

— Я думаю, этого не случится. Я буду работать в Лондоне в структуре МИД.

— Ваши дети пошли по Вашим стопам?

— У меня трое сыновей, младший еще школьник и хочет стать ветеринарным врачом. Старшие сыновья думали о том, чтобы работать в британском МИДе, но один из них работал в Департаменте международной помощи и развития, он сейчас учитель, а второй — в частной нидерландской компании. Сейчас он работает в Швеции; хоть и не стал дипломатом, но очень много времени проводит за границей.

— А младший сын учится в Англии или у нас, в Минске?

— В Англии. В Беларуси я был один, без семьи. Раньше жена всегда ездила со мной, старшие сыновья учились на полном пансионате в школе. А младший занимается в обычной школе, где ему очень нравится. И мы решили, что жена должна остаться в Лондоне с сыном.

— А кто Вам завтраки по утрам готовил? Помощники были в Минске?

— Конечно. У нас прекрасная команда в посольстве. Пять британцев и 14 человек — граждане Беларуси.

— А друзья в Минске появились? Планируете ли Вы через какое-то время снова приехать в нашу страну?

— В Минске я чувствовал себя как дома. У меня появилось много приятелей, и мне нравилось то, как я проводил время в Беларуси. Любимым местом для меня стал театр оперы. До ремонта здания театра я бывал там каждую неделю, видел все оперные постановки. Но приехать снова... В Минске уже будет новый посол, и мне будет не совсем удобно.

— К слову, известно, кто возглавит дипмиссию?

— Майкл Хэддок. И Беларусь тоже станет для него первой страной, куда он приедет работать в качестве посла. Он приедет в середине июля со своей женой.

— Господин посол, везете ли в Англию белорусские сувениры? Если да, то что именно?

— Картины и фотографии. Они будут напоминать мне о Беларуси. Я знаю, что это звучит романтично, но я оставляю кусочек своего сердца в Беларуси.

— А если кто-то из Ваших друзей решит посетить Беларусь, что в первую очередь Вы посоветуете ему посмотреть в нашей стране?

— В Беларуси много памятников культуры, истории, но вам надо заниматься организацией туризма, сервисом. Британцы, которые приезжают в Беларусь, хотят смотреть на страну своими глазами и по собственному выбору, а не чтобы рядом с ними были представители организации, подобной Интуристу, которые бы за ними присматривали...

— И последнее. Господин Беннетт, уезжая из нашей страны, что бы Вы пожелали белорусам?

— Свободного и процветающего будущего, лучшего, чем есть сейчас...

 

11:45 14/06/2007




Loading...


загружаются комментарии