Неутомимый Вик

Экс-руководитель миссии ОБСЕ критикует подходы Евросоюза по отношению к
Беларуси.

Неутомимый Вик

Многие в Беларуси помнят Ханса-Георга Вика, пожилого, энергичного немца, возглавлявшего с 1997-го по 2001 год Консультативно-наблюдательную группу ОБСЕ в Минске. Помнят наши люди и маечки с логотипом этой организации на акциях протеста — те самые маечки, которые хоть каким-то образом сдерживали незаконные избиения участников демонстраций милицией и ОМОНом. Вик уехал, исчезли и маечки. Но не забыл старый немецкий разведчик о нашей синеокой Родине.

Сегодня в Берлине под его руководством работает общественная организация под названием “Общество по охране прав человека в Беларуси”. Вику уже 79. Но энергии ему не занимать. Он говорит как стреляет из “шмайсера”: резко, отрывисто, четко расставляя акценты. Вместе с тем эта резкость окутана каким-то особым, необъяснимым обаянием. Видимо, потому, что осознаешь: этот человек открыто говорит о том, что думает, называя вещи своими именами, не прячась в присущий дипломатам туман неопределенности и недосказанности. Мы встретились с Хансом-Георгом Виком на одной из конференций, которая проходила в бельгийской туристической мекке — городе Брюгге. Я не смог
не задать обаятельному дипломату несколько вопросов...

— Какой “меседж” несет народу и правительству Германии Ваше общество по охране прав человека в Беларуси, чей офис, заметим, находится в Берлине?

— “Меседж”, к сожалению, остается прежним: Лукашенко планомерно уничтожает ключевые элементы прав человека, прописаные в Универсальной декларации прав человека ООН 1947 года и в Европейской хартии прав человека. В интересах укрепления своего политического контроля режим Лукашенко стопроцентно контролирует электронные СМИ и почти полностью — печатные. Демократические права граждан существуют только теоретически. Беларусь застыла в страхе. И поэтому нужно, чтобы гражданское общество Европейского Союза оказывало помощь незаконно репрессированным в вашей стране. Гражданам Беларуси должны вернуть право получать полную информацию о своей стране, о ее экономических проблемах и социальной
напряженности, о проблемах образования...

— А насколько активно немцы интересуются ситуацией в Беларуси? Или нашу страну можно назвать забытым островом, к которому, если можно так выразиться, уже просто не плывут европейские лайнеры?

— Европа не забыла Беларусь, это очевидно. Парламенты, правительства, исследовательские институты Западной Европы озабочены тем, что происходит в вашей стране. ЕС предложил белорусским властям пошаговую стратегию переговоров на пути пусть не к таким быстрым, но эффективным демократическим реформам. Но от белорусских властей уже который год не слышно никакого конструктивного ответа. Наоборот, репрессии только усиливаются и ужесточаются, становятся более изощренными. Европа ломает голову над тем, как что-то изменить. Но, к сожалению, политическими институтами ЕС не принята до сих пор более-менее обещающая стратегия по отношению к Беларуси...

— То, что Вы критикуете нынешний поход Европы к Беларуси, я слышал и раньше. Я знаю, что у Вас есть своя, особая стратегия. В чем ее суть?

— Наша ассоциация по правам человека в Беларуси предложила немецким и европейским властям то, что мы рассматриваем в качестве “обещающей стратегии”. С политической поддержкой Европейского Союза и стран — членов ЕС мы хотим создать команду консультантов для сотрудничества с теми сегментами гражданского общества в Беларуси, которые втянуты в процессы демократической трансформации. Это и политические партии, и более многочисленные общественные организации — например, свободные профсоюзы, женские и молодежные организации. Такие задачи не могут и не должны реализовываться официальными институтами власти Европейского Союза и правительствами. Было бы важным привлечь к работе знающих и опытных советников.

Гражданское общество в Европе должно работать посредством добровольческих групп не только с политической, но и с социальной оппозицией Беларуси. Также необходимо организовывать систематические возможности для дискуссий. Все это необходимо, чтобы обеспечить профессиональное понимание подводных камней белорусского общественного мнения.

— В своей работе “Германия, Европейский Союз и гражданское общество в Беларуси” Вы называете “невероятным то, что Европейский Союз терпит подавляющую авторитарную систему на своей внешней границе. Процесс объединения Европы окончательно не завершится до тех пор, пока не будет преодолена последняя разделительная линия”. Вы считаете, что руководство ЕС недостаточно активно?

— Превалирующая концепция ЕС и Совета Европы, ПАСЕ и ОБСЕ на сегодняшний день — это демонстрировать политическую и моральную солидарность с репрессируемым гражданским обществом в Беларуси. Нет также недостатка в публичной европейской критике авторитарного режима в Беларуси, термин “последний диктатор Европы” часто фигурирует в публичных заявлениях. Представители белорусской оппозиции принимаются на самом высоком политическом уровне и награждаются самыми престижными европейскими призами за смелость и мужество. Прекрасно, великолепно! Однако недостаточно. Остро не хватает конкретной и, что самое главное, непрекращающейся поддержки по тем вопросам, которые имеют решающее значение для победы на выборах. Европейская Комиссия выделяет какие-то деньги на развитие независимого вещания, но этого явно недостаточно. Одна, две, три радиостанции способны покрыть ограниченную площадь, но они не могут дойти до большинства населения. Белорусы должны иметь право получать независимую информацию. Все белорусы!

— Давайте вернемся к Вашей работе в Минске... Многие помнят Вас в Беларуси как руководителя миссии ОБСЕ, помнят Ваши резкие высказывания в адрес белорусских властей, помнят Ваши попытки объединить оппозицию. После Вашего отъезда из Минска рамки деятельности ОБСЕ в белорусской столице значительно сузились. А нынешний глава миссии ОБСЕ Оке Петерсон возглавлял офис менее двух лет, сейчас это кресло снова вакантно. Не считаете, что идея миссии ОБСЕ исчерпала себя?

— До 2001 года ОБСЕ имела возможность эффективно влиять на ситуацию в Беларуси. Кульминационным моментом в этом смысле стала декларация стамбульского саммита ОБСЕ 19 ноября 1999 года, поддержанная и подписанная всеми главами государств и правительств стран — членов, в том числе Ельциным и Лукашенко. Параграф 22 декларации гласил о переговорах между оппозицией и правительством в Беларуси. Шесть месяцев спустя в страхе ослабить свою власть Лукашенко отказался от этих
обещаний. В 2002 году страны — члены ОБСЕ молчаливо согласились с ограничением мандата миссии ОБСЕ и начали защищать пошаговый подход и сотрудничество с режимом. Все это привело к тому, что офис ОБСЕ в Минске может теперь лишь писать отчеты о текущей ситуации и ждать более благоприятных условий.

В любом случае, и у нынешней миссии ОБСЕ есть своя миссия. Каналы коммуникации должны оставаться открытыми! Сейчас этой коммуникации кот наплакал, но политические условия могут очень быстро измениться.

— Бывших шпионов не бывает. Так, кажется, говорят... Во время вашего пребывания в Беларуси некоторые представители власти обвиняли Вас чуть ли не в разведывательной деятельности, видимо, вспоминая времена холодной войны, когда Вы возглавляли германскую внешнюю разведку. Другие критиковали Вас за то, что Вы слишком “активно вмешиваетесь во внутренние дела суверенного государства”. А как Вы сами оцениваете свою работу в Минске?

— Специалисты с опытом работы в разведывательных службах, похоже, имеют очень неплохие шансы на самые высокие государственные посты (смеется). Бывший президент США Джордж Буш-старший, отец президента нынешнего, был в свое время директором ЦРУ, президент России Владимир Путин десятилетиями работал в разведке, прежде чем начал политическую карьеру. Один из моих предшественников на посту президента Германского агентства внешней разведки Клаус Кинкель позже стал председателем Либеральной партии Германии, несколько лет проработал министром иностранных дел. Очевидно, что нет ничего страшного и несправедливого в том, что профессиональные разведчики занимаются политикой... Использовал ли я шпионские методы? Ни в коей мере! Наоборот, миссия ОБСЕ в Беларуси не может по определению исполнять какие-то секретные роли, использовать шифровки и прочее. Она действовала и действует абсолютно открыто... Кстати, из 50 лет работы профессиональным дипломатом всего пять лет я отдал внешней разведке, и то только в роли ее президента. Эти факты известны во всем мире и были известны во время моего назначения главой миссии ОБСЕ в Минске. Наш мандат — дословно, поддерживать развитие демократических институтов в Беларуси — был обговорен странами — членами ОБСЕ и ничего общего не имел с вмешательством во внутренние дела Беларуси.

— Недавно белорусская Палата представителей отменила ряд социальных льгот — “чернобыльцам”, больным детям, даже (что особенно дико, на мой взгляд) узникам нацистских концлагерей. Мне интересно знать Ваше мнение по этому поводу...

— Если подобная масштабная отмена льгот произошла в демократическом обществе, сразу же начались бы открытые политические дебаты. Тем более что вопрос этот тонкий и деликатный. Авторитарный же режим принимает все решения за закрытыми дверями и потом просто объявляет свое решение. Очевидно, что из-за увеличения цен на российские энергоносители в белорусском бюджете появились дыры. Горько и обидно, что в Беларуси эти дыры латают за счет тех, кто не может за себя постоять.

15:41 21/06/2007




Loading...


загружаются комментарии