Униженные и обреченные

Недавно я накричал на депутата белорусского парламента.  Я разговаривал с ним как с ничтожным человеком, недостойным не только доброго слова, но даже минимального внимания. В принципе, так вести себя нельзя. Каюсь.

Униженные и обреченные

Я накричал на депутата случайно. И, что особенно ужасно,  сделал это, походя. Депутат, записанный в парламентарии по разнарядке,  пытался учить меня журналистике и рассуждал о том, что журналистам позволено и чего нам делать нельзя. И я не выдержал, отчитывал его как мальчишку минут 10.

Обиженный мною член нижней палаты был не просто депутатом, а – председателем какой-то большой комиссии. Обычно с такими персонами пытаешься разговаривать внимательно, чтобы не упустить важную информацию. Долго выстраиваешь отношения, поскольку это потенциальный источник информации. Журналист вообще обязан со всеми выстраивать ровные и равноудаленные отношения – фашисты ли это или партизаны.  Но с нынешними белорусскими депутатами и чиновниками я не могу выстраивать никаких отношений: просто не могу и даже не хочу с ними разговаривать. Возможно, кому-то покажется, что теряю квалификацию, но тяжело общаться с «пустым местом».

Нынешние депутаты не представляют из себя никакой силы, они – ничтожные слуги своего могущественного хозяина. Причем сам хозяин и сделал их ничтожными и никчемными.  Слуги Лукашенко, а не народа, они не имеют права голоса, дрожат от каждого позднего звонка в дверь и боятся сказать что-то невпопад президенту. В лучшем случае их жалеют.

Только председатель нижней палаты Владимир Коноплев ведет себя, как барин. Для хозяина он прикидывается верным псом, а за его спиной демонстрирует богатство и претендует на самостоятельную роль. Даже его личный водитель по кличке «Рыжий» позволял себе «наезжать» на уважаемых людей и мешать их бизнесу. Водителя недавно арестовали, Коноплев, надо понимать, пытается выкрутиться.

Три недели назад я случайно столкнулся в аэропорту с бизнесменом Юрием Чижом. Нищий, но гордый журналист разговаривал с богатым и утомленным предпринимателем. Я задал ему несколько неприятных вопросов, он смущенно оправдывался. Я позволил себе даже учить этого многого добившегося в жизни человека. Он не возражал, а в глазах –  печаль. Мне было его искренне жаль, я чувствовал свое психологическое превосходство. Он был крайне уязвим. Юрий Чиж -  воспитанный человек. Он жесткий, хитрый, изворотливый делец. В этом смысле все олигархи похожи. Однако судьба белорусского олигарха не в его руках, он такой же униженный и обреченный, как и депутаты белорусского парламента. Он  ходит не в стоптанных ботинках, но его жизнь могут растоптать в любой момент. На прощание я ему пожелал: «Ну, вы смотрите там поосторожнее, особо к Лукашенко-то не приближайтесь, а то…». Уже вторую неделю все только и обсуждают: посадили Чижа, посадят ли или так и будут держать под подпиской о невыезде. Ужасная жизнь!

Я знаком со многими белорусскими олигархами. Кто-то мне угрожал, с кем-то я дружил и дружу до сих пор. Кто-то поддерживал Лукашенко, кто-то мысленно был вместе с нами – партизанами. Но никто из них не был счастлив и никто не чувствует себя в безопасности. За последние десять лет большая часть разорились и прошли через тюрьмы. Хотя некоторые пытались еще доказывать, что раз они не лезут в политику, то и власть их трогать не будет. Они, глупые, пытались нас – врагов Лукашенко – назвать несчастными. Да, мы тоже не вполне счастливо живем. Наша жизнь проходит в борьбе с маразмом и подлостью власти, но мы хотя бы знаем, за что страдаем. А за  что унижают их – богатых и уверенных в себе? Они умоляют нас ничего о них не писать – ни хорошего, ни плохого. Часто  боятся встречаться  в Минске и сами звонят, будучи в Москве или Варшаве. Униженные и обреченные белорусские миллионеры…

Недавно арестовали Николая Воробья. Есть такой белорусский предприниматель. Он занимался всем понемногу, но взяли его, скорее всего, из-за близости к концерну «Белнефтехим». Этот Воробей имел большое охотхозяйство. Перевозил туда почти всех высокопоставленных чиновников, унижался и лизоблюдничал изо всех сил. Не спасло.

Была такая компания – «Евроопт». Спонсировала почти все Министерство внутренних дел, дружила с Коноплевым. Сейчас владельцы прячутся где-то в Польше или Литве. Бизнес, правда,  тихонько в Беларуси продолжают, но вздрагивают, как минимум, после каждого упоминания своих имен в прессе.

Очень часто я вспоминаю Диму Шаткина, матерого бизнесмена, превратившего сейчас в настоящего сиониста. Вот уже где был уверен в себе человек! Считал, что он для власти недосягаем. В результате  потерял не все, но многое. Говорят, ради спасения предал с потрохами Тамару Винникову.  В общем, был уважаемым человеком, а теперь…

Часами можно перечислять имена униженных и оскорбленных, великих и толковых, богатых и самоуверенных белорусов. И тех, кого еще не разорили или не придавили, но за которыми рано или поздно все равно придут.  Многие выжившие сейчас  надеются прикрыться россиянами. Возможно, это спасет от тюрьмы. Но статус от этого не изменится. При нынешней власти все так и останутся слугами в собственном доме с правом только на одну коронную реплику: «Чего изволите?». 

06:38 18/06/2007




Loading...


загружаются комментарии