Под гарантии Москвы

Экс-глава администрации президента Лукашенко Леонид Синицин убеждён, что Беларусь должна немедленно войти в состав России в качестве ассоциированного члена.

Под гарантии Москвы

В Белоруссии активно обсуждается Минский манифест белорусско-российского единения, который несколько недель назад обнародовала группа оппозиционных президенту Александру Лукашенко политиков. Этот документ, авторы которого утверждают, что у Минска нет иной перспективы, кроме как немедленно интегрироваться с Москвой, вызвал большой резонанс в белорусском истеблишменте. Одни манифест жестко раскритиковали, другие же, наоборот, заявили, что он - настоящая политэкономическая концепция, направленная на объединение России и Белоруссии. Об истинных целях и задачах Минского манифеста "МН" рассказал один из его создателей - сопредседатель российско-белорусского фонда "Социально-экономическое партнерство", бывший руководитель администрации президента Белоруссии Леонид Синицын.

Синицын: Квинтэссенция манифеста заключается в том, что российско-белорусские союзные отношения зашли в тупик. Понимают это и в Москве, и в Минске. Вот мы и поставили себе задачу - сорвать "фиговый листок" с этих отношений. Следует просто поменять предмет обсуждения. Зачем сегодня мусолить конституционный акт, бодаться насчет того, как будет устроен аппарат управления Союзного государства и кто будет там главным? Важнее понять, как жить вместе. То есть людям нужны правила, по которым будут строиться отношения двух стран. Но сейчас Россия строит свою политико-экономическую систему, а Белоруссия - свою. Кремль начал проводить государственную политику во имя большинства, дистанцировавшись от узкого клана олигархов.

МН: Неужели сегодня курсы двух стран расходятся даже на идеологическом уровне?

Синицын: Да. К тому же переговорный процесс между Минском и Москвой раньше носил кулуарный характер: обнародованные соглашения имели второе дно, то есть не все делалось гласно. Получалось, что ни белорусское, ни российское общества не могли понять, что же происходит на самом деле. И сегодня Александр Лукашенко объявил, что переговорный мяч находится на российской стороне, и он ждет реакции Кремля. Мы же в своем манифесте заявляем, что Белоруссия должна объявить о своем немедленном вхождении в состав России в качестве суверенного государства на правах ассоциированного члена.

МН: То есть Белоруссия со своей Конституцией, флагом, гербом и всей надстройкой в виде законодательной, судебной и исполнительной властей должна стать не частью России, а полноценным субъектом нового межгосударственного образования?

Синицын: Да, мы объявляем, что согласны жить вместе с Россией, но как самостоятельное государство. Наш суверенитет при этом никак не теряется, наоборот, Россия становится его гарантом. Если общие правила будут приняты, то именно РФ будет охранять независимость и государственную целостность Белоруссии.

МН: И тогда все нынешние проблемы в виде цен на газ, нефть, электроэнергию, а также поставок в Россию белорусских товаров вкупе с тарифами и квотами исчезнут, потому что рынок станет общим, а экономическое пространство - единым?

Синицын: Все так, но, повторяюсь, главное - разработать механизмы совместного проживания, которые уравняют в правах Москву и Минск. Только так две суверенные страны, не объединяясь в одну, начнут жить вместе.

МН: А как решить вопрос валюты?

Синицын: Платежное средство должно быть, естественно, единым. Было бы странным предлагать белорусский рубль, имеющий весьма скромный потенциал, тогда как российская валюта уже достаточно крепка, чтобы стать конвертируемой. К тому же минские экономисты доказали, что единая валюта никак не ведет к потере независимости. Ведь евро не сделал ту же Германию менее самостоятельной после ее отказа от марки. Более того, евро серьезно потеснил доллар.

МН: Не будет ли при таком экономическом раскладе Белоруссия поглощена более сильной Россией?

Синицын: Поглощение Белоруссии Россией невозможно. Никто на это не пойдет ни при каких обстоятельствах. Ведь Белоруссия - член ООН и еще целого ряда серьезных международных организаций, включая СНГ, Организацию Договора о коллективной безопасности и Евразийского экономического сообщества. К тому же в нашем манифесте говорится только о начале процесса выработки общих правил, а уже потом, как нам представляется, у Москвы и Минска появятся совместные решения, основанные на интересах и воле двух народов.

МН: В таком серьезном деле у вас должны быть союзники. На какие силы вы рассчитываете?

Синицын: Как ни странно, но нас должна поддержать белорусская власть, потому что ей сегодня жизненно необходимо выйти из политического и экономического тупика, куда она сама же себя загнала. И то, что Россия начала строить в обход Белоруссии трубопроводы, - результат тех самых тупиковых отношений Москвы и Минска и отсутствия реальной базы для взаимного сближения. А транзит, особенно трубопроводный, для экономики нашей республики - вопрос жизни и смерти. То же самое можно сказать и по поводу безопасности: Белоруссии куда легче противостоять современным вызовами и угрозам, имея в стратегических союзниках Россию, а не Иран или Азербайджан.

МН: Как в Белоруссии относятся к России после зимних сражений на нефтегазовом фронте?

Синицын: Социологические исследования показывают, что симпатии более половины белорусских граждан по-прежнему принадлежат России. Правда, белорусская молодежь в большинстве ориентирована все-таки на Запад. А в целом же в республике все еще сохраняется ориентация на Россию.

МН: Может ли Минск, как и Киев, взять однозначный курс на Запад?

Синицын: Может, если субъективный фактор возьмет верх над волей большинства. Только национальный интерес белорусов все-таки на Востоке, а не на Западе.

 
КОММЕНТАРИИ

Алексей Макаркин, заместитель гендиректора Центра политических технологий (Россия):

- Я очень осторожно отношусь к перспективам Минского манифеста. Инициатива белорусских политиков очень схожа с идеей части киргизской оппозиции о создании конфедеративных отношений Киргизии и России.

Это свидетельствует о том, что в ряде стран постсоветского пространства, которые по тем или иным причинам ближе к России (Белоруссия входит с Россией в Союзное государство, в Киргизии же русский язык имеет официальный статус), появляется такая оппозиция, которая позиционирует себя как пророссийская и всячески старается получить поддержку Москвы, демонстративно выстраивая отношения с РФ. Причем в рамках выстраивания этих отношений появляются различные схемы конфедеративного характера.

Наряду с тем, что произошло очевидное охлаждение между Кремлем и белорусской властью (самый последний пример - президент Лукашенко заблокировал кандидатуру Александра Вешнякова на ключевой пост в СНГ), в Минске четко обозначилась пророссийская оппозиция. Но есть ли у нее шанс? Проблема в том, что идеи об интеграции с Россией сегодня выдвигают люди, оппозиционные Лукашенко. Соответственно, для их реализации этим людям нужно прийти во власть, что сделать трудно. Но даже если они займут властные позиции, не факт, что высказывания о конфедерации с Россией продолжатся. У Москвы уже был подобный опыт, только с молдавскими коммунистами - они также высказывались за похожие инициативы, но, оказавшись у власти, стали ориентироваться на Запад. Дело в том, что конфедеративные проекты с Москвой крайне осторожно воспринимаются элитой республик бывшего Союза - истеблишмент стран СНГ опасается усиления влияния России и потери своего независимого статуса. Поэтому я думаю, что этот Минский манифест - документ несерьезный. Но то, что в странах СНГ появились противники режимов, которые открыто выступают за воссоединение с Россией, это очень значимый факт. Ведь раньше Москва была привязана к властным режимам постсоветских стран, которые использовали Россию, как могли.

В принципе с юридических позиций вхождение Белоруссии в состав РФ "в качестве суверенного государства на правах ассоциированного члена" возможно. Даже если такая возможность не обозначена в конституциях двух стран и в нормативных актах Союзного государства, то уж точно это не запрещено. В мировой практике встречаются разные варианты конфедеративных государств. Но даже если данная российско-белорусская интеграция состоится, то она рискует быть лишь переходной формой - это может быть этап к эволюции в сторону федерации, или это может быть временный союз с последующим возвратом к первоначальным формам государственного устройства.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, экс-судья Конституционного суда Белоруссии:

Белоруссия имеет конституционное право на вхождение в состав Российской Федерации как суверенное государство на правах ассоциированного члена. Это прописано в Основном законе страны. Так, во второй части статьи белорусской Конституции говорится, что "Республика Беларусь в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них". Однако такой путь мне видится весьма опасным. Он может привести либо к потере Белоруссией независимости, либо к тупиковой ситуации, как это случилось со строительством Союзного государства. Ни то, ни другое не отвечает ни национальным интересам белорусских граждан, ни безопасности государства. Кроме того, в статье 18 Основного закона республики говорится, что "Республика Беларусь в своей внешней политике руководствуется принципом равенства в отношениях с другими государствами". На мой взгляд, авторы Минского манифеста белорусско-российского единения только декларируют его, но на деле ставят страну в зависимое положение. С другой стороны, как повод для дискуссии и обмена мнениями такой документ имеет право на существование.

 


 

08:34 15/06/2007




Loading...


загружаются комментарии