Директива №3: правовой акт от «президента» или «директора страны»?

14 июня А. Лукашенко подписал очередную директиву, за номером «три» с декларативным названием: «Экономия и бережливость – главные факторы экономической безопасности государства». Прежде всего, следует указать на форму, правовую природу этого пространного документа. Для этого совершим краткий экскурс в историю и юриспруденцию.

Любому сколько-нибудь компетентному юристу известно, что в белорусской конституции (даже с учетом её измененной редакции после пресловутого референдума 1996 года) предусмотрены только следующие правовые акты, которые может издавать президент страны: декреты, указы и распоряжения. То есть любые юридические решения президента должны облекаться лишь в эти три вида документов!

Поневоле вспоминается и правовая «война» в Беларуси 1995-1996гг., в которой Верховный Совет был повержен декретами президента. В итоге декреты и указы в нашем европейском государстве фактически стали выше законов, принятых парламентом. Потрясенные агрессивной силой президентских декретов юристы иронично заговорили о новом законодателе в государстве – «декреторе Беларуси». Французский опыт, идущий из 19 века от декретов императора Наполеона Бонапарта, был легко превзойден накануне 21 века белорусским президентом Александром Лукашенко.

Но только успели пристойно «урегулировать» новое для современной истории Европы белорусское слово в законотворчестве, как опять «реакционный модерн»! Белорусскому правителю оказалось мало декретов с указами, и на свет появился иной акт  от президента – директива. Наблюдателям сразу пришла на ум аналогия с подобными документами в нормотворчестве советского времени, когда  руководители народного хозяйства «спускали» вниз плановые экономические показатели, которые потом строителями коммунизма успешно не выполнялись.

Печально не только то, что президентские директивы носят нормативный характер, что означает их общеобязательность исполнения для всех. Важнее другое, директивы, поскольку они не предусмотрены национальным законодательством о нормотворчестве, – незаконны… Хотя известны факты  такого «творчества» и похуже. А. Лукашенко при его инаугурации 2001 года случайно заявил нормотворческие требования в своем устном выступлении, и их бросились выполнять до элементарного законодательного оформления уже со следующего дня. Остается ждать, кто из юристов, облеченных властью, осмелится поднять голос против продолжающегося «правового беспредела»?!

В народе директивы получают свою номинацию. Первая, об укреплении трудовой дисциплины,  – «антиалкогольная», мол, на работе даже после её окончания больше ничего не отпразднуешь. Вторую директиву прозвали «антибюрократической», но этим документом в стране «волком выгрызли» не бюрократизм, а уважительное отношение к управленческому труду. Интересно, что второй директивой моих коллег-адвокатов из общественного статуса перевели на роль неких должностных лиц, вовсю начали «разбюрократизировать», и ничего – профессиональные правозащитники по-белорусски свыкаются с угнетением.

И вот новая генерация официозных юристов, олицетворяемая Натальей Петкевич, порадовала граждан третьей директивой. Грозная патетика названия этого опуса для просвещенных обывателей сведется максимум до двух слов – «северокорейская экономия», для менее искушенных и немолодых – к брежневским словам: «экономика должна быть экономной».

Расчет «законодателей», вероятно, основывается на том, что корейская идея «чучхе» известна белорусам давно, она передается генетически и звучит, как  партизанский клич: «Хавайся ў бульбу!». Директива собственно этим возгласом и заканчивается, А. Лукашенко в этом «правовом акте» переходит на прямую речь (буквально в разнарядку от его имени там написано:  «п р и з ы в а ю»), обращаясь к директорскому корпусу, ученым, конструкторам, ко всем, так сказать, братьям и сестрам.

Просто мороз пробирает кожу, когда читаешь меры по «соблюдению жесткого режима экономии и бережливости для обеспечения экономической безопасности». Подобные документы «об энергетике» появляются, когда ожидается, что изоляционизм, некомпетентное хозяйствование ведут страну к экономическому дефолту, а «холодная гражданская война» станет еще суровее.

Давать серьезный содержательный анализ таким документам, как эта директива, будет означать «неэкономную» трату времени. Ведь если стоять на позиции констатации более чем сомнительной легитимности президентства А. Лукашенко, то правовая сила этого изданного им акта дважды ничтожна. А если его больше признают диктатором, чем президентом, то кто он после своих директив? «Директор» страны, не большей, чем совхоз «Городец»…
 

15:27 15/06/2007




Loading...


загружаются комментарии